Многие считают, что понятия «пиар» и «общественная организация» несовместимы. Юлия Федотовских из КрымSOS рассказывает, что PR действительно нужен – так люди узнают о проектах и обращаются за помощью.

pr1

КАК ЭТО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

В Киев я приехала в 2012 году и попала в PR-агентство. Все завертелось-закрутилось-выело мозги. Работа была напряженной, и я очень волновалась. Те два года позволили мне окунуться с головой в PR-индустрию крупных брендов. Я писала тендерные предложения в рождественские праздники, покупала белорусские колбасу и сгущенку для региональных СМИ, подружилась с beauty-блогерами и прыгала от радости, когда мои проекты перевыполняли KPI.

Потом пришел 2014 год, и все развалилось. В моей жизни также произошли кардинальные изменения: я сменила работу, дом, окружение. В то время я постоянно задавала себе вопросы «чем я сейчас полезна?», «кому хорошо от того, чем я сейчас занимаюсь?» и не находила на них ответов.

Однажды ночью я скролила facebook-ленту, и мне на глаза попался пост моей бывшей коллеги о ее созданном с друзьями волонтерском проекте, который помогал переселенцам из Крыма и с востока Украины. Меня зацепило, и я написала восторженные отзывы о их работе. Мы перекинулись парой слов. Через пару дней мы встретились, а еще через пару недель я стала заниматься коммуникациями в общественной организации.

ofis-kryimsos-2015

Поначалу мне здесь все было незнакомым – я мало понимала специфику и чувствовала себя немного чужой в этой дружной и по-доброму сумасшедшей семье. Помню свое первое мероприятие – это был круглый стол в Офисе Уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Я чувствовала себя школьницей – сидела и смотрела на этот помпезный блестящий стол, пафосную люстру и дорогие костюмы участников. Декорации потом часто повторялись, кстати. А вот ощущения мои изменились.

­­О ЧЕМ МОЯ РАБОТА

Если говорить откровенно, то тогда в коллективе, частью которого я стала, многие понятия не имели, в чем будет заключаться моя работа. Я понимала, что мне нужно будет освещать проекты организации, много писать и устраивать мероприятия. Работа с журналистами тогда была хаотичной – они звонили каждый день с утра до вечера, но я пока еще не знала, кто они и как с ними «подружиться».

komanda-edet-razgruzhat-gumanitarnuyu-pomoshh

Конечно же, нужно было окунуться в атмосферу организации, прочувствовать ее, узнать, с чем мне придется иметь дело. Я решила оставаться по вечерам после работы сортировать «гуманитарку», а как-то раз даже поехала утром с коллегами на мониторинговый визит – встречать поезда с переселенцами на вокзал.

К нам в офис непрекращающимся потоком приходили люди, каждый – со своей уникальной историей. У нас под ногами бегали дети, за столами у социальных работников сидели, сжимая в руках уцелевшие документы, старички, и мы улыбались и работали.

Однажды к нам в старый офис на Бессарабке пришел дедушка и сказал, что в его дом попал снаряд и больше у него ничего нет. Он приехал попутным транспортом в Киев и просил о помощи. Помню, как достала деньги и, смущаясь, протянула ему.

ЧЕМ КОНКРЕТНО ТЫ ЗАНИМАЕШЬСЯ? И КАК ЭТО ВСЕ УСТРОЕНО?

Мероприятий было масса – встречи с известными людьми, мастер-классы, фестивали, раздачи гуманитарной помощи, фотопроекты. Обо всем мы писали, распространяли информацию, знакомились с журналистами. Вскоре коммуникация со всеми, кто мне был нужен в работе, наладилась, и я почувствовала себя уверенней.

Наш рабочий день начинался с того, что мы заходили в офис и слышали три рингтона разрывающихся мобильных телефонов разных операторов, – хватали трубки и начинали консультировать.

У ТЕБЯ ВСЕ В ПОРЯДКЕ С ПСИХИКОЙ?

Потихоньку мне стало легче и психологически воспринимать свою работу. Первым меня сломал дед, который позвонил на горячую линию и сказал, что будет жаловаться в Европейский суд по правам человека. Помню, как он рассказывал мне, что прошел Майдан и по этой причине стал инвалидом. Сейчас же он прикован к постели, средств на существование у него нет, и мы (волонтеры) – не правы, что ничего не можем с этим сделать. Трубка кричала мне укором: «Я ради этого стоял на Майдане?» Трубка спрашивала, а я молчала и плакала.

Открытие выставки Stop eating Ukraine

Открытие выставки Stop eating Ukraine

За два года твой психологический иммунитет крепнет – ты постоянно узнаешь о чем-то, но не принимаешь близко к сердцу. Ты задаешь себе вопрос: «Чем мы можем помочь? Можем мы помочь в этом случае самостоятельно или нужно кого-то подключить?». Так эффективнее. Ненамного проще, но эффективнее в разы.

Общаясь с героями своих проектов, оставаться в стороне довольно-таки сложно. Я пока не научилась этого делать, многие из них стали моими хорошими друзьями, чему я очень рада. Часто они начинают вам доверять, рассказывать свои личные жизненные истории. Я очень хорошо запомнила случай с бабушкой, которая стала участницей нашего проекта к 8 Марта: мы разговаривали с ней в «Пузатой хате» на Бессарабке. Я должна была расспросить ее о мечтах. В какой-то момент все пошло не так, и она развернула листок со своими стихами и начала читать стихи про родной город – Авдеевку. Такие моменты остаются в памяти надолго.

За это время я сорвалась, полностью сдала позиции лишь единожды – на просмотре финала «Евровидения», который мы организовали в офисе организации. Мы пригласили множество гостей – послов, волонтеров, друзей организации и т.д. Подвела техника и человеческий фактор. Все было так печально, что мои нервы также капитулировали. Хорошо, что ты не один и всегда есть близкий человек, который может дать пинок в такие моменты. Через минут десять я была в строю.

КАК ВСЕ ОРГАНИЗОВАНО ИЗНУТРИ?

У нас горизонтальная схема управления – все равны. Это подкупает, дает огромное поле для роста и собственных инициатив. Наверное, через год работы в организации я поняла, что ВОЗМОЖНО ВСЕ. Мозги начали работать иначе, и мы с подругой и по совместительству коллегой, начали генерировать массу идей. Так, мы просили переселенцев присылать нам видео, на котором дети читают стихи, и взамен дарили детские книжки.

Мероприятие Run For Crimea

Мероприятие Run For Crimea

Мы приглашали всех желающих на «идейную» пробежку и бежали за Крым – расстояние между Киевом и Симферополем. Командой мы собирали в Крыму фото депортированных в 40-х гг. крымских татар и сделали по итогам фотовыставку. Также задали тренд на тему «успешных историй переселенцев», который вскоре подхватили практически все СМИ.

КАК ИЗМЕНИЛАСЬ ТВОЯ ЖИЗНЬ?

Моя жизнь изменилась за это время кардинально. Мне кажется порой, что я стала другим человеком – я стала иначе мыслить, другими категориями. Фраза «чем я могу помочь?» стала универсальной. Так пришли в мою жизнь благотворительные забеги, волонтерство с БФ «Таблеточки», «Букмоль» и другие добрые дела. Мне захотелось делиться, отдавать, быть полезной, причем делать это в позитивном, добром формате.

Открытие хаба Дом свободных людей

Открытие хаба Дом свободных людей

За два года работы в общественной организации я поняла, что все возможно. Найти замену дрону и отснять фото флешмоба за 20 минут, найти скрипку для талантливой девочки, которая мечтает заниматься музыкой, снять документальный фильм и пробраться в программу кинофестиваля «Молодость» и т.д.

В ЧЕМ СУТЬ?

Пока мои друзья будут приходить поддержать меня на наши мероприятия, перечислять денежку на наши проекты на «Спильнокоште», писать в личку «спасибо, что ты есть», я буду заниматься тем, чем занимаюсь – помогать людям. Бывают моменты, когда руки опускаются и хочется улететь в космос, у кого же их не бывает. Тогда я вспоминаю, что все не зря, и на какое-то время легчает.

Свежие темы: