Договариваться с менеджерами знаменитых диджеев или джаз-бендов, ночью на вечеринке стоять за баром либо до самого утра на фейс-контроле, сменить бар на диджейскую стойку, отыграть пятичасовой сет, потом оттанцевать под любимого диджея, которого сама с таким трудом забукировала, четко распланировав даты мероприятий. Быть начеку каждую минуту, даже когда очередь на вход идет на тысячи, не реагировать на хамов и беспристрастно не давать войти в клуб без наличия документов, подтверждающих возраст, даже если человек почти что плачет. Ночевать и дневать на локации, готовя очередную выставку, не обращая внимания на дискотеку в соседнем зале, писать статьи про свет и звук, заботиться об эстетической красоте помещений, забив на усталость, готовить один из самых крупных джазовых фестивалей города. Или всегда за баром быть не барменом, а частью публики: наливать, угощать, общаться, улыбаться, но точно не знать, когда закончится смена – когда диджею надоест играть.

Я решила показать прекрасную, но вовсе не слабую сторону арт-центра Closer. Работая с девушками арт-центра, понимаешь, что вдохновение берется из самого проекта, который они строили и сейчас ради него живут, наверное – материнский инстинкт. Если ты посетитель «Клоузера» ночного, то точно знаешь Инну, Карину и Алису. Джаз по четвергам и выставки на третьем этаже – Оля и Ксюша. Скоро пойдет четвертый год, как девушки трудятся на благо развития украинской культуры, хотелось бы узнать немного больше о них.

Я и Ксения Малых работали вместе в М17, когда тот был еще центром современного искусства. В один прекрасный день всю нашу команду уволили. В арт- и околотусовке это было довольно громкое событие, и о нем услышали ребята, которые уже делали ремонт на Нижнеюрковской и хотели открыть не клуб, а что-то большее. У нас есть общая подруга Катя Тарабукина. Сережа Яценко (коммерческий директор Closer, — прим.ред) написал ей сообщение о том, что они хотят с нами познакомиться и пообщаться на тему сотрудничества.

На встрече мы тогда конечно наобещали, что будем приглашать разные организации делать свои мероприятия у нас. В итоге никого не пригласили, но сделали все сами. Я курирую свободный лекторий о музыке ЗВУК и проект Closer jazz, который в этом октябре впервые будет представлен в виде трехдневного фестиваля джазовой и околоджазовой музыки All Music is Jazz. Еще я занимаюсь нашими партнерскими договоренностями.

Я не то чтобы выбирала себе работу. Первый год или даже два у меня были и другие проекты помимо тех, что в Closer, которые меня кормили. При этом в Closer, где зарплаты у меня не было, я практически жила. Сейчас, когда у меня есть все признаки работы – запись в трудовой, зарплата, – ощущения, что это работа, нет до сих пор. Это важная часть жизни, как семья – я ее не выбирала, так сложилось. И не заниматься тем, чем я занимаюсь, я тоже не могу. Не знаю, случайность это или закономерность, но думаю мне сильно повезло, что я могу делать то, что хочу, в окружении людей, которых люблю, не два дня в неделю, а все семь.

Что до скандалов вокруг клуба, я думаю, это естественный процесс апробации новой культуры. Это всегда и во всех странах долгий и сложный процесс принятия нового не только государством, но и обществом. Будут вешаться шаблоны, необоснованные обвинения и т.д. Это иногда расстраивает, чаще злит, всегда отвлекает. Но я убеждена, что вокруг меня лучшие люди в городе, с самым правильным отношением к делу и с самой искренней любовью к музыке. Те, кто подпитывают «скандалы», ничего не знают о Closer, а я знаю. И у меня есть только поводы гордиться этой командой (читать – семьей).

Я люблю наши фестивали и люблю, когда в Closer выступает Биг Бэнд. Это из регулярных. Но еще иногда происходят мероприятия, не важно, будь то лекция, или концерт, или вечеринка, на которых необъяснимо классная атмосфера. Происходит коннект между аудиторией, лектором или артистом, и все становится особенным.

Ольга Бекенштейн,

куратор джазовой и образовательных программ в арт-центре Closer

Я оказалась в семье Closer на этапе строительства, накануне открытия «Лесного Причала». Я занимаюсь выставочным пространством, а с Ольгой Бекенштейн мы курируем образовательную программу арт-центра. Мы отвечаем за дневной Closer. Недавно к нам присоединились молодые кураторы Добрыня Иванов и Света Либет – теперь мы втроем работаем с художественными проектами и приглашаем лекторов для наполнения художественного направления нашей образовательной деятельности.

Работой это не считаю. Это деятельность, место и люди, которые объединены желанием хорошо делать то, что любят. Такое окружение – идеальная среда для реализации и, конечно, большая ответственность. Больше всего получаю удовольствие, когда выставка или лекция неожиданно получается лучше, чем я рассчитывала. В любом проекте, связанном с искусством, 80 % – менеджмент и только 20% – творчество. Стараюсь получать удовольствие от всего процесса. Насчет гендерного распределения в «Клоузере» – у нас не смотрят на пол, смотрят только на твою любовь к своему делу. Люблю всех наших – и мальчиков, и девочек. Больше всех общаюсь с Олей Бекенштейн – ведь мы пришли вместе, у нас даже есть свое кураторское объединение ОК projects. Она за это время очень выросла как профессионал (осенью организовывает первый свой и наш джазовый фестиваль), также, как другие наши сотрудники, которые смогли оценить и воспользоваться плодотворной атмосферой нашей команды. К скандалам вокруг клуба отношусь как к побочным эффектам славы.

Интересная история, которая первая всплыла в памяти, – некий молодой человек очень хотел прийти к нам на лекцию о музыке (из цикла ЗВУК), но не получилось из-за работы, потому он нанял человека из сервиса «Кабанчик», тот сходил на лекцию и записал ее на диктофон. Раз так, видимо, мы делаем что-то очень хорошее и не зря вкладываем в это столько любви. Closer. One love.

Ксения Малых,

куратор визуального искусства, арт-центр Closer

С командой Closer я знакома лет шесть. Когда они организовывали первые вечеринки на разных интереснейших локациях или просто принимали участие в дружественных мероприятиях, я всегда была рядом. Музыка нас связала! Вернее, музыка меня привязала к ним навеки веков.

Около 3,5 лет назад весной мы начали строить «Лесной Причал». Я тогда трудилась на обычной работе в роли тестировщика программного обеспечения. Мой график был, как у настоящих офисных жителей, с понедельника по пятницу, с 8 до 18. И сразу же после работы я ехала на Нижнеюрковскую, 31, чтобы помочь в создании дома. Первые полгода я посещала Closer в качестве обычной тусовщицы с маленькими привилегиями. Танцы и музыка были для меня самой настоящей отдушиной в конце рабочей недели. Затем я уехала учиться в другую страну. По возвращении в Украину у меня уже не было той «обычной» работы. Но у меня был Closer. Я подумала, а почему бы не совмещать любимое с полезным? Устроилась барменом. Через какое-то время начала совмещать работу бар-герл и фэйс-контроль. Еще спустя несколько месяцев я настолько начала жить «Лесным Причалом» и «Клоузером», что у меня появились административные обязанности и тотальная власть на посту fc, которой я не злоупотребляю. Я не могу назвать свою деятельность работой. Работа от слова раб. А я получаю максимальное удовольствие от всего, что делаю. Хожу на «неработу» с улыбкой и желанием, развлекаюсь, музыкально развиваюсь и всегда держу руку на пульсе атмосферы в нашем доме.

Самое любимое в моей работе – это выйти утром на танцпол и понять, что ночь на рабочем месте прошла не зря, что все люди хорошие и счастливые, они танцуют, и я не упускаю возможности потанцевать рядом с ними. Ну, и, конечно же, музыка. Музыка – это главное в нашей работе, главное и самое любимое.

Напрягает невоспитанность некоторых посетителей. Да, они посещают здание на Нижнеюрковской, 31, но дальше порога комнаты фэйс-контроля они не проходят. Поэтому напрягают они меня недолго.

Не знаю ни одной девочки в составе уже такой большой команды «Кло», с которой бы я не хотела дружить. Просто все очень крутые, настоящие индивидуальности со своими классными тараканами. Со многими я общаюсь вне работы. Например, в будние дни посещаю Closer Record Store и натыкаюсь на Карину Саркисян. Или прихожу поработать в коворкинг Софа Стор, а там меня встречает Дина Багаева. Иду на открытие выставки, а ею заведует Ксюша Малых. Ха-ха-ха-ха. И эти встречи не так уж сложны в своей организации, потому что все они происходят по одному и тому же адресу – на Нижнеюрковской.

Но все же с некоторыми девчонками мы общаемся очень тесно. Посещаем спортивные занятия, катаемся на велосипедах, смеемся вне работы прямо на работе (после вечеринок).

Обожаю субботние мероприятия. Но особенно люблю, когда вечеринка почти что спонтанная, когда она всплывает за день-два до проведения, когда из заявленных артистов только любимые резиденты. Обычно такое мероприятие выпадает на воскресенье, понедельник или вторник. Это, к примеру, если идет несколько выходных подряд в нашем государстве. Вот как было с праздником 8 марта. 5-6 марта у нас выступал долгоиграющий Rhadoo (его сеты длятся порядка 18 часов), а затем шли пара будничных выходных. И ты просыпаешься в понедельник после музыкального марафона, и в чате тебе пишут: «А не устроить ли нам домашнюю вечеринку для своих, самых ближайших? Да/Нет? Давай!» И ты сонно проводишь этот день, а ночью идешь снова счастливой на работу, потому что абсолютно точно знаешь, что музыка будет «твоя», люди будут «твои» и настроение будет «вашим»!

Инна Щупко,

администратор арт-центра Closer, фейс-контроль

Первую вечеринку на «Причале» я протанцевала, а во время второй приступила к работе на баре. Я пришла поддержать Андрея Шаколина, который играл в ту ночь, а потом увидела Алису Селезневу на баре «Щель», которая одиозно разливала коктейли в пластмассовую тару и рассказывала безумно интересные истории. Я не смогла оторвать свой взгляд от нее и так захотела ей помочь. Подошла и предложила свои услуги. Алиса согласилась. Так я впервые для себя стала барменом. И обрела прекрасную подругу (сейчас Карина уже не работает на баре, ее имя фигурирует в афишах и лайнапах Closer в качестве резидента клуба, – прим.ред.).

Эту работу я не выбирала. Так должно было случиться. Я люблю музыку. Она ведет меня по жизни.  Люблю, когда наши посетители уходят довольные после вечеринки. Не люблю, когда во время долгой вечеринки пропадает вода в туалете.

Не ведусь на скандалы. Я же знаю, как обстоят дела на самом деле. И поэтому не верю всему тому, что говорят люди, а особенно тем, которые хотят всячески навредить.

Карина Саркисян,

букинг-агент и резидент клуба Closer

Почти все ребята, которые составляют основную команду Closer – мои близкие друзья, так что я с самого начала была задействована в процессе организации и становления. Я стала заниматься баром. Логично, как по мне, ведь в первое время именно на баре не хватало людей, которые бы глубоко понимали концепцию и специфику мероприятий.

Я уверена, что случайных людей в команде нет.  Самое любимое в моей работе – это создавать атмосферу, ведь, как правило, для гостя вечеринка начинается именно с бара: вкусный напиток, который иногда нужно угадать, улыбка, приятный разговор, что еще нужно для хорошего начала вечера?

В «Клоузере» всегда главным была и остается музыка, все остальное сплетни, а к сплетням я отношусь спокойно. Обожаю вечеринки резидентов, когда нет приглашенных диджеев, играют только свои. На них всегда такая семейная и дружеская атмосфера, Еще люблю утреннее время, когда резиденты играют бэк ту бэк с приглашенными гостями.

Мне всегда интересно наблюдать за интеграцией людей в тусовку и их динамикой. Люди, которые приходят за чем-то другим нежели хорошая музыка и особая атмосфера, очень быстро отсеиваются.

Алиса Балажанова,

бармен

Свежие темы: