Маленькие дети не знают ненависти или гнева. Еще меньше им понятно слово «издевательство». Ребенок верит – маму с папой нужно любить, обнимать, целовать. Что-то меняется спустя пару лет. Вряд ли ваши родственники не ругались. Наверняка вы слышали крики или грозный шепот за стенкой спальни. А, может, они не стеснялись в высказываниях и при вас. Отец орал на мать, бабушка шикала на дедушку, братья и сестры дрались и обзывали друг друга. Чем теснее связь, тем больше можно позволить грубости, невнимания, ссор.

Мать рожала 18 часов в холодном родзале, акушерка закрывала рот: «Не ори». Еще пару недель она не могла ни ходить, ни сидеть. Но родился ребенок, ему нужна любовь. Он появился на свет не по собственной воле – вы сами этого хотели. Ребенок орет, вы должны угадывать желания по тону и длительности крика. Помощи мало – зачастую родители одни против маленького монстра. Но вы обязаны любить.

Так принято – родители любят детей. Не признаются, что иногда хочется выбросить орущий комочек в окно и бежать куда глаза глядят (высказывание не мое, украла у одной мамы). Так было принято у наших мам и пап – терпи и люби. Или делай вид, что любишь. Только сейчас вырабатываем привычку говорить о боли, о ненависти, о проблемах. Говорить сразу, общаться с психологами, писать – в блокнот или в блог. Не копить злобу годами, чтобы однажды выпалить: «Я на тебя всю жизнь… а ты!».

Родителям тоже несладко приходится. Вы добрые лет 15 укутываете и моете, кормите и жалеете, растите и лечите, учите, оберегаете. А он приносит плохие оценки, дерется с одноклассниками, говорит: «Мам, отвали», потом выскакивает в свободную жизнь – поминай как звали.

А ссоры с партнерами? Возлюбленные (кстати, неизвестно, уместен ли термин, учитывая годы вместе и отношения в семьях) знают о нас все, можно не напрягаться. Один уважаемый человек, директор, верный друг и справедливый начальник хвастался женой в коллективе. В телефонных разговорах с супругой он выражался иначе: «Таня. Так! Я занят… Да! Ты что ох… Да какого х… Так, все, Таня. Дома поговорим». Вероятно, Таня в ответ не стеснялась в высказываниях. Тридцать лет в браке гарантируют полное доверие. Ведь в доверительных отношениях телепатия настолько сильна, что в крике «Какого х..!» слышится «Люблю тебя, родная, немного занят».

Наши друзья тоже натерпятся. Мое любимое обращение к подруге – «сучка» или «гадина». Потому что могу. Потому что знаю – меня любят и принимают любой. Именно эта сучка держала мне волосы после веселых вечеринок и приносила воду утром. И этот факт дает ей право вспоминать мои промахи – смешно ты упала в лужу, порвала джинсы, напилась и вела себя как дура, ха-ха.

Когда на горизонте появляется интересный новый знакомый, он ничегошеньки о нас не знает. Мы едва ли не чечетку на офисном столе выплясываем, рассыпая блестки, сверкая белоснежной улыбкой и начищенными ботинками. Показываем себя во всей красе, поворачиваемся выгодными сторонами. Без умолку рассказываем, как входили в горящую избу и спасали принцесс от драконов. Словно активизируются неведомые энергетические центры. Спина становится прямее, глаза – яснее, шутки и комплименты плещут через край, собеседник захлебывается сладкими потоками лести и заботы.

Приходя домой, бросаем близким: «Чаю сделай», «Отвали», «Не твое дело».

В новых знакомых видим только хорошие качества. Слепота плюс этикет и недоверие ко всему новому – мы превращаемся в интеллигентную помесь циркового пуделя и хостес. Улыбаемся и танцуем на задних лапках. Хвалим и выслушиваем похвалу, до поры до времени не раскрывая карты.

Кажется, теперь все иначе. Новый друг или любимый навсегда останутся интересными и милыми, мы будем соответствовать. Спустя месяц или пару лет (сколько вам надо для создания доверительных отношений) очарование первых встреч забудется, а общение выльется в известную формулу: унижай и властвуй.

Придет время, и новый знакомый станет мужем или женой, другом или любовником. Мы поступим по старой схеме – нарушим границы, бессовестно запустим руки в чужие внутренности, пытаясь поменять местами печень и сердце, потому что так красивее. И позволим поступить с нами так же, и станет трудно дышать, и мы, разбитые, соберемся с силами и пойдем искать другое, новое, настоящее. Или останемся одни. Или будем терпеть и мучиться.

Безусловная любовь и вечная дружба, материнские чувства и сыновий долг бывают только в сказках. В реальности мы обижаем и обижаемся. Ссоримся, ненавидим, завидуем, разочаровываемся и устаем. Но почему не можем вспомнить – ради чего вместе. Почему решили стать родителями, за что благодарны родственникам и друзьям. Мы выбрали именно этого человека, чтобы идти рука-об-руку в жизни, которая неизвестно когда, но известно чем закончится. Но почему – именно его?

Отношения с близкими – лакмусовая бумажка нашей лени. Нам лень вспоминать достоинства любимых, лень хвалить и поддерживать, лень обнимать и говорить о любви. Кажется – знаем их досконально. Можем давить, указывать и игнорировать, не уважать, не слушать просьбы и желания.

Дарить на день рождения велосипед, если любимая не умеет кататься и хотела духи, не брать трубку, потому что звонит лучший друг (вряд ли важно) и не рассказывать маме ровным счетом ничего.

Правда в том, что мы никого не знаем. Другой человек – другая планета. Даже если вы спите в одной постели, даже если выпили десятки бутылок вина и лили слезы обо всем на свете, даже если помните друг друга со школьной парты. И даже если сами произвели его на свет когда-то – он остается далекой и невероятно яркой звездой. Чем ближе – тем больше слепит. «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии». Отойдите на пару шагов и рассмотрите сияние.