Я сижу за рабочим столом, на стене висят две карты – Украины и Грузии. Я детально изучила каждую из них, и до сих пор не понимаю, почему грузинская вызывает во мне такой фонтан эмоций. Когда-то мне казалось, что влюбиться можно только в мужчину, но со временем я поняла, что мужчины, конечно, способствуют возникновению данного чувства, но сантименты к другой стране более прочные и трепетные.

Желание поехать в Грузию у меня возникло еще в 2011 году. Тогда я начала активно агитировать своего парня, который всячески сопротивлялся. Мои упрашивания длились целых два года. Я тогда не могла понять, кто ему вбил в голову такие примитивные представления об этой стране. По его мнению, нам не стоило туда ехать, потому что меня обязательно похитили бы какие-то джигиты, а местное население представляет собой исключительно горцев или мужиков в кепках, которые торгуют мандаринами. Поменяла ситуацию всего одна встреча…

В Киеве выступала грузинско-украинская группа, в которой играли наши знакомые музыканты из Харькова. После концерта традиционно все закончилось after-party, часть компании оказалась у нас дома. Среди гостей был басист коллектива, с которым у моего парня очень быстро наладился контакт. Выпив все, что было в доме, уже через несколько часов они были закадычными друзьями. Тогда-то наш новый товарищ и пригласил нас в Грузию. Я, признаюсь честно, воспользовалась ситуацией: когда мой молодой человек с удовольствием принял его приглашение, я уже через пять минут сидела в соседней комнате и покупала билеты на самолет.

Улетали мы в конце 2013 года, когда в Украине почти месяц длилась революция. Откровенно говоря, уезжать было страшно – мы не знали, куда вернемся после отпуска и что за это время произойдет в нашей стране. Когда мы прилетели в Кутаиси, грузинский пограничник взял мой паспорт, внимательно его изучив, спросил меня, действительно ли я родилась в Одессе. Когда я утвердительно кивнула, он уточнил, болею ли я за «Черноморец», естественно, сказала «Да». Тогда огромный дядька заорал на весь зал прилета своему коллеге: «Эй, биджо (чувак, – ред.)! Смотри настоящая «черноморка» прилетела!». Откровенно говоря, я смутилась. Но его друг начал радостно махать мне руками и кричать, что любит украинский футбол и ему очень нравится одесская команда. Тогда «мой пограничник» улыбнулся и сказал, мол, я надеюсь, что тебе здесь понравится и ты еще сюда вернешься. Поездка была волшебной, мы успели съездить и в восточную, и в западную Грузию. Очень удивлялись дружелюбности местного населения. Когда они слышали, что мы из Украины, то сразу предлагали помочь с жильем, питанием, экскурсиями и другими насущными проблемами. Многие подходили просто на улице и начинали разговаривать.

Мы, совершенно непривыкшие к этому, сначала думали, что сейчас нас начнут «разводить» на деньги. К концу поездки поняли, что для них это нормально, а поговорить с незнакомцами, особенно украинцами, они просто обожают. Посмотрев очень много интересных мест, познакомившись с кучей людей, объевшись вкусностей, сходив в гости к нашему другу-музыканту и его семье, мы вернулись домой. На паспортном контроле мы снова встретили того же погранца. Узнав меня, он спросил, понравилось ли нам, я с восторгом сказала «Хо» («да», – ред.), пообещав, что обязательно еще вернусь…

Я действительно вернулась через 4 месяца. Правда, уже без парня, а со своими коллегами. Парню, кстати, безумно понравилось. Он полностью избавился от своих стереотипов и понял, что более безопасное место, чем Грузия, надо еще поискать. И живут там прекрасные и добрые люди, а не воинствующие бородатые дядьки в черкесках и с кинжалами.

Вторая поездка стала, наверное, самой знаковой. Кроме того, что у друзей, которые поехали со мной вместе, случился бурный роман, у меня же появилось ощущение, что моя влюбленность в эту прекрасную страну только усиливается. После очередной прогулки по Тбилиси мы зашли в гости к моим, уже много раз упоминаемым, друзьям. Тогда все выглядело приблизительно так же, как и в первый раз – кухня, алкоголь, закуски, окно с панорамой на телевышку и много-много разговоров о происходящем в стране. Ребята интересовались, что на самом деле происходит в Крыму и какая обстановка на Донбассе. Спрашивали о том, что делает наше правительство и какая реакция населения. Но когда поняли, что ситуация весьма печальная, резюмировали всю нашу дискуссию очень важными словами, которые навсегда остались в моем сердце: «Ты должна знать, что этот дом всегда открыт для тебя и твоей семьи. Если война дойдет до Киева или Одессы, вы должны приехать сюда. Мы поможем, чем сможем». Я слегка опешила, но сразу стало понятно, что это не было сказано из разряда: «Ну, если что, то приезжайте». Это было искренне, ведь кто как не грузины знают, что такое война.

Эти ребята стали первыми, хотя по сути и единственными (не считая старого приятеля из Польши, написавшего мейл скорее из чувства вежливости), которые озвучили в тот момент такие важные и необходимые слова, потому именно тогда нам хотелось чувствовать поддержку и понимание, хотя, естественно, никто из нас не собирался уезжать из Украины.

Теперь, когда я бываю в Тбилиси, совершенно не представляю, как можно приехать и не забежать в гости. Я приходила туда много раз, порой даже поздно ночью; в их доме были все мои друзья, и нам всегда там было комфортно. Каждый раз возникает ощущение, что возвращаешься к очень близким людям, от них всегда идет тепло и настоящее грузинское радушие.

Думаю, что именно тот случай изменил мое отношение ко многим вещам. А еще появилось ощущение, что там какая-то своя особенная атмосфера, по крайней мере для меня. Конечно, не обошлось и без дополнительных факторов, которые еще больше влюбили меня в Грузию. Ну, естественно, я умудрилась втрескаться в грузина. Красивые ухаживания, многочисленные поездки по стране, и он открыл для меня ее лучше, чем какой-либо путеводитель. Потом каждый раз слезные расставания; депрессия, которая начиналась уже по дороге в тбилисский аэропорт; спонтанные покупки билетов на самолет посреди ночи и т.д. Потом он улетел работать в Америку, и наша украинско-грузинская история на этом закончилась. И хотя американскую визу я все-таки получила, но морально настроив себя на Грузию, Штаты явно не входили в мои планы.

Сделав паузу в своих «визитах» на целый год, я безумно скучала по узким улочкам, запахам свежего хлеба и специй, бесконечным сигналам водителей на дорогах и громким разборкам соседей на балконах. Когда терпеть сил уже не было, я психанула, купила билет и улетела туда снова. Я сидела в самолете и меня всю трусило. Я страшно боялась, что меня будет «накрывать» от всяких воспоминаний, и я не смогу там находиться, но ничего подобного не произошло. Я стояла в центре города, вдыхала загрязненный тбилисский воздух и чувствовала, что я вернулась домой. Если честно, то ощущение очень странное. То есть мозгами я понимала, что мой дом в Украине, но по факту получалось, что в Грузии мне гораздо комфортнее. Более того, от прогулок в гордом одиночестве я получала такое удовольствие, которого у меня не было даже в самые лучшие дни в Украине. А еще проснувшись в свой день рождения в одном из «спальников» Тбилиси, кажется, я поняла, чего мне хочется больше всего в жизни, но об этом пока рассказывать не буду.

Потом «грузинская история» начала набирать обороты: новые знакомства, очередные нежные чувства, грузинская литература, музыка, история и много другого. Вернувшись в очередной раз в Киев, я недолго думая пошла учить язык. В Интернете нашла настоящую грузинку, которая много лет назад из-за войны в Абхазии приехала жить с семьей в Украину. Учить, конечно, оказалось не так просто – времени на это нужно много, но его, к сожалению, совершенно нет. Но с каждым днем мне все больше кажется, что глобально в Киеве уже ничего не держит, работа достала до печенок и надо срочно что-то менять. Хотя признаюсь, что на самом деле жду момента, когда окончательно психану и соберу чемодан. Думаю, что пока не очень большой, но больше, чем обычно. И надеюсь, что до лета терпение все-таки лопнет, почему-то мне так кажется…

Свежие темы: