Если верить гипотезе, что отношения в небольшом коллективе отражают ситуацию в стране, то офисные пространства претендуют на мини-государства со своими законами. Мы поговорили с сотрудниками крупных компаний, узнали мнение эйчаров и юриста и рассказываем, есть ли в украинских офисах сексизм и на чью сторону тянут одеяло работодатели.

Женщины успешно занимают высокие посты в бизнесе и в политике и руководят собственными предприятиями. Тем не менее, фразы «женщина должна» и «мужчина обязан» мы слышим с детства, а роли в обществе до сих пор распределяются под влиянием стереотипов.

Нерабочие отношения

В западных СМИ не так давно была опубликована история 27-летней юристки Шарлотты Праудмен, обвинившей коллегу в сексизме.  Александр Картер-Силк написал Шарлотте в Линкедин, назвав ее фото  сногсшибательным (stunning).  Девушка ответила, что она пользуется сайтом исключительно в деловых целях и не хочет быть объектом сексистских высказываний. Переписку Шарлотта выложила в Твиттер, а комментарий Александра назвала «неприемлемым и женоненавистническим». Не все пользователи разглядели сексизм в невинном комплименте, а некоторые критики говорят, что выложенная в сеть переписка может стоить Шарлотте карьеры юриста. Однако сама Шарлотта ни о чем не жалеет.

В странах Европы и США, в отличие от Украины, женщины не стесняются заявлять о сексизме. Историю дискриминации на рабочем месте публикует Дэвон Мэлони, бывший редактор раздела поп-музыка в издательстве Los Angeles Times. Журналистке предложили работу мечты, от которой позже пришлось отказаться. Четыре месяца Дэвон пыталась сладить с коллективом, в котором работали в основном мужчины старше ее. «Меня пригласили в компанию благодаря моему опыту и энергии, а потом не предоставили ни ресурсов, ни рабочего места, ни поддержки, чтобы воплотить в действие мой потенциал. Мои электронные письма часто игнорировали, требования воспринимали как пожелания, а вопросы высмеивали на совещаниях. Когда я попросила подчиненных поддержать меня, они сказали, что нужно быть «милее» (кодовое слово для многих женщин-руководителей)». В итоге Девон не выдержала неуважения со стороны персонала и покинула пост редактора.

Шэрил Сэндберг, операционный директор Facebook, в 2013 году написала книгу о совмещении материнства и карьеры, которая в сентябре этого года вышла и в украинском переводе. После выхода книги «Lean In: Women, Work and the Will to Lead» появилось сообщество с одноименным названием, миссия которого – поддерживать и вдохновлять женщин в достижении целей. Члены сообщества могут рассказывать свои истории, на сайте доступна библиотека с лекциями по лидерству и коммуникациям. «У каждого из нас есть возможности, которые зависят от желаний и интересов, а не от того, какого мы пола», – говорит Шэрил.

Девушка. Работа. Декрет или неудобные вопросы на собеседовании

Отношение к женщинам на работе часто основано на предрассудках – от собеседований и до распределения должностных обязанностей.

Как говорит знакомый эйчар: «Собеседование – это первое свидание. Ты понимаешь, подходит тебе партнер или нет после первой встречи». В условиях жесткой конкуренции девочки к собеседованиям готовятся основательно: соответствие вакансии на 100%, дополнительные знания и навыки, идеальное владение иностранными языками и богатый опыт работы. «А вы замужем?»  – рекрутер метко вставляет в беседу вопрос, когда вы задумываетесь, перечисляя достижения на предыдущем месте работы.

«Рассматривать вопрос о семейном положении или наличии детей можно с двух сторон. С юридической точки зрения работодатель не должен задавать такие вопросы и соискатель имеет право отказаться отвечать на них, – рассказывает Алена, эйчар одной из крупных компаний. – Реалии диктуют свои правила, и работодатель часто находится в более выигрышном положении, поэтому задает вопросы, которые прямо или косвенно касаются личной жизни кандидата. Считается допустимым не отвечать на них, в зависимости от того, насколько корректно соискатель сформулирует свой ответ. Отсутствие ответа обычно играет не на руку во время собеседования. С точки зрения HR, правильнее будет ответить на поставленный вопрос, не высказывая лишнего раздражения или возмущения. Но при этом важно дать определенные аргументы, которые покажут, что соискатель понимает риски, заложенные в вопросе и готов предложить работодателю определенные гарантии».

Желание обезопасить себя от «декретчиц» – настолько распространенная практика, что работодатели не гнушаются спрашивать про личную жизнь и выяснять подробности планирования семьи. Зависят ли профессиональные качества от семейного положения и для чего на собеседованиях задают подобные вопросы?

«Конечно, можно не отвечать на вопрос работодателя о семейном положении. Я, если понимаю, что человек уходит от этой темы, не добиваю до конца и не настаиваю на ответе. Но я не понимаю, почему эта тема может быть табу. Подбирая человека в команду, мне очень важно понимать не только то, достаточными ли профессиональными способностями он обладает, но и то, как он впишется в команду, насколько рабочий темп команды, специфика, задачи, стиль менеджмента подойдут кандидату, а кандидат – команде. Вопрос семейного статуса и наличия детей помогает прояснить много вещей, – рассказывает Виктория, эйчар международной компании. – Например, женщину, у которой есть ребенок до трех лет или беременную женщину нельзя ставить в ночные смены. Или, наоборот, в команде все замужние, и беседы между коллегами о детях, мужьях и обедах. И взять в команду молодую девочку будет рискованно. Так как постоянные обсуждения обедов, соплей и хворей могут способствовать раздражению человека и демотивации».

«Профессионализм редко зависит от наличия ребенка или второй половины. Он оценивается по достижениям на предыдущих местах работы или по другим признакам. Но нельзя не признать, что личная жизнь сотрудника влияет на его работоспособность, количество и качество выполненной работы. При поиске нового сотрудника не должна стоять цель: одинокий или семейный. Всегда оценивается то, что конкретный соискатель готов предложить компании: свои знания, навыки, опыт и даже иногда связи. Но если на одну вакансию у нас несколько кандидатов, которые владеют равноценным набором регалий и одинаково ценны, на сцену выходят другие, второстепенные характеристики. В том числе, наличие маленьких детей или необходимость активно зарабатывать. Мать-одиночка, которая самостоятельно воспитывает маленького ребенка, может стать более привлекательным кандидатом, чем обеспеченная замужняя женщина без детей», – говорит Алена.

Поиском новых сотрудников занимается рекрутер, но заявки на кандидата поступают от прямых руководителей. Порой кандидатов ограничивают по полу, возрасту и семейному положению. Целесообразны ли такие требования и кто их предъявляет?

«В моей практике были случаи, когда ставилось условие отбора кандидатов по жестким критериям (возраст и пол), что, по моему мнению, было неоправданным. Мы можем высказать свою точку зрения, но решение принимает заказчик», – рассказывает Алена.

«Не скрою, что иногда менеджер просит рассмотреть только девушек или только парней на вакансию. Скорее такие требования руководствуются логикой специфики деятельности. Например, на рецепцию парни не хотят идти, а если и идут, то не задерживаются там. Или на такие задачи, как внесение данных в систему (девушки более усидчивы). А вот если задачи предполагают подъем тяжестей, то рассматривать девушку будет просто кощунством», – говорит Виктория.

Закон и работа

Задавать вопросы о личной жизни, ограничивать требования к вакансии по возрасту и полу не только нетактично, но и незаконно. Юрист международного женского правозащитного центра La Strada подробно рассказала правовые основы защиты от такой дискриминации: от собеседований и до сексуальных домогательств.

«Сексизм — социальные стереотипы, убеждения и верования, утверждающие превосходство одного пола над другим и тем самым обосновывающие социальное неравенство мужчин и женщин.

Сексизм распространен в Украине в трудовой сфере и проявляется чаще всего в более низкой оплате труда женщин по сравнению с мужчинами, дискриминации женщин при приеме на работу, гендерно дискриминационных объявлениях о приеме на работу, сексуальных домогательствах на рабочем месте. Часто молодых женщин не хотят брать на работу или ставят какие-либо условия, связанные с беременностью и рождением ребенка. И то, и другое незаконно и является нарушением трудового законодательства.

Введение в 2013 году одноразового взноса на сумму социальных выплат по рождению ребенка, который теперь выплачивает работодатель, стало еще и экономическим рычагом дискриминации женщин.

Работодатель платит за каждого работающего по 37,6% налога на фонд заработной платы. Когда женщина идет в декретный отпуск, то получает начисления среднемесячной зарплаты за определенный период. В 2013 году правительство приняло решение, что работодатель должен платить 17% взноса, что фактически является двойным налогообложением на эти начисленные декретные средства. Поэтому работодателю экономически не выгодно иметь молодых женщин, которые могут пойти в декретный отпуск. Возникает основание для дискриминации.

Когда мы говорим о равноправии полов, должны признать и наличие в нашей стране сексизма по отношению к мужчинам. Они практически не имеют возможности пойти в декретный отпуск и заниматься воспитанием малышей.

Сексуальные домогательства – действия сексуального характера, выраженные словесно (угрозы, запугивания, непристойные замечания) или физически (прикосновения, похлопывания), унижающие или оскорбляющие лиц, находящихся в отношениях трудового, служебного, материального или иного подчинения.

Основные законодательные акты в этой сфере: Кодекс законов о труде, ЗУ «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин», а также ЗУ «О принципах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине».

Помимо законодательных актов в международных компаниях существует политика, устанавливающая более жесткие рамки и регламентирующая гендерные права. Нам удалось ознакомиться с внутренним документом компании, где сексуальным домогательством считают даже настойчивые взгляды и переписку с уклоном в сторону сексуальных отношений. О любых проявлениях такого характера настойчиво рекомендуют сообщать специалистам по работе с персоналом и руководителям.

«Девушка, которая стала жертвой домогательства, имеет право пожаловаться на коллегу. Мне, как сотруднику отдела персонала, предпочтительнее знать о проблеме и иметь возможность ее решить, чем потом иметь «локальный взрыв». Такие вопросы не могут долго скрываться и когда-нибудь однозначно проявятся. Если девушка не может решить вопрос сама, она должна обратиться к HR. Вместе с ним должна быть подготовлена тактика дальнейших действий. Высшее руководство редко довольно, если к ним обращаются с подобными вопросами, поскольку для них это может быть сигналом недостаточного эмоционального интеллекта того, кто жалуется. Ты сам не можешь решить конфликт, который касается человеческих отношений. Даже если после этого вопрос решается, «осадок остается» у каждой из сторон. В данной ситуации HR поможет решить вопрос или правильно преподнести его руководству. Со случаями домогательства я не сталкивалась», – говорит Алена.

Мужской взгляд

Мы поговорили с сотрудниками крупных компаний – начальниками отделов и управлений. Мужчины гендерного неравенства в украинских офисах не видят. В банках, IT-компаниях и медиа-сфере женщины и мужчины работают бок о бок, а сопутствуют их трудовой деятельности уважение и солидарность обеих сторон. Руководители не считают сексизмом комплименты и флирт, милое общение на корпоративах и «невинные» шутки. А профессиональные качества женщин оценивают по результатам работы.

«Я 7 лет проработал в системном банке и ни разу не наблюдал ограничения прав и свобод наших сотрудниц. Случаи, когда девушек склоняли к невыполнению несвойственных функций, случались не раз, но я считаю, что суть их происхождения глубже, нежели сухой корпоративный этикет. Каждый раз, когда руководитель-мужчина проявлял придирчивость по отношению к подчиненной – это было следствием дружеских отношений в прошлом, безответной симпатии, протежирования и так далее. Когда девушек не допускали к каким-либо проектам, это не было проявлением сексизма. Наоборот, в процессе работы девчонки отлично общались с клиентами, были более компетентными привлеченцами», – говорит бывший начальник управления банка.

Далеко не всегда несколько высших образований и отличные рекомендации значат, что девушка работает только с ответственными проектами. Если вы находитесь в коллективе матером и негибком, то вас могут звать: «Леночка, сделай копию» или «Катенька, разложи документы по ящикам». Так ли сложно завоевывать уважение коллег в мужском коллективе, рассказывает один из сотрудников международной IT-компании:

«Когда я только начинал работать, у меня были такие мысли – как девушка может быть программистом?! Как у нее может быть все хорошо с математикой, физикой и логикой? Ответ прост – it depends. Если женщина выбирает эту профессию и она прошла собеседование – можно не сомневаться в профессиональных качествах. Лучше сомневаться в своих. А если почитать историю, то можно обнаружить, что первым программистом была женщина. Так что когда я работаю с женщиной-программистом, я приятно удивляюсь и начинаю думать, а чего я достиг в свои годы. С девушками из внутренних отделов вообще никаких вопросов нет. Там скорее удивляешься парню-рекрутеру. Даже не по себе на собеседовании. Я не помню четко прописанной формулировки о сексизме в нашей политике. Может, она есть. Лично для меня это двусмысленные шуточки, свист вдогонку короткой юбке. Так как у нас работает больше тысячи сотрудников, наверняка, где-то что-то есть. Тех, кто говорит, что женщины ничего не умеют, не встречал за четыре года. Сразу оговорюсь, я не считаю сексизмом пригласить коллегу на кофе, флирт или более на корпоративе, сказать комплимент прекрасному внешнему виду. Девчонки идут с радостью на контакт, всегда можно поговорить, пошутить, попить кофе, пригласить на обед или подсесть к кому-то. Иногда я шучу на грани фола. Иногда мне вспоминается анекдот про парковку и женщин, но рассказываю его исключительно в компании мужчин».

Руководитель отдела в сфере медиа тоже неравноправия на работе не замечал:

«Если под сексизмом понимать неравные права полов, то, скорее всего, его в офисе нет. Если неравное положение или социальные обязанности, например, предложу ей донести эту пачку книжек из точки А в точку Б, то есть. Мне кажется, что в шутку мы друг над другом издеваемся (мужчины над женщинами и наоборот), но в целом, когда доходит до дела, то права обычно равные. Мне повезло работать с умными женщинами, экспертизу которых я уважаю и которой доверяю. Поэтому я могу злиться, но если предложение рациональное, то я точно с ним соглашусь. У меня средний возраст сотрудника – 27 лет. Думаю, этот феномен прошел мимо».

Неженское дело

Законодательство говорит о недопустимости дискриминации по половому признаку. Мужчины, с которыми нам удалось пообщаться, не сталкиваются с ущемлением женщин и сами не провоцируют. Однако начальники иногда полагают, что вы не в состоянии выполнять сложные задания, а коллеги считают нормальным говорить, что вы отвлекаете их от рабочего процесса своим внешним видом и присутствием.

Корпоративы и посиделки, просьбы нарезать колбаски и помыть посудку. Пожелания на дне рождения: «скорей бы ты вышла замуж», «когда уже в роддом». Эти проявления сексизма до сих пор не считаются зазорным в коллективах. Или вы игнорируете и мило отшучиваетесь, или хамите и ждете последствий. У нас есть две истории девушек из разных компаний, которые столкнулись с сексизмом на рабочем месте и рассказали правду на условиях анонимности.

История первая

«Работа в IT никогда не вызывала у меня трудностей. Работа в мужском коллективе в частности. В моем текущем отделе на сегодня сменилось уже три начальника. О последнем и расскажу. Взяли его с какими-то нереально крутыми рекомендациями: top, best of the best. В меру подкованный в документах, буквоед. Я возрадовалась – адекватного начальства в отделе не хватало, и поначалу он очень помогал мне в делах: разгребали завалы вместе, была хорошая отдача, чувствовалось, что человек на своем месте. Пару раз он преподносил мне какие-то изящные комплименты, восхищался моими знаниями, взглядом на проблемы, спрашивал совета как у «старожила» и искал поддержки в своем рвении изменить наш отдел к лучшему. В общем, вел себя, как и все мужчины в обществе милой девушки, максимально соблюдая при этом субординацию. Правда, разок как-то позвал вечером «пропустить бокальчик» и познакомиться лучше за игрой в боулинг. На тот момент я состояла в длительных отношениях, и перспектива гулять до утра субботы с сотрудниками и очередным новым начальником меня не вдохновляла. Я отказалась, сославшись на семейные дела. А еще разок он написал смс личного характера в два часа ночи. Затем последовал мой день рождения, и он как бы невзначай преподнес мне букет цветов. Это было странно, но вроде как приемлемо, я же девочка, девочка в IT. Когда он узнал, что мой бойфренд практически одного с ним возраста (ему около 40 лет) – проронил, многозначительно вздыхая: «Я ему завидую». И одновременно два мужчины из моего окружения забили тревогу: «так он же хочет сходить с тобой на свидание!» Я только улыбнулась. Проблемы начались, когда он, спустя месяц, перестал справляться с нависшим на него функционалом и уже завязался на одном очень серьезном и дорогостоящем проекте. Я была очень от этого далека, а он меня на этот проект подписал без моего ведома. «Ты же понимаешь, что мне с себя нужно на кого-нибудь это спихнуть». Тогда мы вроде бы вежливо и спокойно поговорили по душам и выяснили, что: а) это не по моему профилю совершенно; б) в моем трудовом договоре нет такого пункта и нет такого проекта; в) денег не доплатят, зарплату не повысят, премия не светит. Выяснилось, что он заранее обошел весь офис и узнал у каждого мнение обо мне. Поднял все документы и, согласовав юридически, на пальцах объяснил, что проект мне «светит» только потому, что в бумажках есть одна строчка и вот, опираясь на нее, он может заставить меня делать все, вплоть до «принеси мне кофе, девочка». Ситуация омрачалась тем фактом, что помимо меня в отделе есть еще одна девочка и даже еще два мальчика, но, увы, я стала «избранной» на очень жестких ультиматумах. Не только внедрение и сопровождение, бюджеты, аутсорсы, обучение, но и полная ответственность. Дальше – больше. Наши повседневные диалоги сводились к «у тебя есть время подумать до 15-го числа», «ты такими разговорами меня только раздражаешь» и «да я сломаю тебя через колено, вот увидишь». Потом он заявил, что поменяет трудовой договор и впишет туда все, что посчитает нужным (к тому времени он заручился поддержкой HR), и если после этого я попытаюсь отказаться, то он меня уволит по статье. Ах да, на проекте была завязана вся наша финансовая структура, и если что-то пошло бы не так – меня бы все равно уволили. Меня, но не его. Хуже было только то, что я знала – испытательный срок новый начальник прошел. Поэтому поиск работы теперь занимал 70% моего времени. Я засиживалась после шести только затем, чтобы выплакать весь этот негатив. Пила успокоительные, плакала у девочек в других кабинетах, плакала дома, плакала, когда выходила с работы. Жених кричал, что набьет ему лицо, я кричала, что тогда я останусь без работы навеки домохозяйкой с такими рекомендациями. Это были два месяца ада. Но проблема решилась внезапно. Я решила сделать этот дурацкий проект, чего бы мне это ни стоило. Но не успела, его уволили. Не знаю, чем он там нагрешил, но его вежливо попросили. На прощальной новогодней вечеринке (и я туда пошла) он внимал каждому моему слову за столом, пытался заглянуть в глаза, заискивающе шутил. В какой-то момент его пьяное и потное тело подлезло ко мне и стало настойчиво звать на медленный танец. Я отказала. Точнее, я отказывала ему в течение всей песни, пока он надо мной нависал. Сдержанно и мило улыбаясь. Могу сказать, что имея милое личико и голову на плечах, работать в мужском коллективе зачастую бывает трудно. Особенно, если работа, помимо ежедневных заданий, требует гибкости или даже хитрости, и иногда это баланс на грани личного и профессионального, а у тебя есть принципы. Или когда за этим всем не видят в совокупности твои профессиональные качества как специалиста. Но сейчас у меня все хорошо. И кстати, новую работу экс-начальник не может найти уже восемь месяцев».

История вторая

«Я работаю в государственной  структуре, и тут сексизм процветает. Первый год работы у меня был отдельный кабинет на территории национального космического агентства, там вообще женщин не было. Только старые и сильно пьющие мужчины. Девочки, обычно, в секретаршах ходили. Я работала над книгой и вообще не имела никакого отношения к делам космическим и всяким там делегациям.

Так случилось, что в предбаннике моего кабинета всегда толпились командированные. Начальник в приказном тоне заставлял меня наливать им чай, кофе, развлекать. А они настолько привыкли, что все женщины в учреждении это обязаны делать (им как бы насрать, что ты бухгалтер, редактор, да хоть уборщица – баба, значит, должна мужику кофе нести). Однажды, перед отпуском, у меня был огромный объем работы, мы сдавали книгу в печать, и я не успевала делать свою работу, а тут делегация. Я книгу сдала, а кружки не помыла за делегацией. Я приехала, а меня лишили премии. За невымытые чашки.

Я нажаловалась генеральному, он отчитал моего начальника, и тот не трогал меня недели три. А потом снова началось! Меня вырывали из работы для того, чтобы приготовить кофе на совещании или порезать колбасу. Я снова пожаловалась, и меня лишили кабинета и перевели в другой офис.

Женщины, которые там лет по 10 работают, рассказали, что раньше они дома наготавливали еды, чтобы кормить делегации и начальника.  И это не секретари или админы. Одна бухгалтер, вторая начальница транспортного отдела.

Сам начальник спокойно может зарядить женщине 40-ка лет: «Я думал, вы тупая, баба ведь, а вы соображаете». Он сначала шутит со мной, мол: «Тааань! У нас завтра американцы прилетают – ты их встреть, ток без лифчика, а потом ко мне, порадуй меня». Я обычно жестко ему отвечаю, а он мне: «Не трахает тебя, что ли, никто»?

Зато водилы наши – цари. У меня стол на проходе, все галдят – нет сил, зато у водителя отличное место у окна. Ему нужно уединение. Он там сидит кроссворды разгадывает. Работу я свою люблю. Мне нравится в этих книгах ковыряться, но он настолько меня достал. Я первые полгода постоянно рыдала. Скоро уволюсь. Мечтаю об этом».

Еще недавно при приеме на работу было популярно, когда за одну девочку договаривался папа, а девять остальных искали работу сами, неизбежно сталкиваясь на собеседованиях с вопросами о декрете. Во многих компаниях продолжают действовать законы 90-х, круговая порука и лозунги «не берем декретчиц», но в других от этих принципов постепенно уходят.

Возможно, в условиях кризиса, чтобы обезопасить свою компанию, работодатель вынужден просчитывать риски. Но когда будущий начальник задает вопрос о семейном положении и наличии детей, он не только нарушает действующее законодательство. В таком вопросе можно уловить дополнительный подтекст: «Я не могу дать вам достаточно мотивации, чтобы вы работали на этом месте хотя бы пару лет, наша работа настолько неинтересна и однообразна, что вам, вероятно, захочется срочно забеременеть и родить, лишь бы не работать здесь».

Женщины иногда рожают, и им нужен отпуск по уходу за ребенком. Забеременеть может любая, даже самая мотивированная сотрудница. Но в современном мире роли меняются, а в декрет все чаще уходят мужчины. В то время как за границей женщины успевают совмещать декрет и руководящие позиции, украинские работодатели продолжают фильтровать кандидатов на работу по половому признаку.

Женщины и мужчины действительно рождаются разными, но значит ли это, что нам нужно стремиться стать одинаковыми? Возможно, необходимо научиться уважать друг друга в нашей непохожести.

Свежие темы:

  • birdy

    Процветает подобное отношение к бабскому племени везде и всюду. Мало того, что задают вопросы о семейном положении, так еще и комментируют, мол, «в таком возрасте уже пора бы». Вот в такой момент всю выдержку направляешь на то, чтобы сделать покер фейс и забыть дорогу в эту контору. При всем при этом, подобные замечания позволяют себе как мужчины, так и женщины HRы. Забиваю болт. А ведь раньше было и то хуже. Вон, Mad Men посмотрите, там же вообще мрак.

  • Кефан

    Помню, пришла одна бабина. Я как раз людей выбирал. Проверил, перетер, все нормально по матчасти. Решил копнуть глубже. Что там с детьми? «Да вот, замужем, ребенку два года, поэтому буду у вас просить особый график, может, с десяти-одиннадцати приходить на работу…». Ага, ну, думаю, звезда тебе. Пошла она не солоно хлебавши. Тут, братишки, все очень просто в нашей житухе: хочешь есть — иди работай и права не качай, потому что за твоей спиной вагон таких же, как ты, но более, мать их так, flexible. Бесхребетные нынче в цене. Я и сам таких могу выбрать в ущерб вы**истым спецам, потому что выделываться не будут. Людишки — это всего лишь расходный материал. Ну а кому не нравится — протестуйте, рвите ж…, все равно принципиально ничего не измените. Хотите лучше — открывайте свое дело или валите за бугор. Там для вас работа найдется. Только не забудьте швабру и тряпку захватить.

    • Irina Kamenec

      Такое дебильное человеконенавистническое существо, как ты, еще поискать надо.

      • Кефан

        Ируха, чуток занят был, не сразу твой высер узрел. Что тут сказать: боль в районе ж… от правдивости моих словесов у тебя в наличии и ассортименте. Ты случаем не из-за бугра строчишь?

    • Alina Shubska

      У вас прям не работа, а мечта.

      • Кефан

        Да какая там мечта, Алина! Всем приходится въебывать, если честно работать нужно, а я привык работать честно и шелупень отсеивать на ранних подступах.

        • Alina Shubska

          Такое ощущение, что шелупени как раз везет в этом случае.

          • Кефан

            Как везет, если такие спецы, как я, ее отсеивают? Ты что-то берега путаешь, Алина…

          • Alina Shubska

            Та какие там спецы, даже троллить нормально не умеешь. Работа, где надо въебывать и не качать права — так себе работа.

          • Кефан

            Алина, ты — жертва моды. Стало модно говорить о троллинге — и ты туда же. Я описал ситуацию, которая имела место. На работе обычно въебывать и нужно (в хорошем смысле слова, не лысого гонять), а права качать — это в других местах. Мы же пока еще в Уркаине живем. Вон гражданка ниже испытала жопоболь по этому поводу, что говорит о правдивости моих слов.

          • Alina Shubska

            Кефан, вы безнадежно отстали. Даже в нашей стране уже есть работы со спокойным адекватным начальством, соцпакетами, правами и печеньками. Не ваш вариант, вот и беситесь.

          • Кефан

            Интересно, что петушиться начала сначала истеричка внизу, а ты подключилась потом, а оказывается что я уже «взбесился». Я не люблю говорить ни о чем, поэтому мне сложно поддерживать с тобой разговор на должном уровне. По «печенькам» видно, что ты или полный наивняк, или так, поболтать пришла — и при этом статистикой о рынке труда не владеешь. С другой стороны, уровень твоих запросов может быть настолько низок, что соцпакеты и права (!) на работе ты уже считаешь большим достижением. В общем, Алина, пиши, перетрем, только больше конкретного, а то «воды» многовато…

          • Alina Shubska

            Зачем мне статистика? Достаточно нормальной работы без ужасов, которые ты описываешь

          • Кефан

            Слушай, я могу только порадоваться, что ты нашла такую работу и не исключаю, что она существует, но это не противоречит тому, что сказал я. Причем это касается как крупных юридических фирм, так и маленьких, как системообразующих банков, так и поменьше, как с иностранным капиталом, так и с национальным. В первом комментарии сухой остаток звучит так: по определенным параметрам соискатель не подошел, поэтому работу не получил. А ход мысли я описал очень характерный для многих контор. И повторно хочу указать: здесь нормальным людям ловить нечего, даже если у них свое дело.

          • Alina Shubska

            Здесь — где? У тебя на работе? Я так сразу и сказала

          • Кефан

            Далась тебе эта «моя работа»… Ты мысли шире и читай внимательнее. Я говорю о рынке труда Украины.

          • Кефаннн

            вы будете гореть в аду, Кефаша

          • Кефан

            Чмошник ты (или чмошница, под хвост не заглядывал)… Даже имя себе придумать не состоянии. Ты вникни в суть моих сообщений, богомол, а потом пиши тут свои глубокие мысли. Это прогнившая страна с прогнившими людьми. Хочешь нормально жить и работать — вали отсюда.

          • Кефаннн

            ты тварь

          • Кефан

            Ты чрезвычайно занятой человек, раз два слова пишешь две недели. Исправляешь всех, кто, по-твоему, неправ в Интернете. Сам-то чего достиг? Так спешишь, что без прописных и без точек. Бизнесмен, блять! Ил ты всё же баба?! Ну-ну…