До открытия своего бара мне сотню раз доводилось встречаться с людьми, бросавшими между строк протяжно снисходительное «та да-а-а, у меня тоже когда-а-а-то был свой ба-а-ар». Мол, было-было-было-было, но прошло. И тебя попустит. Каждый раз мне этому «опытному» хотелось отвесить добротный такой пацанско-дворовой щелбан. Ибо, во-первых, не гоже таким тоном о ДЕЛЕ всей моей жизни, а во-вторых – как это вообще о Баре в прошедшем времени?

14303719_10211058455764447_1449123228_o

Для меня это значило лишь два варианта: а) у них ничего не получилось/обанкротились/не смогли и б) продались за бабло, что еще хуже, потому что «Вавилон, Вавилон, плавятся души». По всем законам театра абсурда, спустя лишь год после открытия я и сама попала в число этих очернивших душу грешников. Продав свою мечту по ряду куда более бытовых причин.

Первая причина – это ты

Нет-нет, конечно, не ты конкретно. А те, совершенно другие ты, которые не такие воспитанные, вежливые и осознанные буддисты, как ты. Те самые не ты, которые воруют баллончик для освежителя воздуха из женского туалета. Каждый день. В течение нескольких месяцев. Те не ты, которые обнесли наш «давай каждая деталь будет значимой» бар до ниточки, до последнего батлерсовского бокала, до самого колючего кактуса из дизайнерского вазона. Вместе с вазоном, ясен пень. Я все задавалась вопросом “КАК?” Как все эти творческие пиджаки с новенькими нью бэлэнсами, подкатанные штанишки с золотыми рэйбэнами, как эти так элегантно попивающие негрони особи могут взять и стырить мой ершик?!

14315631_10211058470764822_987896394_o

Поначалу казалось, что причина в публике, а точнее – в ее качестве. Пока одна особа в песцовой шубе не зачекинилась как-то с нашим кактусом у себя дома. А потом в джипе. А потом с песцовыми подружками в их песецки дорогих джипах. Мы стали маньячно наблюдать за публикой, и оказалось, что суть вовсе не в недостаточной статусности гостей, а в нашем посыле feel FREE – do what u want. Отсутствие четких границ сработало против нас. Люди не позволяли себе (почему?) спать на полу и танцевать на барной стойке, как представлялось мне, но с легкостью уносили под мышкой понравившийся «он такой моооой» бокал. По итогу, даже несколько моих довольно близких знакомых признались, что унесли с собой по бокалу «на память». Уж больно были хороши.

14339981_10211058451884350_669296369_o

Звучит как нелепая детская обида, потому что так оно и есть. Воровство оказалось для меня крайне болезненным. Конечно, со временем мы обзавелись охраной, камерами и прочими атрибутами «как положено» бизнеса. Но относиться к бару как к дому я больше не могла.

А вторая – все твои мечты

Жуть как не люблю, когда папа прав, но в этом случае (на самом деле, во всех) – зрел в яблочко. С детства мой мудрый папаша учил меня бояться того, чего желаешь. Не в смысле бояться – не хотеть, а тщательно обдумывать свои мечты. В современной интерпретации – мечтать осознанно.  Не хотеть бар/дом/машину/семью абстрактно, а желать это все в конкретном контексте.  С конкретным добротным мужиком. Именно с этим пунктом я пролетела, как фанера. Не с мужиком, благо, а с контекстом.

14348822_10211058467524741_353701333_n

Начав свою барменскую «карьеру» в Крыму, я не учла один основополагающий фактор. Бар в курортном месте и бар в мегаполисе – это те же яйца, только совсем нет. Если в первом случае публика априори настроена на веселье, то во втором – на нытье. О пробке, начальнике, работе, муже, квартплате, обоссавшем новые лабутены коте – да о чем угодно! “Олд фешеном” не пои, дай  понервничать, поныть, покритиковать. С психотерапевтической точки зрения – понятно, но выносить каждый день такое количество дерьмеца – это воистину талант. Которым, к сожалению, боженька меня не одарил.

Третья – это все твои слова

А точнее – ярлыки. Одна из любимых забав “почти столичных, почти получилось” снобов. Из-за отсутствия определенных артефактов, указывающих на достаточную для «состоявшегося» человека обстановочку «под кальянчик», наш бар часто нарекали «логовом наркоманов», «оплотом разврата»(из какого это вообще столетия?) и моим любимым – «хипстерским зэвэдэ».

14359749_10211058473964902_1635624143_o

Несмотря на то, что Киев – это, конечно, Европа, «четенькие» стандарты тут работают, аки швейцарские часики. 99% гостей «за 50» – иностранцы. 99% бизнесменов, выбирающих наш бар для деловой встречи, – иностранцы. 99% посетителей, случайно забывших дома паспорт, но очень желающих сидра – угадайте, кто?

Четвертая причина – это ложь

Что со временем станет легче. Что будет время на «лежать под пальмой, пока кто-то за тебя добывает тебе кокос». Нет, с бумажной волокитой, конечно, станет проще, но вот с управлением – наоборот. Если сразу не научиться делегировать – пиши пропало.

14274396_10211058458844524_667028101_o

Синдром «в каждой дырке – затычка» – это самый сложный барьер, который мне так и не удалось преодолеть. Найти того самого чудо-человека, который ты, но не ты, и доверить ему хотя бы часть своих обязанностей – вот с этого стоило начинать. А иначе – звонки в 4:30 утра с вопросом «Оксана, я не могу найти веник. Что мне делать?»

А пятая причина – это боль. От того, что умерла любовь

Имея свой бар, о баре как о месте расслабления/тусовки, можно было забыть. Это что-то сродни людям, работающим в кондитерской и на дух не переносящим сладкое. Нет, саму культуру бара я любить не перестала, но от оценочной позиции «у нас – лучше/хуже» избавиться нигде не могла. Не могла остановиться изучать алкоголь/поставщиков/ценообразование, подачу коктейля, руки официанта, качество туалетной бумаги на худой конец. Везде в глазах мелькали только цифры. В то время как мои друзья наслаждались коктейлем, я высчитывала его себестоимость. Какая уж тут романтика?

14303864_10211058467844749_669981473_o

Осознав, что насильно мил не будешь, я приняла решение бар таки продать. Потому что любила, правда. Потому что финансово все получилось даже круче, чем ожидалось, потому что самореализация прошла на ура. Не осталось никаких обид, и, как спел бы Николаев, – никто ни в чем не виноват. Просто в этой драме место, время и действие, наверное, попросту не сошлись.