В обществе есть стереотип, что если после замужества полнеешь, значит, «от хорошей жизни». За два года в браке я поправилась на 22 килограмма. У меня болело все тело, я ворчала, как старая баба. Выглядела так же. И это было точно не «от хорошей жизни». Я была несчастлива.  

Когда мы познакомились, мне был 21 год. Я была рослой и жизнерадостной девушкой. Весила 68-72 килограмма и жутко комплексовала, что я полненькая. Но теперь я знаю: тогда я была невероятно стройной, счастливой и красивой.

Через полтора года после знакомства мы поставили государство в известность о том, что спим вместе. В наших паспортах появились штампы. Я даже сменила фамилию. И мы еще пару недель (те самые «медовые») повторяли друг другу свадебные клятвы.

Но уже скоро мы не были так же счастливы, как на фотографиях из дорогого фотоальбома. И съела нас даже не бытовуха, а амбиции, истеричность обоих, собственничество, отсутствие общего плана на жизнь и, конечно, ревность.

В тот вечер мы праздновали новоселье друзей, я к кому-то приревновала мужа (небезосновательно), и мы ушли скандалить домой. Дома я, будто мясо на шампур, нанизала полотенце на крючок и разорвала его на две части. От злости. За долю секунды я успела узнать от мужа, что это полотенце покупала его мама, оно у него самое любимое и именно за полотенце (по его версии) я получила затрещину. Упала в ванную, ударилась, расплакалась, поднялась и решила дать отпор обидчику.

Та ночь была самой страшной в моей жизни, наверное. Я хотела уйти от него навсегда. Чуть позже он просил на коленях прощение, покупал цветы и несколько недель был просто идеальным. Таким, что захотелось вернуться. Это была ловушка.

Мы ссорились часто. Громко. Он театрально собирал свои вещи и сносил их в машину. Потом так же громко мы мирились. Знакомые уже перестали реагировать на наши расставания. Махнули рукой и сказали, что «это у вас стиль отношений такой».

Нет, были моменты, когда все было замечательно. Мы ходили на концерты и ездили в отпуск. Просто любое действие обязательно сопровождалось скандалом, моими слезами и его грубостью.

Почему мы прожили в браке чуть больше двух лет, мне сложно объяснить. Это была и любовь, и мазохизм, и какая-то пелена на глазах. Когда она спала, я увидела не слишком радостную картину: мой муж – энергетический вампир с кучей комплексов. Он пытался самоутвердиться за мой счет: отсюда и оскорбления, и флирт с другими, и побои, и его «уходы» (обязательно, чтобы я за ним бежала). Но больнее всего было смотреть на себя. Из некогда жизнерадостной хохотушки с фигурой «секс» я стала полной ворчливой бабой. Я весила 92 кг, с М перешла на XL. Я выглядела на 10 лет старше. У меня дергался глаз, я срывалась в истерику по поводу и без. Цвет лица был серым, ноги укрыл целлюлит, а живот стал сплошным мешком жира. Нравилась ли я себе такой? Определенно, нет. Но тогда я не знала, что несчастливое замужество – диагноз, и это нужно лечить.

Сейчас я понимаю, что жены, которые «не дают» своим мужьям из-за головной боли, скорее всего, живут в несчастливом браке.

Если женщины начинают резко полнеть, то, скорее всего, их замужество несчастливое.

Если в ответ на любую мелочь срываются в слезы, значит, несчастливы.

Если есть хотя бы один признак несчастливого брака, значит, нужно уходить. Пока это не стало пожизненным диагнозом.

Признаки несчастливого брака: побои, постоянные стрессы и всякие переживания/ревности/уходы.

В моем случае симптомы начали проявляться через 3 месяца после ссоры в ванной. Я прибавила в весе на 5 кг. У меня начала болеть голова. Да так, что не то что секса – жить не хотелось.

Спустя два года жизни в стрессе (читайте – несчастливом браке) у меня проявились:

  • растяжки (синего цвета) в области груди, бедер, ног;
  • ежедневные головные боли;
  • головокружения;
  • судороги по ночам;
  • онемение рук по ночам;
  • потливость рук;
  • навязчивые движения;
  • ухудшилось зрение;
  • волосы сыпались, ногти ломались;
  • зрачки постоянно были расширены;
  • нервозность и истеричность по любому поводу.

Я кричала на всех и вся: срывалась в магазине на продавцов, на друзей и родственников и, конечно, на мужа. У меня болела шея, я быстро уставала, стала рассеянной и такой ворчливой, что просто ужас. Во мне не оставалось ни грамма той жизнерадостности, которая была раньше.

Однажды я своими переживаниями поделилась с гинекологом, гинеколог отправил меня к гинекологу-эндокринологу. Женщина средних лет качала головой, глядя на мои анализы (ТТГ, Т3 и Т4), и говорила, что мне срочно нужно лечиться, но не у нее, а у эндокринолога.

Так начался мой поход по больничным кругам и вместе с тем побег из несчастливого замужества.

Миссия 1: Осознание

Я сидела в Киевском городском эндокринологическом центре, как на допросе. У меня спрашивали, как сплю (плохо), как ем (много), как вижу (мутно), как часто судороги хватают, как ладошки потеют, как голова болит и в каких местах. Сейчас не вспомню даже половины. Опросник был на три страницы мелким шрифтом. И тогда я только осознала, что все проблемы со здоровьем у меня начались вскоре после побоев в ванной.

Миссия 2: Принятие

Меня направили к офтальмологу. Зрение – 100%. «Доктор, но почему же я плохо вижу? В глазах мутно прямо». Доктор был молод и всем подряд прописывал одни и те же капли, но со мной почему-то был честен: «Я не могу вам объяснить, это на нервной почве, сходите к неврологу».

Для невролога я была открытой книгой: «Почему вы нервничаете?» – спросила милая спокойная женщина с порога. «Что вы, я не нервничаю», – врала я. Но дышала я громко и часто, зрачки мои бегали, и я теребила обручальное кольцо. Ей было все понятно. «Вас что-то беспокоит? Муж? Наверное, из-за лишнего веса к нам пришли? То, что вы поправились – это нормальная реакция, организм пытается защититься от стрессов».

Меня отправили делать реоэнцефалографию сосудов головного мозга и электроэнцефалограмму. Это когда к голове присоединяют кучу проводков, аппарат записывает зигзаги, а потом из этого делают выводы.

Когда я прошла все анализы, мне поставили диагноз со сложным названием: гипоталамический синдром, нейроэндокринная обменная форма.

По факту у меня на руках была справка о том, что у меня пожизненный ПМС, мне нельзя нервничать и меня не возьмут в армию. Инвалидность при запущенных стадиях тоже ставят, если что.

А еще этот диагноз означал, что нужно пройти интенсивное лечение. Две капельницы и 5 уколов в то самое место каждый день.

Через два таких курса я поняла, что не вылечусь, пока в моей жизни будет главная причина моей болезни – мой муж.

Что нужно знать о гипоталамическом синдроме?

  • Этот диагноз поставит не каждый эндокринолог (знакомые медики объяснили, что его трудно диагностировать и не всем врачам хватает для этого квалификации и смелости);
  • Этот диагноз пожизненный. С этим придется жить. Не нервничать. Заниматься спортом. Не переутомляться. Регулярно проходить обследование. Принимать таблетки.
  • Развитию гипоталамического синдрома способствуют черепно-мозговые травмы, умственные или психические напряжения, стресс или шок.
  • Реже он может проявиться после беременности.
  • Если не лечить, то минимум – бесплодие, про максимум даже не хочу думать.

Теперь я точно знаю, что многие из замужних женщин не просто так солидно прибавляют в весе и не просто так у них постоянно болит голова. Они больны. А их брак несчастен. Просто они боятся признаться себе в этом. А я не боюсь. Я все решила. Я развожусь.