Когда-то одна моя знакомая разорвала помолвку со своим парнем после долгих лет отношений, потому что ему постоянно хотелось свежего воздуха из открытого окна, а ей – тепла и отсутствия насморка. «Какие странные люди», – думала я. Думала я так ровно до того времени, пока не стала жить со своим парнем.

Отношения с трехгодичным стажем обрели логическое продолжение в виде сожительства. Я была в предвкушении этого события, со всем энтузиазмом ударилась в ремонт и стала планировать меню на месяц вперед. «Жить с любимым человеком – это же так круто! – думала я. – Быть рядом, делить пространство, создавать комфорт… Наконец-то не будет никаких сложностей с молнией на платье! Бутылки воды будут открываться без титанических усилий, слез и мозолей на моих ладошках!» Но поначалу совместная жизнь получалась не такой уж безоблачной. Внезапно оказалось, что за больше чем 20 лет жизни друг без друга мы приобрели по вагону бытовых привычек, инстинктов, важных и катастрофически важных пунктиков. Эти наши пунктики собрались в два ополчившихся отряда, и началась невидимая бытовая война. Никто не хотел отступать, каждому хотелось заслуженного личного комфорта, ощущения своего дома, своего места, жизни по своим неписанным правилам. В квартире жили чувства и бурлили эмоции, но гармонии не было.

За полгода я собирала чемодан раз пять, но каждый раз вовремя осознавала, что для меня важнее. Мы оба это осознавали. Нас спасал здравый смысл, откровенный диалог, обсуждение возможных взаимных компромиссов и юмор (куда же без него). Когда я говорила, что хочу недельку пожить одна, получала в ответ: «И куда ты пойдешь? К моим родителям?» Становилось смешно и нелепо, было понятно, что от проблем, как и от себя, не убежишь. И я каждый раз оставалась, хотя мне было куда идти.

Эталоном сожительства в паре для меня всегда были бабушка с дедушкой. Между ними существовала договоренность: по четным числам месяца посуду мыл он, по нечетным – она. Были, правда, смешные до умиления разговоры о справедливости, когда первое число следовало за тридцать первым предыдущего месяца, и бабушка заступала в двухдневное дежурство. Это правило соблюдалось, пока здоровье позволяло, и касалось оно не только посуды. Делить обязанности, учитывать пожелания друг друга, уступать, хвалить, подбадривать, жалеть, жертвовать своим временем ради того, чтобы другому было комфортно, радостно и приятно, и всегда быть уверенным, что для тебя тоже стараются. Сейчас бытовые обязанности сконцентрированы в одних руках, но неутолимую активность бабушки и непоколебимое спокойствие дедушки эти двое все еще делят поровну, и им хорошо. Бабуля заставляет дедулю гулять на улице и ездить на велотренажере, а он напоминает ей о необходимости отдыхать и принимать таблетки, и им хорошо.

Конечно, когда ты собираешься делить с кем-то быт, лучше обо всем договориться на берегу. Обсудить обязанности, привычки, биоритмы, пристрастия и пороги терпимости. Но все равно получится очертить только верхушку айсберга, все остальное проявится на опыте. Быт не подвластен чувствам, он живет своей жизнью, его нужно тщательно строить и беречь.

Мой парень был одержим идеей приобретения PlayStation. Он постоянно включал ее в наш список покупок между молоком и хлебом и так часто о ней говорил, что стало ясно: назад дороги нет. Я поняла, что если он закроет этот пунктик сам, быт он будет строить с приставкой, а не со мной. Поэтому не придумала ничего лучше, чем подарить ему этот каприз. Да, мне пришлось стать игроком №2 в Mortal Kombat, но за это меня освободили от глажки рубашек (даже моих!). Я научилась принимать репчинку (кое-что мне уже даже нравится), полюбила бассейн, делаю вид, что мне нравится фрисби, и согласилась на электронную книгу. Он молча кушает мои супчики (терпеть не может первые блюда), ездит со мной к родителям и иногда даже к друзьям (неисправимый социофоб). Мы один раз сходили вместе на концерт, глубоко разочаровались в противоположности поведения друг друга и решили никогда больше не повторять этот опыт ради наших отношений.

Естественно, иногда каждый из нас хочет побыть центром Вселенной, главным в отношениях, ведущим, а не ведомым. Но когда корона начинает больно давить на мозг под грузом растущей собственной важности, когда раздувающееся эго закрывает глаза тонированной пленкой высокомерности, важно напоминать себе о главном. Ведь чаще всего главное – это когда ты счастлива, несмотря на то, что пришлось изменить правила твоей игры. Когда вы не соревнуетесь, кто прав, кто сильнее, кто важнее, а играете в одной команде для общего одинаково важного для двоих результата. Когда каждому приходится умалить свою принципиальность ради комфорта другого, и непременно выигрывают оба.

Мой бывший работодатель учит своих сотрудников не воспринимать себя слишком серьезно. Считаю этот совет абсолютно прекрасным и применимым в большинстве жизненных ситуаций. Ведь как только мы снимаем корону, открываем шире глаза, и начинаем видеть что-то еще кроме себя, поменять мнение становится не так сложно. Когда мы перестаем прятаться за ширмой серьезности и не боимся показаться смешными и уязвимыми в своей искренности, нам делают шаг навстречу. Когда мы начинаем слушать и слышим другую сторону, компромисс кажется очень правильным и естественным решением.

Свежие темы: