Как и все, мы с недоумением следим за событиями в мире и оху… удивляемся тому, что происходит — кровавые теракты и нападения, перевороты, шокирующие политические пертурбации, зловещие фигуры Путина и Трампа как вестники апокалипсиса, череда смертей знаменитостей и прочие потрясения. «Неужели 2016-й снимал Тарантино?» — шутят в интернете. А ведь прошло всего полгода. Жестокие события хаотично и быстро распространяются по всему миру. Дэвид Э. Белл считает, что это не совпадение.

bell_article

Осенью 1989-го, когда железный занавес падал, освобождая страну за страной, мы с друзьями подумали о новом курсе истории для колледжа. Он бы назывался «Европа с прошлой среды».

В истории есть моменты, когда время будто сжимается. Шокирующие и важные события происходят одновременно, и уследить за ними практически невозможно. Цитата, авторство которой приписывают Ленину, звучит так: «Есть десятилетия, когда ничего не происходит, и недели, за которые случаются десятилетия». (Увы, это замечание, вероятно, недостоверное).

Французский писатель Франсуа Рене де Шатобриан остроумно заметил, что за четверть века, в которую вместились и Французская революция, и эпоха Наполеона, прошло много веков. Всего за три месяца в конце 1989 года рухнули коммунистические режимы в Венгрии, Восточной Германии, Чехословакии, Румынии и пала Берлинская стена. Тогда же Штаты вторглись в Панаму, а Горбачев и Джордж Буш-старший объявили об окончании холодной войны. Перемены, занимающие обычно долгие годы, вместились в один сезон.

«Есть десятилетия, когда ничего не происходит, и недели, за которые случаются десятилетия»

Живем ли мы в период ускорения времени? Последние несколько недель были головокружительными. Британцы шокировали мир (и себя самих), проголосовав 23 июня за выход из Евросоюза. В Далласе 7 июля были убиты пять офицеров полиции, что вызвало опасения о начале возможных беспорядков в Соединенных Штатах.

Неделей позже Исламское государство взяло на себя ответственность за жестокое массовое убийство. Чтобы нанести удар западу в День взятия Бастилии, террорист насмерть задавил множество людей в Ницце, хотя до этого события упоминание Исламского государства в СМИ пошло на убыль. Сразу после теракта в Ницце произошла попытка государственного переворота в Турции.

Потом был расстрел полиции в Батон-Руж, штат Луизиана. Фоном для всех событий служит бесконечная война в Сирии. Между НАТО и Россией напряженные отношения. А в новой истории Америки произошел величайший политический переворот. Популистский кандидат без опыта в правительстве успешно внедрился в лагерь республиканцев и стал кандидатом в президенты США. Популистский авторитаризм зарождается во многих других странах по всему миру. Вспоминая известное китайское проклятие (как апокриф к цитате Ленина), кажется, мы живем в «интересное время».

Конечно, ни одно событие в 2016-м пока не может сравниться с другими «интересными» моментами в мировой истории. В 1940-м меньше чем за три месяца нацистская Германия захватила Норвегию, Данию, Нидерланды, Бельгию и Францию, в то время как Советский Союз оккупировал Литву, Латвию и Эстонию.

«Не дай вам бог жить во время перемен», — древняя китайская пословица

Годом позже за три месяца фашисты вторглись и прошли сотни километров вглубь СССР, одновременно массово истребляя евреев и других «неугодных». За две недели в августе 1945-го, когда завершилась Потсдамская конференция союзников, произошли атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Советский Союз объявил войну Японии. Страна капитулировала, и Вторая мировая война закончилась. 2016 год менее «интересный», чем 1989-й и, раз уж на то пошло, чем 1991-й. В том году человечество стало свидетелем войны в Персидском заливе, государственного переворота против Горбачева, распада Советского Союза и убийства премьер-министра Индии Раджива Ганди. А потом был 2001-й – крайне «интересный» год, по причинам, которые не нужно напоминать (теракты 11 сентбяря — прим. ред).

Но прошло лишь полгода. Вполне возможно, каскад событий, которые мы наблюдаем, может ускориться по непредвиденным обстоятельствам. Тревожные происшествия могут привести к подобным даже на большом расстоянии. Иногда связи понятны, иногда не так очевидны.

Ясно, что одно событие может вызвать аналогичное. В 1848-м, после того как на Сицилии и во Франции произошли либеральные революции, волна восстаний, частично вдохновленных ими, распространилась на Данию, Австрийскую Империю, Бельгию, некоторые области Германии и Италии. В 1968-м на Западе прошли студенческие бунты, похожие и согласованные. Кульминация произошла в Париже, в мае очевидный крах системы привел к бегству президента Шарль де Голя, который на время укрылся на военной базе в Германии.

В конце 80-х развал власти в одних советских республиках заставил реформаторов и диссидентов в других принимать меры и двигаться дальше. Осенью 1989-го режимы-спутники падают как домино, один за другим. Недавно аналогичные модели замечены во время «цветных революций» в странах бывшего Союза и «Арабской весны». И сегодня с каждой террористической атакой такие группировки, как Исламское государство, пропагандируют теракты и одиночные нападения, прославляют преступников и побуждают других подражать «мученикам».

Тревожные события могут повторяться из-за возможностей, которые они же и создают. Например, военная агрессия кажется заманчивой, когда потенциальные противники отвлечены другими проблемами. Едва ли было случайным решение Сталина оккупировать страны Балтии 15 июня 1940 года, через день после того, как немецкая армия вошла в Париж.

Каскад событий, которые мы наблюдаем, может ускориться по непредвиденным обстоятельствам.

В августе 1968-го США потрясли убийства Мартина Лютера Кинга и братьев Кеннеди. В то же время, разочаровавшись во Вьетнамской войне, Штаты призвали Советский Союз завершить «Пражскую весну» силовым вторжением в Чехословакию. Мы до сих пор не знаем деталей попытки государственного переворота в Турции. Возможно, заговорщики (кто бы это ни был) осмелели из-за жестоких событий, которые происходят повсюду. Учитывая недавнюю череду террористических атак, США и союзникам было бы сложнее контролировать военный парламент Турции, который решил противостоять Исламскому государству и отменить реформы исламистского президента Эрдогана.

С другой стороны, группы людей или целые народы могут агрессивно реагировать на жестокие события из-за страха. Они боятся что они вообще не смогут действовать, если продолжат ждать.

Многие историки считают, что в 1914-м Германия стала агрессором из-за убийства австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Немецкие элиты решили, что Британия и Франция обогнали Германию в гонке вооружений, и разгорелась война. Хуже, что такие тревоги часто не имеют под собой оснований. Мы забыли, что в конце 1970-х – начале 1980-х, когда Советский Союз уже еле дышал, большинство американцев считало, что это непреодолимое чудовище, которое раздавит слабый Запад.

ЦРУ якобы подтвердило этот диагноз, преувеличило советские мощности, и еще до выборов Рональда Рейгана США начали наращивать военную мощь.

Сейчас американская экономика в хорошем состоянии, а военный бюджет превышает бюджет всех стран Большой восьмерки вместе взятых, но страхи по поводу упадка вернулись. Дональд Трамп говорит, что почти каждая страна «нами пользуется». Легко проследить, как эти ложные страхи могут привести к активным и опасным действиям властей США против якобы угрожающих противников.

Ложные страхи могут привести к активным и опасным действиям против якобы угрожающих противников.

И, наконец, эти события происходят из-за первобытного страха и в надежде, что обычные правила перестанут действовать, и будут приняты чрезвычайные меры. В истории Западного мира такие линии поведения связаны с самыми мощными из всех иудейских и христианских пророчеств: пришествие Мессии, второе пришествие Христа, Судный день. С начала эры христианства едва ли хотя бы один год прошел без ожидания конца света.

Если такое убеждение приводит к агрессии против еретиков или иноверцев, насилие может заставить остальных поверить в то, что Судный день близок. Эта разрушительная сила образует замкнутый круг. Некоторые историки думают, что нечто подобное происходило во время Реформации, когда Мартин Лютер разорвал с Римом связи, и все поверили, что апокалипсис неизбежен. Это привело к насильственному конфликту и к дальнейшей вере в апокалипсис и так далее и тому подобное. Как результат – годы кровавых религиозных войн опустошили большую часть Европы. Сейчас фанатики Исламского государства верят, что ведут апокалиптическую битву между мусульманами и немусульманами за будущее мира, и с каждым убийством они убеждают все больше людей на Западе в своей правоте.

С начала эры христианства едва ли хотя бы один год прошел без ожидания конца света.

Модель не обязательно религиозная. Есть светские версии апокалипсиса. Строчка из «Интернационала» звучит так: «Это есть наш последний и решительный бой». Вера, что борьба приведет к приостановке обычных правил, и что Христос вернется, приводят к веренице жестокости и насилия в результате одного единственного события. Атака 11 сентября, возможно, привела к тому, что правительство Буша решило спровоцировать войну против государства, которое не нападало на Штаты, чтобы устранить мнимую угрозу мировому порядку.

Не совсем понятно, приведет ли взрывоопасное и тревожное лето 2016-го к такому каскаду событий, как в 2001-м или 1989-м, и сохранится ли чувство, что время ускорилось. Если повезет, поток плохих новостей будет уменьшаться, и остаток этого года запомнится нам серыми буднями, а не кровавыми «интересными» событиями. Мы надеемся, что 2016 год не войдет в содержание учебников по истории. Но примеры из прошлого свидетельствуют, что огню жестокости есть, где разгореться, и может вспыхнуть пожар.

Свежие темы: