Ричард Оранж, обозреватель The Guardian в Копенгагене, открывает секрет спокойствия датчан — хюгге (от датского — hygge) — тренд счастья и покоя, который перенимают во всем мире.

5461

Жителей Дании считают самыми добродушными в мире. Многие верят, причина тому – искусство уюта, простых удовольствий и хорошей жизни.

Джепп Троль Линнет окидывает взглядом Bang & Jensen, любимое кафе в Копенгагене. Он ищет все и ничего. Компоненты, которые создают хюгге – непереводимое свойство мест, людей и единения, которое датчане ценят выше всего.

«Это свечи, точно… освещение. Совсем не то, что большие лампы на потолке», — говорит он. И мебель: «Вам кажется, она куплена в разных местах, —  указывает на стулья с откидной спинкой, на которых мы сидим, — Как в старом кинозале. Возможно, здесь все знакомы. На первый взгляд кажется – все связаны, место наполнено общением, даже если никого нет». Линнет протирает блестящую мебель, на которой отдыхают его ноги. «Очевидно, мебель давно износилась, но какая разница, куда ставить ноги».

Линнет опубликовал первую научную статью о явлении хюгге пять лет назад. Он стал выездным экспертом для датских журналистов.  Особенно Линнет популярен ближе к Рождеству, когда хюгге на первом месте.

Если вы первый раз слышите про хюгге (обычно переводится как «уют»), вам нужно узнать намного больше.

Этой осенью только в Британии вышло пять книг на тему хюгге.

  • «Маленькая книга хюгге», Мейк Викинг (аннотация – «Датский способ жить хорошо»), вышла на прошлой неделе.
  • «Книга хюгге», автор Луиза Томсен Бритс (аннотация — «Датское искусство жить хорошо»), вышла в прошлом месяце.
  •  «Искусство хюгге» — выйдет позже на этой неделе.
  •  «Как быть хюгге»…
  • и «Хюгге: празднование простых удовольствий, жизнь по-датски» обе выйдут в следующем месяце.

 «Это новый тренд», — смеется Агнета Вульф. Ее муж Поул – владелец продуктового магазина Wulff & Konstali.  Жители Копенгагена считают это место самым подходящим для завтрака в стиле хюгге. Сюда я заглядываю первым делом.

Хюгге – это забота о себе

Агнета говорит, что хюгге было в расцвете, когда Поул открыл закусочную в подвале 14 лет назад. Тем не менее, международный интерес появился совсем недавно. «Сейчас напряженная жизнь, и все так заняты», — говорит она. «Важно, когда есть минутка, побыть в состоянии хюгге. В Лондоне, например, люди забывают снять стресс. Для них антистресс — это алкоголь и шоппинг».

Сперва она угощает меня булочкой, почти полностью из масла и сахара, посыпанной маком. Потом Агнета и Поул отвозят меня из милого кафе возле старой гавани острова Бридж в заведение побольше, в районе Амагер.

«Хюгге – это забота о себе. Пусть и не очень здоровая, но хорошая еда», говорит Агнета.

6000

Бранч в магазине-закусочной Wulff & Konstali. Photo: Katrine Rostrup.

 «Мы гордимся этим словом, — говорит Поул — все немного посмеиваются, когда ты говоришь «хюгге».

Это поразительно. Весь день я упоминаю хюгге, и люди расплываются в улыбках. Датчане говорят о хюгге так, как итальянцы говорят о еде. Возможно поэтому исполнительный директор Института исследований счастья в Копенгагене преподносит загадочное явление в своей книге Wiking как «секретный ингредиент в рецепте датского счастья». Он пишет, что наряду с социальным равенством и безопасностью жизни хюгге входит в модель благополучия. Это причина, почему датчан год за годом признают самыми добродушными и спокойными в мире.

Такие места как Wulff & Konstali или Bang & Jensen усовершенствовали искусство подачи хюгге на заказ для занятых жителей. Копенгаген – лучшее место для иностранцев, чтобы ощутить этот тренд непринужденной неформальной домашности. Но настоящий хюгге скрывается за дверью. Его могут почувствовать только те, кого впустили в свой дом приветливые датчане. Часто хюгге ассоциируется с неспешным попиванием какао, свечами и дождливыми вечерами. Но это может быть и спокойная велосипедная прогулка летом.

Что бы это ни было, я сижу под солнцем на острове Амагер и с ужасом понимаю – я не чувствую хюгге. Бранч, который часто попадает в инстаграм горожан, прекрасен – бекон, яйца, овсянка и другие вкусности в маленьких керамических пиалах на деревянной доске. Но мозг уже решает, куда идти дальше. Я не расслаблен, и мне одиноко.

Как говорит Агнета, состояния хюгге достигнуть нелегко. «Над хюгге нужно много работать, вы должны подумать об этом и понять, чот у каждого свой хюгге».

Хюгге также зависит от удобства и знакомства с ситуацией и окружением. Декор в Bang & Jensen не добавляет хюгге заведению, говорит Линнет. А, вот, близость к дому – да.

Даже если состояние хюгге достигнуто, его легко разрушить. «Хюгге может исчезнуть просто так, — предупреждает Агнета и щелкает пальцами, — Когда кто-то говорит гадости, вы это чувствуете, это проходит сквозь вас».

В ее кафе, например, у официантов и владельцев разные музыкальные вкусы. Даже такое небольшое напряжение —  угроза для хюгге.

 «Намного проще, если предпочтения похожи, — соглашается Линнет, — Людям стоит прийти к общему знаменателю в своем круге и не выносить на обсуждение спорные темы».

Говорить о политике или противоречивых вещах — редкость для хюгге. Хюгге этимологически связано со словом «hug» (англ. объятья — прим. The Devochki). Это чувство окружения, границ, безопасного места.

«Есть и темная сторона, которую можно не заметить, в желании сделать хюгге стилем жизни», — замечает Томсен Бритс. Ее мать — датчанка, и в своей книге она цитирует датского писателя Серена Кьеркегора, преподнося хюгге как философию осознанной жизни и присутствия в моменте. «Если создавать теплый круг из людей и событий, всегда будет шанс, что кто-то окажется за пределами круга. А это уже часть социального контроля».

Обратная сторона хюгге не значит «неудобство», как вы могли подумать, но означает «страх».

Я захожу в Королевский сад, парк около замка Розенбурга, чтобы посмотреть на пикники, как часть летнего хюгге, и встречаю двух датских учителей с группой иракских школьников.

Хюгге - датский феномен, который стремительно становится трендом в других странах

Хюгге — датский феномен, который стремительно становится трендом в других странах.

 «У иракцев не бывает хюгге», — говорят они. «Иракцы не понимают, как это — расслабиться в обеденное время на пикнике, и не усидят на месте. Уровень шума, который они создают — это не хюгге».

Линнет не согласен, что мигранты и иностранцы не могут почувствовать хюгге. Выпить пару  бокалов в хорошем английском пабе, говорит он, это самое «хюггевое», что вы можете сделать.

Но научат ли новые книги иностранцев хюгге? Он сомневается.

«Я думаю, бренд можно продать, увлечь людей. Но я не знаю, будут ли чувствовать покупатели США или Великобритании, что испытали нечто уникальное», — говорит Линнет.

В лучшем случае, повальное увлечение хюгге заставит полюбить простоту, отвергнуть дорогие бренды, не тратить лишнего, сфокусироваться на социальных отношениях, которые много значат. В худшем – все сведется к продаже свечей и датского дизайнерского освещения.

«Если у вас есть список вещей, который принесут в дом хюгге – это не сработает, — говорит Линнет, — вы не можете просто купить хюгге, как на пакет программного обеспечения. На это нужно потратить время».

Свежие темы:

Спасти кролика

Спасти кролика

Загрузка...