За последние годы… Впрочем, зачем же такие узкие рамки. За всю свою жизнь я заслужила репутацию ужасного друга. Худшего в мире. Нет, я ни у кого не увела парня, не спала с мужем подруги, не крала денег и не сдавала родителям место, где их чадо проводит долгие зимние вечера.

Но это не отменяет фактов – я совсем не умею дружить.

bad_friend_

Друзья как элемент социализации

Еще в детском саду я как-то поняла, что социализация – важная штука. Так появился мой первый бойфренд, его звали Артем, и все, что я помню – это то, как он помогал мне оттирать с платья зелеными листьями свежие пятна травы. И еще как просил моей руки у моей бабушки. Сад закончился, и мы пошли в разные школы, конец лав-стори по географическому признаку.

В школе я была белой вороной – с собой мне было лучше, чем с теми, кого успевала встретить. Моя первая подруга через два года общения в чаду кутежа призналась, что ненавидит меня, потому что завидует. Хотя завидовать было чуть менее, чем нечему.

Четвертый исчез во вторник, о третьем почти ничего не помню.

Друзья из прошлого

С годами я тщательно училась дружить. Радоваться внезапным моментам взаимопонимания и молчать, когда человек говорит то, что рвет мои нормы в лоскуты – все мы не идеальны. Благо, до определенного периода радуешься не тому, что новое узнаешь от друзей – а вообще факту, что кто-то есть. Тогда через время немного жаль, что у вас новые жизни и интересы, вы стали совсем разными и больше не распеваете песни на ночных улицах. Все, что вас связывает – это память о прошлом. Это не повод натягивать прошлое на настоящее – спасибо, что было.

Miss comunication

С увлечением психологией и часами личной психотерапии я стала больше понимать и еще больше сочувствовать. В том числе себе. Я все же знаю, как это – быть одиночкой и непонятой, непринятой, недослышанной и недолюбленной. Еще лучше я знаю, как беречь чужие границы, поэтому никогда не интересуюсь, что да как. Знаю, как беречь чувства, поэтому не задаю вопросов “Почему расстались?”, “А че у вас там?”, “А он че, а ты?”. Вина тоже бывает односторонней, бывает обоюдной, а бывает, что никто не виноват – потому не говорю “все мудаки, а ты котичек”, не принимаю жестко чью-то сторону только потому, что он мой друг. Я пытаюсь увидеть все доступные варианты, а это чертовски неудобная позиция.

Мне сложно быть кем-то еще, потому когда спрашивают мое мнение, я говорю именно то, что думаю. Не выношу недосказанности, если она проясняема – потому говорю: “Ты меня обидел”. Досказываю и поясняю, что конкретно имела в виду и почему. Как правило, это не имеет смысла – в 90% случаев тебя все равно не поймут.

Потому что с каждым разговаривают его собственные тараканы. И каждое твое слово проходит через десяток фильтров – от семейных установок до личных комплексов. Так из фразы “Ходил конем, как сейчас помню, но тут подо мной сломался стул, просто взял и сломался, а ведь во мне не 280 кг” слышат бессвязные “конь, стул, 28”. И нет, с этим конем ты ничего сделать не сможешь.

После множества лет с вынужденными компаниями в школе и университете я точно знаю, как это, когда гости незваные, а компании не к месту. Потому не навязываю свое общество, легко и с удовольствием могу проводить недели наедине с онлайн-курсами, спортзалом, работой, хобби и книгами. Правда, книг и занятий все больше, а потери новых связей даются все сложнее. С книгами и правда проще.

Минус еще и в том, что я считаю общение обменом информацией. И сложно переношу встречи, в которых нет ничего кроме “а он че?”. Потому что еще курсера недокурсерена, а тут какой-то “он”, который нихрена не изменит в моей жизни. Я обожаю тех, с кем есть о чем поговорить, от кого научиться. Питательная среда – чертовски приятная штука.

Нынче все просто – люди уже перестали делиться на “мои” и “не мои”. Мир часто подгоняет перевороты в сознании, когда сомнительный приятель становится весьма интересным, а “подруга моей мечты” разрывает шаблон и уходит в закат.

Своя рубашка

Мы все меряем по себе – а по кому еще? У нас нет других шаблонов. Я научила себя вылезать со дна, наслаждаться мелочами и любить свое общество, принимать свои странности и свой выбор, выбирать между собой и другими. И считаю, что это нормально для каждого – стремиться к лучшему для себя.

Я по умолчанию френдли со всеми новыми знакомыми, пока они не постарались сделать что-то, что заставит меня задуматься о смене паттерна. Они могут сразить с первой фразы, и я буду часами слушать, восхищаясь и думая о том, как было бы круто дружить. И мы даже иногда начинаем дружить. До первой истории в стиле “мир мне должен”. Или “мир меня не понял”. Или “я бедная овечка, пожалей меня еще 50 раз”. Или еще что-то о том, кто и что должен, кто и в чем мудак, какие козлы парни твоей подруги или какая неудачница твоя приятельница. Мне наплевать, у меня нет времени на все эти истории. Особенно если в историях который год у грабель меняется только оттенок краски.

Худший друг года

После свежей истории, когда друзья оказались не совсем теми, кем я их считала, мне пришлось непросто. Потому что впускаешь людей в себя, свою жизнь, свои истории, совсем не планируя однажды закрыть перед ними дверь. Не планируя, что все твои слова, мысли и секреты могут быть однажды использованы против тебя. Не ожидая подвоха. Веришь и все, они же свои, они такие, как ты себе вообразила. Но нет, это были твои и их иллюзии. Или сознательный выбор быть именно такими – по сути, не важно, делает человек херню на автопилоте или точно понимая, что и зачем. Главное, что херня.

Два дня после новой истории с друзьями я провела в откровенном отчаянии. В непонимании, обиде и попытке собрать свои иллюзии обратно – с ними было куда проще. А потом написала своей психотерапевту, потому что сил вариться в этой каше из мыслей не было. И все оказалось очень просто: люди в целом склонны искать в других то, что недополучили. Идеальных маму и папу, как в друзьях, так и в партнерах. Тех, кто примут со всей херней, вытрут сопли и погладят по голове, простят все разбитые вазы и скажут: “Я люблю тебя любым”. Что бы ты ни сделал, как бы ни вел себя – идеальные мама и папа всегда станут на твою сторону, защитят, спасут, обнимут и создадут ощущение уютного кокона.

Если друзья так не делают – они автоматически мудаки.

В вопросе дружбы я все еще ошибаюсь. Потому что нам всем нужны люди, мы все хотим быть понятыми и услышанными. И я не хочу, чтобы мне врали. Или чтобы врали себе, а потом уже врали мне – очень сложно и муторно отделять то, что честно, от того, что защитная реакция или просто ляпнул. И понимать каждую случайно сказанную хрень потому, что “он так защищается”, “он просто устал”, “она не это имела в виду” – черт, я не хочу часами разбирать, что за херня происходит. Особенно если разобраться в том, что случилось и как не повторить, важно только мне.

Конечно, есть подсознание и есть много статей о том, что мы ничего не можем поделать с нашими мозговыми реакциями. Но если ты в который раз стоишь на граблях, ты можешь сказать – черт, это же они, грабли. Ты можешь попытаться понять, откуда у грабель ноги. И сочувствовать есть резон в случайных или неожиданных ситуациях. С хроническим нытьем граблями, опять же, ничего не сделаешь. Как и с максимализмом – если человек в чем-то уверен на 100%, не обязательно соглашаться или принимать. Это только его заморочка.

Я нашла одни грабли – всегда объясняю, почему тот или иной человек так поступает. Всегда думаю, что всем важно понять причины и следствия. Нет, мне ничуть не легче, и я не научилась прощать то, что человек делает по привычке или на автопилоте, мол, я со всеми так и с тобой. Не научилась прощать жестокость по отношению к другим и безразличие к результатам своего выбора. Не научилась принимать все подряд просто потому, что сейчас модно “принятие”.

Я приняла и тот факт, что люди вольны делать что угодно. А потому не обязательно терпеть все, что творят те, кто тебя окружают. Не обязательно есть все то, что в тебя пихают под любым дружественным соусом. Не обязательно любить людей любыми. Не нужно умалчивать, если новая выходка приносит тебе боль. Даже если она тебе просто не нравится. Можно принять выбор друга, но не согласиться с его решением и результатами – это не мой выбор и не мои решения. И с ними может быть не по пути.

Корзина без яиц

Нет, друзей от этого не становится больше, даже наоборот. Но больше не нужно нести на себе груз всех проблем со стороны бесконечно страдающих подруг, печалей друзей – и вообще перестать играть в спасателя. Любую историю куда проще и полезнее отнести к терапевту, как говорили в “Секс и город” на фразу Керри о том, что друзья ее терапевты: “Терапевт лучше уже потому, что мы все здесь точно облажались”.

И мой малочисленный круг не стал ближе и теснее – хотя я стала ближе к себе и это моя величайшая победа. А еще у меня все больше времени на курсы и книжки.

Моя терапевт говорит, что найти друга, общение с которым будет приносить пользу и удовольствие, особенно мудрого друга – большая редкость и великий дар. И хорошо, если вообще повезет в жизни встретить таких, чего уж говорить о дружбе. Впрочем, это не повод отчаиваться и не искать, не повод разрешать садиться себе на голову или не пробовать дружить. Как и во всем другом, дружба – это тоже поиск.