Кураж Базар — мекка для киевских шмоточников, но это не только самая яркая столичная барахолка, а еще и воплощение множества важных идей. Один из основных принципов Куража — открытость. Ко всем и всему. Мы же, в свою очередь, готовы открыто говорить о проблемах нашего общества и искать пути их решения. Алена Гудкова, идейная вдохновительница Кураж Базара, поговорила с Монро о тех вещах, которые принято обходить в разговорах, умалчивать или игнорировать. Нам же кажется, что подобные беседы вскрывают нечто важное и становятся двигателями внутреннего прогресса.

Монро, почему ты опоздала, мы обещали сказать правду?

{

Значит, это я опоздала? Первую версию отбрасываем?…

Нет, почему же, скажи…

{

Ну,  ты к терапевту побежала…

А, в этом плане.

{

Когда я уже начала собираться, делала растяжку-бабочку. Я каждое утро, если не побегаю, обязательно сделаю растяжку. Мне ее достаточно, чтобы привести свой организм в тонус. И находясь в позе «зю», я вижу, моя кошка сползает с унитаза, с кошачьего лотка, и начинает вытирать свой зад о паркет. Я понимаю, что у кошечки расстройство желудка, и ей  срочно нужно сделать процедуры, поэтому я ее отмывала. Кошки с водой не дружат, поэтому я чуть-чуть опоздала. Капельку! Но ты же знаешь, животные – наше все. Как и дети.

Стопроцентно! Ты начала рассказывать о том, что ты по утрам делаешь растяжку. А как твой день вообще начинается? Сколько времени тратишь на мейк, сколько на сборы? Я так понимаю, что ты любительница покопаться, да?

{

Мой астролог говорит, что творческие личности всегда опаздывают, поэтому им простительно. Я так не считаю, поэтому за все свои опоздания прошу прощения. Опоздания могут стать нормой, и вы начнете не то что оправдываться, а кичиться, что вы творческая личность и вам все можно. Нифига. Вы такая же личность, как и все. И для вас также существуют определенные рамки поведения в обществе: не опоздай, не хами, не повышай голос и т.д.

Я просыпаюсь спустя 8 часов сна, иногда 9. Если  понимаю, что заспалась или мне хочется понежиться, говорю себе: «Вставай, тварь! Поднимайся свой зад и вперед!»

Так и говоришь? Можно сделать плакат еще такой.

{

Конечно, «тварью» я называю себя редко, в основном «принцессой», и мысленно добавляю: «Отоспишься на том свете».

Спешишь жить здесь и сейчас?

{

Я не то что спешу жить, нет. Два года назад я впервые столкнулась со смертью в своей семье. Из жизни ушел мой папа. Уходили многие люди, с которыми я начинала свой творческий путь. Друзья, знакомые  закончили свою жизнь, но я не сталкивалась с ними каждый день, они не были со мной с рождения. Когда я увидела смерть близкого человека, поняла, что я точно так же закончу. Я четко осознала, что все закончится лично для меня, можно себя утешать, что начнется другая жизнь.

…в конце концов конец в конце…

{

В конце концов среди концов мы наконец нашли конец. Можно себя утешать, что существует реинкарнация, что ваша душа перевоплотится в другое тело и тому подобное, но в другом теле моя душа забудет о том, что было со мной раньше, поэтому есть только здесь и сейчас. И вот тогда я поняла, что спать – прекрасно, но существует определенное время, чтобы восстановить свои силы, для меня это 8–9 часов, не больше.

Что потом после сна происходит?

{

Я надеваю сразу спортивную одежду, с р а з у.

Чтобы не расслабиться?

{

Если я не надену спортивную одежду, вероятность того, что я не пойду на пробежку велика. Точнее я может быть пойду, но тут существует момент, что я возьму в руки телефон…

… в фейсбук зайдешь, и понеслась…

{

Затем я начну тискать кошек, искать вчерашний день, я буду мыть полы, посуду, и в итоге пробежка накроется медным тазом. Найдется всегда сотня причин, лишь бы не заниматься спортом. Я скажу себе: «Да, я побегаю вечером» или же «Денечек у меня выходной». Я надеваю спортивную одежду и кроссовки, затем туалетно-ванные процедуры, конечно же, я проверяю почту, фейсбук – это занимает 15–20 минут, и говорю себе: «Так, все, хватит!»

Пробегаю минимум пять километров. Если очень жарко – меньше. Если я чувствую себя не очень хорошо, я сокращаю дистанцию, нужно прислушиваться к своему телу обязательно. Ни в коем случае не насиловать.  Но и не давать ему слабинку.

А зимой бегаешь?

{

Да. У меня есть специальные кроссовки,  термобелье – и поскакала. И вообще, зимой я обожаю пробежки. И свой второй блог (в этом году я начала вести канал на ютубе)  я записала именно во время пробежки в 12-градусный мороз. Шел снег, я кайфовала. Пробежка – это своего рода  медитация,  общение с собой,  с природой. Аудиокнигу в уши и вперед.

После пробежки  делаю  свой комплекс упражнений, который я выработала на протяжении жизни, я занималась плаваньем 13 лет. В шесть лет родители отдали на плаванье, а с 14-ти я начала бегать каждое утро.

Слушай, я у тебя хотела спросить о семье. Когда у тебя начинался творческий путь, как реагировала семья? Я знаю, что тебя мама очень поддерживает, как у тебя с папой складывались отношения?

{

Она не то чтобы поддерживает… у нас такая светская форма общения, и мы не обсуждаем…

Общаетесь через фейсбук?

{

Моя мама есть на фейсбуке, но мы не в друзьях. Пока что.

Она пока еще держит дистанцию?

{

Мне кажется, она заглядывает на мою страничку, мониторит, где ребенок шляется и, что происходит. А мой род деятельности мы не обсуждали. На ранней стадии родители наверняка догадывались, что ребенок выступает немножко в ином амплуа, не совсем свойственном сыновьям. Потому что мои костюмы висели в родительском доме на балконе. Платья, блесточки… брови вразлет, блонд на голове – только слепой  не заметит, что происходят какие-то метаморфозы. На сцену я выперлась поздно – в 21 год. На пятом курсе университета.

В своем сейчас уже привычном образе?

{

Абсолютно: платье, каблук, перья… Единственное, если взять фотографии  первого выступления и нынешние, можно устраивать викторину «Найди 100 отличий».

Ну понятно…

{

Да вовсе и «не понятно»! Мадонну  можно отличить  по бровям и по глазам. А я прям женщина из прошлого века. Было все поскромнее и как-то… что ли понаивнее.

Попроще, да?

{

Простота хуже воровства, понаивнее. Тогда я о многих вещах не задумывалась, и все, наверное, шло прям совсем изнутри. Прям вот совсем изнутри, а сейчас…

Классно!

{

Не могу сказать, что классно, потому что тратила больше времени. И не понимала очевидных вещей, что слава, популярность – это не синоним денег, и что это не всегда счастье. И так случилось, что я училась в университете имени Тараса Григорьевича Шевченко на химическом факультете…Я его закончила. Магистр химии высокомолекулярных соединений. Во как!

Наркотики можешь делать?

{

В этом плане не сложилось, потому что я воспитывалась в достаточно, не то что строгой семье, нет, родители мне дали все, что могли дать – и воспитание, и кормили, и одевали, и любили, как умели. Классическое советское воспитание – все как у всех: школа, высшее учебное заведение, работа по специальности, семья, стиральная машинка, холодильник, стенка, раз в году поехать отдохнуть.

А во сколько лет тебе захотелось на сцену? Как отчетливо для себя ты можешь вспомнить?

{

На сцену мне хотелось с детства. А вот отчетливо я поняла, что хочу стоять на сцене и желание приобрело реальные очертания цели, на третьем курсе университета.

Ты поняла, что все...

{

Мне так надоела эта химия. Я не понимала, зачем я учусь, зачем  трачу время, на то, чем заниматься не хочу и скорее всего не буду.  Куда мне эти знания потом девать? Проблема современного общества, проблема системы образования в Украине – в том, что нам дают огромное количество знаний, но нам не рассказывают алгоритм их использования. Ну вот знаю я это все, стала ходячей энциклопедией, и толку? Если бы мне платили за игру «Брейн-ринг», то я, наверное, уже бы озолотилась.

Была ли негативная реакция, кода ты раскрылась родителям?

{

А я не раскрывалась.  Самое интересное, что никакого каминг-аута не было. Тогда никто не представлял, кто такие травести, трансгендеры. Это сейчас обо всем  открыто говорят: о геях, о проблемах ЛГБТ-сообщества, люди относительно подкованы в терминологии, хотя толком до конца не разобрались.  А  В 90-е были геи, были лесбиянки, но постсоветское общество воспринимало это как нечто противозаконное. Независимо от того, отменили уголовное наказание  за мужеложство или за лесбиянство, или нет. Это было плохо, презираемо, позорно, недостойно. Какое недостойно – это было х*йня. Ты никто и звать тебя никак, ты на букву «П».

Конечно, родители мне желали другой судьбы. Повезло, что я родилась в Киеве, здесь все как-то было относительно толерантнее и попроще. В 90-е годы начали устраивать первые тематические гей-вечеринки, места сбора людей с нетрадиционными взглядами стали на виду.  Я как разведчик вышла на своих людей. Если человек ищет информацию, если ему суждено – он встретит своих соратников. Так  и я  нашла свой круг общения, состоящий из таких же молоденьких мальчиков, которые любили переодеваться в ярких девочек, краситься, предпочитали машинкам кукол, косметику, платьица. У нас организовалась своя тусовка, и самое главное мы умели мечтать и знали, что хотим.

Мой близкий друг Джози, покойный ныне, открыл мне совершенно другую галактику. В детстве слушала Ирину Аллегрову, Аллу Пугачеву и Лайму Вайкуле, и мне казалось, что это иконы стиля, но когда я увидела Тину Тернер, Ру Пол, открыла для себя Мадонну, Синди Лаупер, Бой Джорджа, я поняла, что существует совершенно другой мир. И Америка, которую я видела только в кино.

Мне казалось, что это в другой вселенной, где-то на облаках. Оказалось, что на той же земле, где ты и живешь. Я поняла, что нет ничего противозаконного, противоестественного, если тебе нравится мужчина, а тебе хочется выглядеть как женщина, если ты родился мальчиком, а тебе нравится надевать женские вещи, каблуки, красить ногти, делать макияж и носить длинные волосы. Приходилось шифроваться, скрывать свои пристрастия, как-то адаптироваться в обществе.  Лично меня в лоб никто не спрашивал, даже когда я заявилась в университет после летних каникул с блондом, ржавым таким и выщипанными бровями.

Потом я начала выступать.  Этому предшествовала огромная работа. Мы три года искали пути выхода и реализации нашего шоу.  Рисовали костюмы, придумывали номера, записывали специальные фонограммы, это не просто, знаешь, вышла в платье и кривляешься. Нет! У нас была идея создать шоу ,на подобие американского мюзикла. В итоге так и вышло.

Я правильно поняла, что у тебя с родителями все достаточно мягко произошло, они закрыли глаза на это?

{

Я тут растеклась в воспоминаниях, а ты уловила суть, услышала мои слова. Да, они закрыли глаза, такая себе политика «нейтралитета» и «невмешательства».

То есть они тебе никаких негативов не наваливали, ничего такого особенно?

{

Абсолютно, никто от меня не отказывался. Никто не бил меня мокрыми трусами, мама просила всегда звонить: «Ребенок, если ты где-то остаешься ночевать – позвони, предупреди!»

Она, конечно, переживала, думала, что свяжусь с дурной компанией, и на моих вечеринках творятся какие-то оргии, которые не могло представить ее сознание. Хотя все было поскромнее в разы.  Кода я начала жить одна, мама просто просила говорить, где я нахожусь. И сейчас у меня правило – раз в день я обязательно пишу маме sms-ку, если забываю позвонить.

«Я жива, со мной все хорошо»…

{

Конечно. «Со мной все хорошо».  Еще до появления мобильных, я находила способ сообщить маме, что все хорошо. Например, когда строили ночной клуб «Клетка», в котором я впервые вышла на сцену.  Да, свою сцену я построила сама. Одним из условий выступлений, вообще работы в первом своем ночном клубе, было работа на стройке. Владельцы клуба таким образом сэкономили на разнорабочих.

Слушай, ну неплохой ворк-аут получился для всех, тимбилдинг.

{

Нам обещали по 100 долларов: «Девочки и мальчики, вы строите, а мы в будущем даем вам работу. Мы вам заплатим, когда раскрутимся». Но клуб закрыли через 8 месяцев, как оказалось, лицензии на продажу алкоголя и сигарет никто не получил. Но наша инициатива так и перла, ведь в итоге нам давали шанс воплотить мечту.

И мы строили. Моя бабушка учила, что все, за что  берешься, нужно делать основательно и до конца. Вот я и включилась в работу:  месила цемент, таскала кирпичи. Второго сентября, как сейчас помню, клеила линолеум на сцене, а третьего уже танцевала на ней.

Так вот, во время стройки у нас всегда проходили корпоративные вечеринки, из серии «Побухать». Повод выпить был каждые выходные. Во-первых, коллектив был классный, все свои люди, а во-вторых, на пьянки владельцы всегда давали деньги.  После одной из вечеринок я чуть-чуть перебрала водочки с соком, все пили отвертки, не рассчитала пропорцию. Помню, как сейчас – вышла, а это было подвальное помещение, на свет божий, а уже смеркалось…лето, теплый вечер…

А, то есть ты вышла уже под вечер следующего дня?

{

Я вышла под вечер нынешнего дня, потому что начали мы в три часа.

Ночи? А, дня!

{

Да, вышла я где-то так уже в ночи, я понимала, что ехать домой просто неприлично. Я никогда своих родителей не позорила, пребывая в состоянии алкогольного опьянения. Считала это недостойным. В такой момент я всегда представляла бабушкин взгляд, когда летом у нее на каникулах в Крыму писала диктант на тройку. В школе грамотность хромала.

Получается, я пьяная в драбадан поехала к своей подруге на ДВРЗ (район на окраине Киева- прим.ред The Devochki) Я родилась на Правом берегу, поэтому  район Лесной –  это край географии. Так как я была не в состоянии связно говорить, просила свою подружку: «Позвони моей маме и скажи, что ребенок ночует в другом месте».

Да, конечно, мама сначала относилась ко всему, поджав губы, но потом она успокоилась и приняла меня с полным набором.  Мы поддерживаем друг друга и самое главное знаем, что есть друг у друга!

Скажи, а у тебя есть совет родителям, которые не воспринимают таких детей, выгоняют из дому, отказываются? Что ты можешь сказать родителям такого, чтобы у них как бы немножечко повернулся мозг в другую сторону? Как ты можешь защитить этих мальчиков или девочек, которые сталкиваются с тем, что семья их отвергает? Как с этими родителями работать?

{

Ребенок, который чувствует себя не таким, траснгендером,  или же он чувствует себя представителем нетрадиционной ориентации, в первую очередь должен разобраться в себе, должен принять себя, понять, что он есть у себя. Это самое главное.

Сначала ему будет очень страшно, потом просто страшно, а позже попустит. Но первое, что бы я сделала, если бы сейчас осознала, что тянет в сторону платьев и корон, «плохих» парней и переодеваний, я бы поговорила. Посадила бы для начала маму, чтобы признаться, что ее ребенок не такой, каким бы она хотела его видеть. И он другим не станет. Люди не меняются, люди меняют свое отношение к жизни и умеют приспосабливаться, надевать маски… Но, дерьмо никогда не станет повидлом.  Как и персик — чесноком.

Подростку я бы рекомендовала обратиться в соответствующие ЛГБТ-организации, которых достаточно в каждом большом городе, и телефоны которых есть в интернете. Там работают профессиональные психологи, которые дадут консультацию, как правильно начать разговор с родителями. Ребенок в 13-16 лет уже понимает, что его тянет к представителям своего же пола, что ему нравится переодеваться в женскую одежду, что он не такой. Существует еще момент, как я говорю «сексуальной вседозволенности» – так называемые бисексуалы, которые хотят попробовать все: и с мальчиками, и с девочками, и с козочками, и с собачками. Тут уже нужно держать свое эго до совершеннолетия и потом пускаться во все тяжкие. Хотя эта вседозволенность чревата печальным концом, если начинаешь пробовать все, включая однополые, трехполые и другие связи, не пренебрегая наркотиками, алкоголем. Тут нужно понимать, что можно заиграться и путь обратно очень долгий и тяжелый. Падая в колодец, цепляясь ногтями за стенки, все равно упадешь.

Это круто, что у тебя есть границы. Я не думала об этом.

{

А ты знаешь, кто у меня был тормозом? Родители, точнее их реакция. Я очень  быстро бы  сделала карьеру, если бы воспользовалась скандалами. Но мне было бы стыдно перед ними!

Так вот, первое – обратиться в общественные организации, которые дадут консультацию и расскажут, как правильно начать разговор с родителем. Второе – в подобных центрах всегда есть брошюры, где понятным доступным языком для родителей описана природа явления гомосексуализма, транссексуализма, трансгендерности. Эту брошюрку дать почитать маме.

Реакция может быть разная: сначала возникнет непонимание, гнев, отторжение, агрессия, это все будет. Кто-то не покажет, кто-то наоборот даст в морду. Действительно, родители в первую очередь хотят воплотить свою несбывшуюся мечту с помощью своих детей. Это факт неоспоримый. Родители не понимают, что, рожая детей, они являются только проводником их в свой собственный мир. Что их задача направлять, воспитывать, прививать культуру, любовь к знаниям и порой «не мешать».

После агрессии возникает опустошенность, а потом наступает задумчивость. Все-таки у родителей заложен фактор «абсолютной» любви к своему ребенку. Дайте им время подумать, принять решение, а время все расставит на свои места.  Конечно, на протяжении всей жизни ваши папы и мамы будут взывать к вашему выбору вопросами-просьбами:  «Ну, может, ты женишься?» или же «Доця, а, может, ты выйдешь замуж?», но в итоге вы найдете общий язык. Кто-то принимает абсолютно, но вряд ли скажет: «Да, класс!», и не будет на каждом углу кричать: «Да, мой сын – гей, и я его приняла», да это и не нужно. Все-таки вопрос ориентации и личных предпочтений –исключительно ваш личный.

Вопрос. Мне 18 лет, я трансгендер, мне плохо, родители меня не понимают, мне есть куда уйти?

{

Осознание себя трансгендером происходит в 12-14 лет, то есть в период полового созревания. Мне можно написать всегда в социальных сетях, я стараюсь ответить всем. И чаще всего  рекомендую не высовываться до определенного момента, жить в условиях современных реалий, где в школах есть четкое разделение на мальчиков и девочек. Есть свободное время, есть интернет, есть сообщества в соцсетях, есть ЛГБТ-организации, есть квир-форумы. Но при этом вы должны уже начинать выбирать профессию. Вы должны понимать, что, закончив школу, если вам тяжело, вы не уживаетесь со своими родителями, вы должны понять, как и где зарабатывать деньги, где себя реализовывать. И  начинайте усиленно  учить английский язык и найти то место, где вы станете счастливым.

Ты говоришь, у нас в Украине есть четкое разделение на мальчика и девочку. А за границей, что, нет?

{

Сейчас уже нет. В Америке буквально недавно приняли поправку, что человек, который  идентифицирует себя с представителем другого пола, может зайти в тот туалет, что ему ближе.

Единственный штат – Луизиана, который не принял, так  все ведущие компании, как Twitter, Coca-Cola, McDonald’s, объявили бойкот этому штату. А во  многих школах, ресторанах, кафе, супермаркетах  сделали третью кабинку для трансгендеров. И есть специальный значок, где схематически изображена половинка женщиной и половинка – мужчиной. Эта практика повсеместно введена в Америке на законодательном уровне. В  Австралии  представители третьего пола уже давно признаны официально.

Ты недавно была в Барселоне, много где бываешь. Отличается ли реакция на тебя здесь и там. Чего не хватает Украине, чтобы мы стали более-менее плюс-минус адаптированы?

{

Разница колоссальная. Вообще, с чего  начинается нация, народность? С истории. Мы, к сожалению, свою историю почему-то начинаем исчислять с окончания Великой Отечественной войны. Испания, Португалия – это многовековая история, которая постепенно трансформировалась в демократическое государство путем определенных переходов. В Испании, да и вообще в любой европейской стране, восприятие отличается кардинально.

Как на тебя реагируют?

{

В Европе на меня реагируют с интересом. С позитивным интересом. Потому что мой внешний вид все-таки отличается от большинства европейцев. Даже путешествуя, я всегда намарафечена. Единственное, что степень марафета, чуть скромнее, чем на сцену. Я экспрессивна, обвешана аксессуарами,  всегда активно выражаю свои эмоции, мне все интересно, я чувствую какой-то дух свободы вокруг. Я была в Барселоне – это курортный город, я была в Сарагосе – это относительно провинция, я была в Мадриде – это столица. Восприятие везде одинаковое – люди с интересом на меня смотрят.

Именно с позитивным любопытством, я чувствую, что они радуются, глядя на меня, некоторые удивлены – кто такая?  Единственные, кто криво смотрят – это туристы из постсоветских стран. Их видно сразу, они несут свою хмурость, я бы сказала, какую-то свою внутреннюю изжогу. Свой внутренний мрак привозят с собой.  А в Украине, я приведу тебе пример – тот же самый Кураж Базар, Night Market.  У нас все чего-то ждут. Я сейчас не говорю о людях. Люди хорошие и везде одинаковые, и химический состав крови отличается в зависимости от того, что вы поели и что выпили. Две руки, две ноги, нос, глаза в принципе функционируют одинаково. Все хотят одного и того же: все хотят любить, быть любимыми, все хотят внимания, вкусно кушать, смачно трахаться и реализовывать какие-то свои простые человеческие радости. Мы говорим сейчас о 95% населения всего мира. Только кто-то реализовывает это с улыбкой, с удовольствием, понимая, что жизнь одна и что о них никто не позаботиться и, в принципе, им никто ничего не должен. Другие наоборот – чего-то ждут. Сейчас здесь появится Том Круз или Брюс Уиллис, или же зайдет Памела Андерсон в молодые годы и начнет  показывать стриптиз. Или же вот сейчас здесь начнется какое-то действо, перфоманс, которое вдохнет в вас положительные эмоции. При том вы совершенно не готовы их принять. За границей все воспринимается просто и легко, как должное, а у нас все чего-то ждут.

Так, расскажи, к тебе кто-то подошел на Кураже и начал нависать?

{

Нет-нет. Никто. В чем преимущество известности. Почему же я влезла в телевизор?  Я понимала, что если ты в телевизоре, то к тебе уже совершенно другое отношение. В определенной степени ты неприкасаемая. Точнее нет, ты прикасаемся для всех, особенно, когда на тебя начинают нависать: «Давай сфотографируемся», не спрашивая разрешения. Но к тебе уже другой интерес и все-таки есть маленькая-маленькая степень априори уважения.

А что произошло на Кураже? Я просто посмотрела на аудиторию и на ее восприятие даже ваших активностей. Вот за что я люблю детей и собак – это какая-то непосредственность. У посетителей любого публичного мероприятия, даже такого френдли, как Кураж Базар, все равно нет внутренней свободы. Они играют какие-то роли, которые им совершенно несвойственны. Все чего-то ждут.

Как ты думаешь, что должно произойти, чтобы мы начали по чуть-чуть открывать свои мозги? Чтобы мы начали воспринимать людей?

{

Первое, что должно произойти – это реформа образования. Мы должны формировать абсолютно другую культуру, другое восприятие жизни. Второе – медицинская реформа. Вопросы здоровья нации должны заботить государство в первую очередь. Образование и медицина. Это столпы, на которых формируется любое государство. И третье, я бы сказала, профориентация, самоидентификация – об этом нужно говорить с детьми. Знаешь, я заканчивала школу и не знала, чего я хочу. И мне никто не сказал, что нужно воплощать свою мечту, что нужно в первую очередь определиться, кем ты хочешь стать.  Ну и плюс, конечно, правоохранительная система. В правительство должны идти люди, которые хотят изменить страну. В первую очередь. А не срубить бабла.

Скажи просто «да» или «нет»: ты веришь в Украину в плане развития этой темы? Ты веришь в то, что в ближайшие 15 лет трансгендеры, геи, лесбиянки, транссексуалы, трансвеститы и вся прочая тусовка сможет себя чувствовать нормально в Украине?

{

Я бы очень хотела ответить да. Но скорее всего…

Просто мы не успеем сделать реформы эти, правильно?

{

Ты можешь делать какие хочешь реформы на законодательном уровне, и они будут приняты. Ты можешь верить в реформы на законодательном уровне. Но если общество их не исполняет, начиная с органов, которые должны контролировать выполнение этих реформ и внедрять их на местах, то до ж*пы эти реформы. Время покажет, но для того, чтобы изменилось общество, нужно чтобы прошло как минимум лет 50. Притом это должна быть такая целенаправленная работа везде на местах. Ты знаешь, сколько должно быть таких Злобиных и таких Монро?

Ты бы уехала из Украины?

{

На время – да. Но вернулась бы. Я бы не хотела уезжать с мыслью о том, что я сюда больше никогда не вернусь. Пока я не вижу, кто сможет дальше нести мою миссию.

Ты сказала о реформах и о безопасности, давай поговорим об угрозах. Давай поговорим о том, что тебе люди говорят, что ты получаешь, о ситуацию на Книжном Арсенале, как ты ее пережила морально, как ты ее пережила физически, кто тебя поддержал? Есть ли у тебя особые меры безопасности? Носишь ли ты с собой баллончик, чтобы на тебя не нависли люди, или ты всегда в сопровождении?

{

Ты сейчас, наверное, будешь громко смеяться, но со мной мой ангел-хранитель. Я чувствую опасность сразу, я издалека вижу. Угроз конкретных не было. Иногда я получаю оскорбительные комментарии личностного характера, но с каждым годом их становится все меньше и меньше. Это очень положительная тенденция, и это результат моей работы. Ежедневной работы, демонстрации, что можно жить в Украине, будучи не таким, как все.

Но ситуация на Книжном Арсенале, когда мне в спину бросили пакет кефира и банку краски…

Ты видела, кто это был?

{

Одного человека я видела. Его поймали, охрана Арсенала сработала мгновенно, а один убежал.

То есть это был не один человек?

{

Нет, не один. Это был такой подлый, мерзкий поступок. Я вначале подумала, что это представители «Гринписа», потому что первое, что пронеслось у меня в голове: «Я же не в мехах!» Мы привыкли, что краску бросают в спину, обливают ей политиков, это не такая частая практика, а в масштабах мирового сообщества обычно гринписовцы обливают твою дорогую шубу.

За границей просто никто ни на какие ориентации не бросается краской, все нормально для них.

{

Плюс я шла на презентацию своей первой книги. Книга о женщинах с таким достаточно провокационным названием, но, зная меня, можно было понять, что книга будет добрая…

Потом уже, когда прошла презентация, когда я написала заявление в полицию, когда мы повторно съездили в полицейский участок, я реально поняла, что это могла быть не краска. А кислота и не в спину, а в лицо.

Это была изначально спланированная акция. Когда я вытерла кефир, выжала кефир из волос, как-то немножко пришла в себя, я взяла свою камеру и подсняла одного из нападавших, которого держали охранники.

Какие-то странные подозрительные личности, не то что угрожали мне, они меня так «мягко» оскорбляли, рекомендовали покаяться, напротив здания Арсенала находится Печерская лавра, смеялись мерзко, глумились. Я их тоже  подснялаи послала туда же, в Лавру.

Ты знаешь, меня поражает, какие шоу ты устраиваешь на Кураже. Как приходишь, как продаешь. Люди реально возле тебя как-то концентрируются.

{

Я понимаю, что Кураж Базар – это платформа, где я могу встретиться тет-а-тет со своим зрителем. Они приходят ко мне, особенно, когда плохая погода. Я вижу, что вокруг меня атмосфера далеко не куражная, потому что многие продавцы приходят с мыслью: «Вот сейчас мы как разложим свой товар, и набежит людей, и мы все распродадим», и уже считают кеш. Я прекрасно понимаю их, но все-таки идея Куража – это хэштег покуражим. В моем лексиконе это значит получать удовольствие. Да, мне сложно, потому что энергию высасывают очень сильно. Когда ко мне подходят, сначала обращают внимание на мой стол, на мой товар, я всегда здороваюсь, а второе мое предложение: «Вам для тела или для души?» Человек, у которого остался детский свет, улыбнется, поднимет глаза, удивится, заинтересуется. Кто-то реагирует: «Ой!», и уже слов нет, кто-то наоборот – испугается и отойдет. Если зритель пришел – он мой, я его должна удовлетворить по полной. Это моя задача. Многие кривятся, хмурятся и убегают, не знают, что сказать, стесняются подойти, пусть и хотят со мной сделать фото.  Я никому не отказываю, я всем желаю доброго дня, я дам что-то с собой, угощу печеньем или же вареньем.

Моя четкая задача, чтобы у каждого гостя, который подошел  к моему столу, осталось приятное впечатление. Послевкусие, как будто он скушал десерт. Потом я прихожу домой, набираю себе ванну и смываю с себя все, потому что за день цепляется многое, и не всегда со знаком плюс. Многим до сих пор не понять, чем я занимаюсь, что я делаю, какой месседж я несу, это их проблема. Главное, что мое внутреннее ощущение со мной.

Иногда я ненавижу этих людей. Я понимаю, что это какая-то беспросветная тьма. Это тотальное бескультурье и отсутствие элементарных манер. Вот ты спрашиваешь: «Чего не хватает нашему обществу?» Элементарных манер: «Здравствуйте», «До свидания», «Пожалуйста», «Спасибо», «Будьте так любезны», «Возьмите», «Придержите», «Приятного дня».

Дорогая, если я подписалась на Кураж Базар, я пришла и, можно так сказать, отработала. Я исполнила роль прекрасной, веселой, задорной Монро. Я понимаю, что наши украинские реалии – это «зона между мной и тобой». На Кураж Базар заходят разные люди. Но, если я подписалась, я должна создать атмосферу вокруг себя такую, чтобы они задумались: «Ну если она, будучи женщиной не от рождения, а по призванию, выглядит на протяжении целого дня королевой красоты, если она в настроении, если улыбается, если источаются положительные эмоции, то, может, и мы можем. Может и нам губочки подкрасить, бровки подщипать и улыбнуться?» Начинать нужно с себя, а та глядишь и другие подтянутся.

Расскажи, Монро, ты об этом мечтала?

{

Да, уже да. Давай не забывать, я мечтала, чтобы мне… Знаешь, о чем я мечтала? Чтобы мне аплодировали, когда я стою на сцене –  платье, каблуки, причесон, не важно, что бы я на той сцене делала, что бы я несла, пела, танцевала – главное, чтобы я стояла, и мне все аплодировали: «Ах, какая красивая!». Конечно, со временем, с опытом я уже научилась создавать этот образ, включаюсь по звонку, мне не сложно настроиться на нужную волну. Но порой так сложно удержать хорошее настроение. В этом момент лучше спрятаться или на пробежку.

Что ты думаешь о семье и отношениях?

{

Знаешь, для полной картины жизни мне не хватает опыта серьезных отношений, чтобы я могла с уверенностью говорить: «не ходите девки замуж — ничего хорошего». Пока что, увы, похвастать нечем. Но я не из тех, кто заламывает руки с воплями «я никому не нужна» или бросается на первого, кто подмигнет. Я знаю, кто должен быть рядом, а если мы не встретимся…ну что ж, я и это переживу.

Сложно ли завести отношения публичному человеку?

{

Отношения сложно завести, когда тебе уже чуть за тридцать, и когда ты пожила, поездила по миру, напробовалась и понимаешь, кто чем дышит и можешь со стопроцентной уверенностью предугадать, что будет после первого бокала.  Публичность скорее отдаляет от простых смертных, создавая иллюзию уникальности и особенности.

Я никогда не завышала свою значимость. Хотя нет, пару раз ловила звезду. Это бывает, когда тебя показывают пять дней в неделю по телику. Хоть не на центральном канале. Потом видишь афиши Бейонсе в Будапеште и понимаешь, что в масштабах Земли ты —  муравей. Так что я твердо стою на ногах и оцениваю себя адекватно. Могу легко спуститься в метро или запрыгнуть в трамвай, по крайней мере, можно рассчитать время.

Я наслаждаюсь популярностью и благодарна за внимание к своей персоне. Не буду лукавить, мне это льстит.  Но заметила, что в обществе существует стереотип о популярных людях. Не нужно думать за меня, просто угостите даму шампанским и передайте визитку с номером! А там разберемся.

Ты влюблена сейчас?

{

Нет. И чувствую, что с каждой минутой это сделать будет все сложнее и сложнее. Впрочем, я всегда влюблялась в негодяев. А они перевелись. Сплошь хипстеры да стартаперы.

Мечтаешь ли выйти замуж? Расскажи, какая это будет свадьба?

{

Конечно! Да так, чтобы журнал Vogue выкупил свадебные фото. Однозначно это будет берег моря или океана, Лиссабон или Барселона. Вывезу на выходные самых близких частным самолетом, мой жених сможет себе это позволить. Сама церемония будет проходить на пляже, на закате, если будет намечаться дождь — разгоним тучи специальными пушками. Я в белом брючном костюме, зауженные брючки, каблук 12см, локоны-локоны, благоухаю Шанелью, свадебный букет из розовых пионов, он в черном смокинге, загорелый, стройный и высокий, смотрит влюбленным взглядом и…пусть весь мир подождет. А потом веселье до рассвета под ритмы Кэти Перри! И купаться голяком!

Скажи, а чем Монро зарабатывает? Если можно о таком говорить. В чем твой основной доход?

{

Моя основная деятельность – я офигенная ведущая различных мероприятий. Но не каждое ивент-агентство, не каждый заказчик готов рискнуть заказать меня. Потому что все-таки я работаю для людей, а для основной массы я еще та диковинная штучка. Но есть те, кто не боится, рискует и получает джек-пот. В своем мастерстве я уверена!

Это первое, на чем я зарабатываю. Сейчас я зарабатываю, конечно же, это производство варенья, но это сезонный продукт.

Ага, то есть все серьезно?

{

Не то чтобы серьезно, но на булавки и путешествия хватает.

Да ты что?! Нормально ты варишь варенье.

{

Девчоночки, это сезонно. И масштабы пока не промышленные… Да и мне не так много денег и нужно. Я давно уже пережила стадию вещизма, а моя коллекция концертных костюмов формировалась на протяжении 16 лет, и в том платье, в котором я скакала в 2005 году, я сейчас могу спокойно выйти, это такой же кутюр, и  все будут  кричать: «Монро, это просто бомба!»  Главное, как себя подать.

Третье, на чем я зарабатываю, – это интеллектуальный труд. Будь то съемки в программах, колонки в интернет-изданиях, блоги, плюс сейчас в планах  раскрутить канал «неугомоннаяМОНРО» на YouTube. Я уже его монетизировала, и даже заработала три доллара. Это было так неожиданно, но очень приятно. Я сначала приуныла, ну что такое – три доллара, а потом пересчитала в гривны – 75, на минуточку…

В действительности в Украине еще можно жить. Это, конечно, не Испания и даже не Польша, но нужно с чего-то начинать! А еще я книги пишу. «Хорошо, что я не баба!» – первая, есть идея и материал для второй. Я сотрудничаю с издательством, а это тоже гонорары и какие-то деньги для творческих реализаций, повторюсь, о миллионах я не мечтаю, главное, чтобы на качественные продукты и путешествия хватало. А одеваюсь я на Кураж Базаре!

О чем ты мечтаешь и куда движется Монро?

{

Только вперед! Иногда покидают силы и хочется лечь, и закончить свою историю, но нахожу силы, мотивацию, делаю паузу, тискаю кошек, поднимаюсь и вперед. Я в ответе за тех, кого приручила, а таких с каждым годом становится все больше и больше. Я мечтаю влюбиться, съездить на Олимпийские Игры в Токио в 2020 году, построить дом своей мечты, где будет маленький приют для бездомных котят, написать еще четыре книги и встретиться с Королевой Елизаветой, надеюсь к тому времени она еще будет в здравии!