Мы решили послушать, что Девушка говорит на других языках и континетах. Логично начать с темы, которая актуальна для всего мира – экспаты. Да, да – эти веселые ребята, которые руководят вами в офисах иностранных компаний и организаций и получают в разы выше любого местного специалиста. Они неустанно пьют пиво каждый вечер и курсируют от одного городского фестиваля к следующей вечеринке, а где-то посередине устраивают house party на 100 человек. А однажды бесследно исчезают из вашей страны. Кто они такие на самом деле, и почему образ их жизни столь привлекателен – в колонке блогера из Сингапура Рашми Джолли Далай специально для WSJ.

BN-IY054_hemmin_G_20150616054557

Эрнест Хемингуэй (на фото: во время корриды в Мадриде) был одним из первых экспатов, которые придали этому образу жизни необходимые черты и романтику.

За долго до того, как блеск и гламур корпоративных переездов по миру затуманил разум офисных клерков, Эрнест Хемингуэй сравнивал экспатов с наркоманами: «Вы потеряли связь с родной почвой. Вы стали манерными. Фальшивые европейские стандарты испортили вас. Вы упиваетесь до смерти. Вы становитесь одержимыми сексом. Вы тратите все свое время на болтовню, а не на работу. Вы экспатрианты, понятно? Вы убиваете время, курсируя от кафе к кафе».

Эти обвинения, с некоторыми поправками, приклеились к экспатам надолго. По словам сегодняшних критиков – экспатрианты (люди, покинувшие родину принудительно или по собственной воле) являются всего лишь охотниками за приключениями, которые живут как короли за пределами своей страны. Они крепко «подсели» на домашнюю прислугу и зарплаты с привилегиями. Их любимый наркотик – пьянящий коктейль из денег, статуса и адреналина.

Но действительно ли природу экспатов можно описать словом «зависимость»? Являются ли они группой мелочных и манерных людей при деньгах, которые лишь ищут приключений на свою задницу? Или такой стиль жизни, все же, может предоставить нечто большее – качество жизни, дающее ощущение свободы?

Называть всех этих людей одним словом «экспат» более не имеет смысла

Невозможно стричь всех под одну гребенку. Некоторые убегают заграницу из-за бедности в своих собственных странах, другие хотят заполучить опыт «международного сотрудничества» для резюме. Третьи – это почти туристы – исследуют чужие культуры. Нельзя забывать и о вышеупомянутых оппортунистах, пользующихся всеми корпоративными привилегиями. Мотивация, стиль жизни и сроки пребывания так смешались между собой, что называть всех этих людей одним словом «экспат» более не имеет смысла.

Многие типажи экспатов едины в своем намерении «вернуться». Нет, не приехать домой, а «вернуться», к примеру, в последнюю страну своего пребывания.

“Это не ради денег”, – говорит Наталья Тиммерман-Блотская, экспат из Беларуси, которая живет в разных странах на Ближнем Востоке, в Европе и Азии уже более 20-ти лет. Она говорит, что в момент, когда человек решается стать экспатом, он открывает для себя совершенно новое душевное состояние.

«Как будто вы становитесь Швейцарией – нейтральными политически и эмоционально. Вы познаете чью-то культуру без необходимости участвовать в ее внутренних делах».

С этого момента начинается то, о чем твердят все экспаты. Вдали от приевшихся обстоятельств многие перестают переживать по поводу того, как им следует вписываться в общество и радовать окружающих. Опыт проживания в новом месте позволяет посмотреть на себя как на личность, а не на гражданина определенной страны или члена какой-либо культуры. Это открывает по-настоящему новые горизонты внутри человека.

«В то время, когда вы находитесь не в «домашнем» окружении, вы отдаляетесь от всех вещей, мешавших задать себе вопрос ‘Кто я такой?’», – говорит Никола Боутон-Смит, британец, проживший в Северной Америке и Азии уже семь с половиной лет.

«Вы способны «разобрать» то, что сделало вас тем, кто вы есть».

Для многих этот процесс освобождающий. Свободные от ответственности за семью, культуру, социальные нормы и историю, они чувствуют, что контролируют свою личность. Часто это приводит к надменности и эгоизму, которые и питают большинство стереотипов об экспатах. Но также эти события могут развить в человеке толерантность и сочувствие.

«Я так изменилась, став экспатом», – говорит Линда Йеунсон, уроженка Канады, прожившая 21 год в Сингапуре. «Я стала более терпимой, научилась новым способам справляться со своими проблемами, и теперь я гораздо более открытый человек…».

«Чувствую себя гражданином мира, настоящим путешественником, и это очень круто».

Такой эффект растет, как снежный ком. Чем более открыто и удобно чувствует себя экспат, тем легче ему найти новые связи и друзей.

«Возможность просто так встречаться с новыми людьми вызывает привыкание», – говорит Тодд Миддэг, канадец, проживший в Азии 13 лет. «Нет страха, нет никаких трудностей с тем, чтобы завести разговор с незнакомым человеком». Вскоре чья-то компания друзей может растянуться на весь мир.

Являясь частью международного сообщества экспаты могут получить новые возможности и идеи, позволяющие чувствовать себя более уверенно, как в профессиональном, так и в личном плане. Также временное проживание за рубежом сгладит страх перед неудачей. Иностранцам часто негласно позволено пробовать вещи, которые могут не одобряться в их родных странах. Такая комбинация приводит к тому, что человек начнет чаще рисковать.

Чистое ощущение себя в отношениях со всем миром – это и есть настоящий наркотик экспатов.

«Не имеет значения, насколько кислой или несостоятельной была ваша прошлая жизнь, ведь жизнь экспата всегда дарит шанс сделать все иначе», – говорит Блотская. «Вы можете распрощаться с ошибками или просчетами, которые совершали раньше, и начать все заново».

Чем больше препятствий на своем пути преодолевают экспаты, тем больше они наслаждаются чувством собственного личностного роста. Через какое-то время такие впечатления становятся нормой, и жизнь «дома» начинает казаться гораздо более скучной.

Вот почему так много экспатов, несмотря на их финансовое или социальное положение, не в силах покинуть этот образ жизни. За границей они чувствуют себя свободными, независимыми, авантюрными, любопытными, ценимыми за свои навыки и осознанными. «Как экспат я обладаю возможностью жить в чужой стране и просто делать то, что захочу» – говорит Миддэг.

Другими словами, чистое ощущение себя в отношениях со всем миром – это и есть настоящий наркотик экспатов. И, как говорит большинство, он вовсе не вредит здоровью. Это фантастический способ переживать свою жизнь.

Rashmi J. Dalai is a Singapore-based freelance writer who just completed a seven year stint in Shanghai. She blogs at Rashmi Jolly Dalai.

Свежие темы: