Мне исполнился 21 год, я рассталась с парнем, начала заниматься спортом, и ничего не предвещало беды. Была жарко – я пила много воды, но все так делают летом. Жару я всегда переносила плохо, поэтому вечную усталость тоже можно было списать на это. Начала уже грешить на работу и взяла месяц отпуска.

К концу этого месяца я выпивала больше ведра воды в день. Когда поняла, что весь отпуск провела дома в постели и появилось черное пятно на языке, решила все-таки сходить в местную поликлинику.

Диагноз

Первое, что меня попросили сделать – сдать кровь на сахар, мой результат был – 15,1 ммоль/л. Сразу скажу, что мои познания в медицине не глубоки, но все равно не понимала, какие еще могли оставаться у врача догадки с такими результатами. Неделю я сдавала повторные и дополнительные анализы, а потом получила направление в областную больницу. Тогда у меня уже не было сил стоять, и я, с выразительными симптомами, еще полдня просидела на корточках у нескольких кабинетов. К октябрю похудела на 7 килограмм, пила больше 10 литров воды в день и чувствовала постоянную усталость – было тяжело даже встать с постели, не то что ходить, особенно после еды.

diabetes2

Когда лечащий врач с заведующей отделения зашли в палату и сказали о диагнозе, хотелось рыдать, но я только увидела строгие лица и услышала что-то о том, что при диабете нельзя нервничать – повышается сахар. По своему опыту могу сказать – неправда, если и повышается, то незначительно, а в такой ситуации и вовсе проще вырыдаться, а не переживать внутренние бури.

Первое что подумалось – может пройдет? Может неправильный? А дальше мучила только одна мысль: насколько меньше я проживу с диабетом? Чувство отчаянья и безысходности не покидало. Из близких рядом была только мама. Она сама не понимала, что происходит и что делать, только постоянно твердила: «На вот деньги, дашь врачу, может, она тебе внимание уделит».

О типах диабета лучше читать научную литературу, но я скажу как простой смертный, при моем диабете первого типа по каким-то причинам (их в литературе указано много) рубцуются клетки на поджелудочной железе, отвечающие за производство инсулина в кровь, который регулирует в ней количество сахара. При диабете второго типа, если еще не все запущено и с поджелудочной все нормально, у тела просто понижается восприимчивость к своему инсулину.

По моему мнению, это вообще две разные болезни, при которых и питаться, и вообще жить нужно по-разному. От второго типа большинство страдает уже после 40 лет и с избыточным весом, а первый тип может быть и с рождения, и внезапно появиться у здорового, на первый взгляд, человека и в 10, 20, 30 лет.

Изменения в жизни

После диагноза жизнь изменилась не то слово. Из-за плохой медицинской помощи я за полтора месяца набрала 20 килограмм лишнего веса, а потом еще 10. Пришлось справляться не только с высоким сахаром, усталостью, временно упавшим еще больше зрением, но и лишними килограммами.

После областной больницы, где поставили диагноз, я еще несколько месяцев ходила в тумане и ничего не понимала. Их школа диабета ни черта не помогла, она больше для галочки, нежели для помощи. Потом поехала в институт эндокринологии, где меня направили к моему врачу, у которого лечусь до сих пор. Она помогла осознать, что это навсегда и как с этим жить, научиться считать углеводы, регулировать инсулин и не унывать.

Хотя с унынием долго не могла справиться. К огромному количеству комплексов добавился еще и комплекс по поводу внешности. Я смогла проработать еще один год на обычной работе, а потом ушла на вольные хлеба и на несколько лет застряла дома. Избавиться от лишнего веса не получалось, денег на инсулин не хватало, на улицу выходить было тупо страшно. Сказать, что мысли посещали странные и плохие – ничего не сказать. В один момент я решила на все забить и начать заниматься изготовлением фотокниг, откуда-то появились клиенты, и работа меня спасла.

Самое сложное – научиться считать количество углеводов в еде и скорость их попадания в кровь. Именно это влияет на то, сколько нужно уколоть инсулина. Я колюсь каждый день, после того как поем. Для меня это удобно, потому что делать что-то по четкому графику так и не научилась. Я живу в своем ритме, хотя врачи говорят, что так нельзя. Один раз на ночь колю базовый инсулин, который действует весь день и не зависит от употребления пищи.

diabetes1

Спустя 7 лет почти всегда с легкостью могу сказать, сколько углеводов в том или ином блюде. С пакетированной едой проще – там все расписано, а вот домашняя или ресторанная – головоломка. Если не угадала, сахар может стать выше нормы, сразу чувствуется усталость, сложно ходить и очень сильно хочется кушать.

Если сахар падает ниже нормы становится страшненько. На ранних порах все ощущалось ярко – немела нижняя губа, тряслись руки и все тело покрывалось холодным потом. Со временем все притупляется, но особенно плохо, если это происходит ночью и сахар падает медленно. В этом году я уже хотела прощаться с жизнью, когда проснулась одна в квартире и поняла, что у меня не работает правая часть тела и я не могу ни говорить, ни встать. Я упала с кровати и началась дикая паника. Вовремя поняла, что если не возьму себя в руки, то дальше ждет кома. С «отбитой» правой частью доползла до телефона, набрала маму (не знаю, как она смогла что-то понять) и поползла на кухню за сахаром, по ходу открывая дверь в квартиру. Теперь сахар стоит возле постели всегда.

Измеряю сахар как минимум раз в день перед сном, чтобы понимать, как скорректировать количество базового инсулина. Меряю, когда чувствую, что с сахаром что-то не так и каждый раз перед занятием спортом. Было даже немного смешно, когда я подавала документы на визу, и не могли взять отпечатки пальцев.

Раз в год нужно ложиться в больницу на плановое обследование и лечение. Каждый год – 10 капельниц, уколы и таблетки. Говорят, что нужно каждые 4 месяца делать анализ на гликозилированный гемоглобин, по нему можно понять, есть ли у человека диабет, и проверить эффективность лечения. Хотя даже врач мне как-то говорил, что это среднее число и высокие значения сахара перекрываются низкими. Я не вижу необходимости в этом анализе, если ты стараешься жить по правилам.

Диабет первого типа кажется ужасным, потому что надо все просчитывать и колоться, но с ним, в отличие от второго типа, можно кушать все, ограничивая себя только в алкоголе и продуктах с сахаром, который быстро попадает в кровь (в том числе сладости, виноград и расплющенные хлопья овсянки). От многих вредных продуктов я спокойно отказалась, но иногда могу себе позволить вредное. Врач меня хвалит за хорошие анализы. Так что не знаю, что лучше, вечно себя ограничивать, а потом срываться и ходить в стрессе, или все-таки съесть этот чертовски вкусный кусок наполеона или чизбургер меню с колой.

Сейчас у меня все хорошо, есть любимая работа и друзья. Вес держится в норме, но больше всего диабет влияет на аппетит. Я как воздушный шарик – то худею, то поправляюсь. Сложно ходить в рестораны, ездить на фестивали, потому что всегда есть вероятность того, что ты в любой момент можешь немножко прогадать с инсулином, и сахар упадет в неподходящий момент. Всегда с собой нужно носить сладкое (главное эти запасы не уничтожать). Сложно заниматься спортом – выделяешь себе время, а потом раз  – и нет сил, хотя вроде и сахар в норме. Напрягать тело боюсь – диабет очень влияет на нервные окончания и сердце.

Инсулин

Как только мне поставили диагноз, то сразу же начали колоть украинский инсулин. Соседки по палате убеждали, что он ужасный, а я начала читать статьи о том, какие он дает осложнения, мама узнавала по знакомым. С результатами общего расследования я пошла к своему лечащему врачу. На что она мне дала четкий ответ: «Нам нельзя выписывать импортные инсулины. Я могу вам его вписать, но вы будете покупать за свой счет». Так мне назначили моих пожизненных спутников.

После больницы нужно стать на учет в районную поликлинику. Там, несмотря на отметку жирным шрифтом, что я обязалась сама покупать инсулин, внесли в списки на бесплатный. Его дают, но количество всегда зависело от принятого бюджета. В хорошие времена давали 40-50%, а потом меньше. Диабет – не дешевое «удовольствие», кроме инсулина нужны тест-полоски и ежегодное лечение. У меня уходит около 2000 грн в месяц – на лантус, новорапид, иголки, тест-полоски, всякие витамины и ланцеты для глюкометра. Плановое лечение при курсе 8 гривен за доллар стоило от 3000 до 4000 грн.

В обычных больницах из-за халатного отношения врачей, да и в итоге самих пациентов, у всех куча осложнений. Я видела слепых девочек в инвалидных колясках с отрезанными конечностями. Мне достаточно было один раз попасть в областную, простоять около пяти часов под кабинетом, чтобы понять, что я сюда больше не вернусь.

Поэтому благодарна судьбе за то, что попала в институт эндокринологии и к своему врачу. Всех специалистов можно пройти за день или максимум за два, на УЗИ прийти в назначенное время и получить развернутые ответы на все интересующие вопросы. Можно даже позвонить в любой сложный жизненный момент и проконсультироваться, что же делать.

Ходят легенды, что можно себе оформить инвалидность, получать какую-то минималку. Но только при условии, что есть осложнения, не достаточно того, что у тебя, считай, нет поджелудочной.

Как жить полноценной жизнью?

Диабет не лечится. С этим, как и со смертью, стоит просто смириться. Для легкости бытия стоит найти хорошего врача, научиться правильно считать углеводы, здорово питаться, заниматься спортом и внимательно следить за физическими показателями.

Если только заболел, то со временем придешь в норму и будешь чувствовать себя, как и остальные. Просто станешь внимательным к переменам настроения, своему состоянию и еде. Легко больше не будет. Важно, как к этому относиться. Можно всю жизнь себя жалеть и страдать, только от этого лучше не станет.

Главное – не оставаться одному, рядом нужен понимающий друг. Мне не повезло, самые страшные времена своей жизни переживала одна, поэтому потеряла четыре года, пока не вышла из замкнутого круга.

За семь лет мне все еще сложно объяснять новым близким людям, что со мной происходит, да так, чтобы никого не напугать. Возможно, люди с опаской относятся к такому диагнозу, но я сейчас не чувствую себя иной. У всех с возрастом появляются проблемы со здоровьем, все вечно что-то лечат, и если научиться контролировать свой сахар, то ты такая же, как и все. Ограничений в общем-то нет, ходишь на работу, развлекаешься, утром просыпаешься, а вечером засыпаешь, как и все. Просто к воздуху и к еде добавился еще инсулин.