Евгения Глущенко рассказывает, как переехала в Чикаго продолжать юридическое образование в одной из лучших школ Америки.

В школьные годы я активно занималась английским языком, закончила музыкальную школу по классу фортепиано и получала невероятное удовольствие от театральной студии, куда попала совершенно случайно, но надолго и всерьез. В старших классах, собственно как и все мои сверстники, задалась вопросом направления для дальнейшего вуза.

Как именно я решила поступать на юридический, рассказывать не буду, история не особо увлекательная, а вот с самим высшим учебным заведением я определилась мгновенно – конечно же, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко. Там я окончила бакалавриат и магистратуру, последнюю – по специализации «гражданское право». После этого было трудно мириться с мыслью, что студенческие годы окончены, поэтому поступила туда же на аспирантуру.

Поступление

Один из моих приятелей находился в Штатах по учебной программе LLM International & Transnational Law. Списавшись с ним, я узнала о существовании некой School of American Law на базе Львовского национального университета имена Ивана Франка. Но, к моему большому разочарованию, набор на осенний период уже был завершен, я опоздала буквально на пару дней с подачей резюме и аппликации. Но все равно связалась с координаторами и отправила необходимые документы. В тот вечер все сильно и закрутилось.

Суть той программы заключается в следующем: десять предметов, десять лекторов из США и всего восемь месяцев. Каждый курс занимал всего три дня, после чего нужно было написать домашний экзамен. Обучение, разумеется, на английском, а экзамены в виде эссе, кейсов и меморандумов.

Время пролетело быстро, и уже в марте, так как экзаменационные оценки были высокими, я могла заполнять аппликационную форму в колледж в Чикаго. Она была сложной и разнообразной. Указывала все, вплоть до всех студенческих конференций и публикаций, опыт работы, организации, круглые столы и так далее. Отправляла транскрипты своих дипломов и, конечно же, писала мотивационное письмо. Было страшно, но увлекательно. Была цель и сильное желание. Скрупулезно проделав всю работу, уже в середине апреля получила долгожданное письмо по электронке с таким сладким началом – Congratulations! Далее меня ждал достаточно непростой визовый этап.

Виза

Осознание того, что уеду-таки пришло далеко не сразу. Я пребывала в эйфории, но катастрофически боялась оформлять американскую визу, наслушалась многих в этом вопросе и поняла, что опыт у всех абсолютно разный.

Итак, заполняла я анкету на сайте посольства на студенческую визу, тип F1. Заполняла почему-то очень долго и мучительно, наверное, слишком осознавала всю ответственность ситуации. Оплатила помимо стандартного визового сбора еще и студенческий SEVIS, записалась на собеседование, собрала все необходимые документы. Сгребла все, что посчитала нужным и не очень – друзья напугали меня серьезно, я должна была всячески обосновать и доказать, что в Америке оставаться не планирую и еду лишь на учебу.

По закону подлости на собеседовании мне попалось окошко с самым неприятным и жестким визовым офицером. Эта женщина задавала мне столько вопросов, что я только и успевала отвечать (на английском, разумеется, – учиться же еду, язык обязана знать).

Продержала она меня минут десять, из которых на пару минут даже отходила. В итоге тишина. И она достает из ячейки не синюю карточку, а желтую. О которой я вообще ничего не знаю, но только понимаю, что не мгновенный отказ, но и не виза. Она мне что-то объясняет, ставя галочку возле той причины, которую еще необходимо устранить.

Расстроившись, я собрала все документы и пыталась как можно скорее выбраться из здания посольства, взять свой телефон и почитать в интернете, что же это за желтая карточка такая и почему мою анкету будут отправлять на дополнительную проверку в Вашингтон.

От меня ничего не требовалось больше, оставалось лишь ждать, когда на почту придет заветное письмо с просьбой забрать паспорт. После этой процедуры визу обычно дают только на год (еще и со специальной отметкой, что была проведена проверка Вашингтоном), что меня уже тогда начало сильно огорчать. Данная процедура обычно занимает до трех недель, но и тут звезды расположились удачно – через двое суток я уже мчалась за паспортом в курьерскую службу. И до последнего не знала, дали мне визу или отказали. Разрываю конверт, достаю паспорт, и – на максимальный срок полноценная нормальная студенческая виза безо всяких пометок и прочего. Я заплакала. Вот тут уже понимала, что все серьезно и, по всей видимости, я таки уезжаю.

Подготовка

Виза на руках, поэтому могла спокойно покупать билеты. И тут, как ни странно, повезло и взяла за абсолютно адекватные деньги билеты туда-обратно. Теперь была известна дата – 7 июля. До отлета оставалось примерно два месяца. Началась внутренняя небольшая паника и составление списков дел, покупок, планов и всего остального, что обязательно нужно было завершить к отлету.

Американский колледж прислал мне по почте очень важный документ, без которого я бы не въехала в страну, – I-20 (да, оказывается, виза для студентов – это еще не все!), он подтверждает легальность студенческого статуса на территории США.

Еще мне предстояло заполнить форму, в которой отображались бы все мои прививки от самого рождения (университет предоставил такую), нужно лишь было найти доктора, который смог бы на английском все это корректно заполнить и подписать.

Ну и, конечно же, поиск жилья. Проживание в университетском кампусе и их апартаментах слишком уж дорогое, если постараться, то можно найти квартиру за половину той цены. Как я уже не раз говорила, мне повезло. Совершенно случайно мой товарищ, который уже два года как жил в Чикаго, предложил подселиться к нему в  трехкомнатную квартиру. Конечно же, я согласилась, ведь меня это освобождало от мучительных поисков жилья по интернету, заключения договоров (минимум на год!) и предоплат.

Вопросы, касающиеся предстоящей поездки, решались достаточно легко, оставался лишь один нюанс – моральная сторона моего переезда. Тем более, так далеко. К слову, никогда в жизни не хотела в Америку даже как турист. Я до мозга костей человек Европы – именно с этим и приходилось мириться по началу.

Переезд

День Х настал. Борисполь. Три чемодана. Паспорт с двумя посадочными билетами. И мы с родителями все в слезах.

Через день после прилета в Чикаго я улетела на неделю на юридическую конференцию в Торонто (канадскую визу получила вообще в два счета), поэтому где-то только по возвращении, 16 июля, начала знакомиться с моим новым городом. Наверное, как и любого человека, который не жил ранее в мегаполисе, меня сразу же банально впечатлили небоскребы. В Чикаго ну очень красивый downtown, это факт. Я начала обустраиваться: закупать все необходимое для квартиры, гуглить маршруты, узнавать все о своей программе в колледже, гулять и наблюдать за людьми и просто свыкаться с мыслью, что теперь живу одна за 8,5 тысяч миль от родного дома.

Где-то через месяц меня начало накрывать. Мне стало катастрофически не хватать Европы во всем. Культуры еды, разнообразных ароматов и запахов на улицах, той архитектуры, красиво одетых дамочек и взглядов мужчин, размеренного ритма за бокалом белого сухого и всех тех, казалось бы, мелочей, без которых, на первый взгляд, можно и обойтись, но внутри стало щемить. Мне не хватало изысканности и шарма. Сейчас я уже понимаю, как мне повезло, что знакомство с Америкой произошло именно через Чикаго. Город, в котором есть все, и каждый может найти в нем себя. Но тогда я довольно остро ощутила нехватку европейского духа.

Не могу сказать, что приходилось к чему-то привыкать. Так как я всю жизнь много путешествую, то достаточно легко адаптируюсь к новым местам и национальностям. Буквально за полтора месяца все вокруг мне стало родным. Здесь все для людей, продумано и предусмотрено, обо всем оповещают и за тебя переживают. Всегда можешь обратиться за помощью к незнакомцу, и тебе не откажут, даже в самой, казалось бы, тупиковой ситуации выход есть – проверено на личном опыте. Наверное, единственное, что меня смущало, так это темп речи некоторых американцев. До сих пор многих не сразу понимаю просто оттого, что они невероятно быстро пытаются что-то объяснить. И поняла, что это всего лишь такая манера. Далеко не все люди общаются так быстро, впрочем, как и у нас.

В общем, connection c таким уже полюбившимся городом произошел очень быстро, как по мне, и я стала здесь счастлива.

Учеба

Учусь я в IIT Chicago-Kent College of Law. В данном колледже программа IP (Intellectual Property) занимает третье место по рейтингу в Штатах, а Trial Advocacy – седьмая в стране. Я же учусь на программе LLM International & Transnational Law, где могу выбирать различные предметы, исходя из своих интересов, целей и мотивов.

В первом семестре у меня были следующие курсы: Evidence, Contract Law, Proffesional Responsibility, Business Organisations, Advertising & Marketing Law. Сессию сдала очень хорошо, даже не ожидала такого результата, так как реально было достаточно сложно.

Трудность заключалась в lack of professional vocabulary, поскольку в каждом предмете терминология своя, ее много и по началу я переводила каждое третье слово на странице. А читать нужно было массу литературы по всем предметам, соответственно все накапливалось как снежный ком, поэтому за месяц до сессии я поняла, что уже есть проблемы и нужно методично снова все разбирать. Только к середине ноября я вышла на хороший уровень, понимая по каждому предмету, и стало гораздо легче. То есть совет тут только один – читать материал каждый день, натыкаться на одни и те же слова, по началу многократно переводя их, но после вы поймете, что мозг уже все усвоил, и на странице станет незнакомых слов в десять раз меньше, и процесс пойдет.

В этом семестре зарегистрировалась на курсы Legal Writing, Conflict of Laws, International Law, Legal Clinic at Family Law. Хочу отметить, что в основном все курсы я беру с тем учетом, что в феврале следующего года планирую сдавать New York Bar Exam, поэтому при выборе совмещаю и свой личный интерес, и требования комиссии. В первом полугодии самым крутым и сложным одновременно стал курс Evidence (судебные доказательства). Курс вел судья в отставке. И здесь вы даже представить не можете, насколько важно, что человек проработал в этой сфере всю свою жизнь и чему он может научить студентов. По началу был шок от его манеры и, опять-таки, скорости изложения материала, но с каждой неделей я все больше влюблялась в этот предмет, а когда подошло время экзамена – и вовсе прокайфовала от того, насколько разобралась в материале.

Сейчас для меня большой интерес вызывает International Law (преподает профессор-азиат, который окончил Гарвард) и юридическая клиника по семейному праву. Дело в том, что в Украине практика юридических клиник совершенно не развита, никто не хочет курировать ее в университетах бесплатно. В Америке и в Европе ситуация кардинально другая – в колледжах и университетах все на очень высоком уровне, так как понимают, что это потрясающий опыт для будущих юристов «набить руку» в написании юридических документов, углубиться в судебные тяжбы, понаблюдать за адвокатской деятельностью и так далее. Сейчас нас в группе пять человек (со мной еще два американца и два китайца), мы все в подчинении у адвоката, у которой есть еще и помощница. Мы разбираем реальные ситуации, общаемся с клиентами, готовим документы для суда, пишем меморандумы, обсуждаем законодательство. Я намеренно в этом семестре взяла подобный курс, так как письменный юридический английский подтянула, теперь хочется быстрее развить разговорный.

Система обучения в США

Здесь не ставится цель взять как можно больше предметов. Есть определенный минимум – у нас это 12 кредитов (сложность предмета исчисляется в кредитах, то есть сколько часов в неделю будет читаться данный курс – обычно не больше четырех кредитов «стоит» один предмет), но также есть и максимум, больше которого брать запрещено – у нас это 16 кредитов. В новом семестре, в отличие от прошлого, я таки зарегистрировалась на минимум кредитов, поскольку опыт прошлых месяцев показал, что крайне трудно успевать качественно изучать весь необходимый материал без ущерба в других сферах. Страдает сон, занятия спортом, общение с друзьями, здоровье. Поэтому сейчас взяла меньше, но качественнее буду отдаваться процессам, как минимум клиника – дело серьезное.

Здесь нет семинарских занятий в классическом их понимании. Здесь лекции, которые зачастую проходят в формате дискуссий со студентами. В отличие от системы обучения в нашей стране, здесь ты сначала читаешь материал дома, а уже потом слушаешь лекцию, тем самым отвечаешь на свои вопросы, которые возникали при подготовке к занятию. Также это облегчает процесс вовлечения в дискуссию. То есть основой здесь выступает самостоятельное обучение. На занятиях никто и никогда тебя не поставит в неловкое положение, если ты чего-то не знаешь или просто не готов к ответу, – все настолько толерантно и профессионально.

Ты легко можешь писать мейлы профессорам со своими вопросами или записываться к ним на индивидуальные встречи, дабы разобрать ту или иную тему. Никто себе не позволяет отказать во времени или, как у нас практикуют, отделаться от студента фразой «прочти еще раз вот тот закон, там же все написано». Каждая подтема заканчивается фразой «Guys, questions?», и вопросы всегда есть. Преподаватель не скажет, что мы торопимся по программе и поэтому времени на вопросы нет. Какая программа? Здесь ее нет. Ведь важно, с какими новыми знаниями выйдет студент после лекции. Тут работают не на вычитку часов, упаси Бог. Здесь отдаются качеству. Вот, собственно, это и отличает образование за рубежом от нашего, постсоветского.

Ты можешь редко посещать лекции, однако на экзамене при отличной подготовке ты так же можешь рассчитывать на высокий балл. К слову, о самих экзаменах. Они есть трех видов: in class, take home exam, self-scheduled exam. Те, которые пишутся в классе, могут быть closed book, opened book либо partly opened book. С первым подвидом понятно. Когда можно пользоваться всем – это означает, что на столе остаются книги, твои заметки или конспект, аутлайны и бумажный словарь (не юридический!), но никак не телефон с интернетом. Ну и partly opened book – ты можешь пользоваться все тем же словарем и только своими собственными заметками или аутлайнами, книги запрещены.

Поскольку экзамены могут длиться до шести часов, то совершенно спокойно можно пить, есть, снимать обувь, сидеть как тебе удобно, то есть чувствовать себя абсолютно комфортно и раскрепощенно. Разрешено выходить в столовую, если закончилась вода-кофе. Ты даже можешь быть в наушниках с музыкой, если тебе это помогает сосредоточиться. Если студент пишет экзамен не от руки, а на своем ноутбуке, то предварительно блокируется доступ к интернету и устанавливается специальная программа, в которой и будут осуществляться ответы.

Экзамены могут быть в форме эссе (решаешь кейс), в виде тестов (только здесь каждый вариант ответа может быть на половину страницы) и true/fals questions. У меня были экзамены, где было все вместе. Устных экзаменов нет. У нас же якобы только устный экзамен может здраво оценить знания студента. В США все экзамены анонимны. Сверху на своей работе ты не пишешь фамилию, а ставишь специальный номер, который заблаговременно получишь по электронной почте от системных администраторов.

Будни

С раннего утра я нахожусь в колледже (второй семестр просыпаюсь в шесть утра). Если есть «окна» между занятиями (благо в этом полугодии выбирала предметы таким образом, чтоб их было как можно меньше), стараюсь готовиться к другим курсам в библиотеке. Иногда выхожу поесть в соседние кафешки здоровой еды, когда столовая надоедает. Если есть какие-то дела в городе, то пытаюсь успеть сделать все в перерывах. Обязательно спорт. Приходится много сидеть, поэтому кардио или йога хорошо снимают нагрузку и переключают внимание.

Из приобретенного после переезда – приготовление еды. Стала готовить абсолютно все. Поэтому на это тоже уходит немало времени. На выходных много хожу пешком, в кино, на выставки. Я большой ценитель искусства. С недавнего времени сама стала писать маслом, поэтому везде стараюсь посещать картинные галереи, могу часами рассматривать полотна. Обожаю театр, вот в марте собралась на оперу «Евгений Онегин». Иногда так устаю, что банально мечтаю выспаться и отлежаться. Но все равно жалею себя мало, поэтому время стараюсь использовать рационально.

Планы на будущее

Мне кажется, пока что я перестала что-либо планировать. Знаю наверняка, что в Украину я не вернусь. По крайней мере, буду стараться делать для этого все возможное. Но в какой стране я в конечном итоге осяду – вопрос открытый. На сегодняшний день я полюбила Чикаго всем сердцем. Еще планирую в скором времени съездить в Бостон, почему-то кажется, что там мне тоже будет хорошо. Но я всегда готова переехать в Европу, если вдруг с более далекими странами не сложится. В июле влюбилась в Торонто с первых часов. Знаете, когда однажды уже рискнул переехать, – дальше не важно где, главное – чтобы все звезды сошлись и устраивало абсолютно все, или хотя бы можно было легко мириться с какими-то переменами.

После того, как однажды понял, насколько все может быть абсолютно иначе – назад пути нет. Да, я знаю примеры людей, которые после нескольких лет успешной жизни за рубежом возвращались на родину. Ими руководили разные мотивы, но они отдавали себе отчет в том, куда и зачем они возвращаются. Меня в Украине ничего не держало, даже наоборот – я достигла определенных тупиков во всех сферах и, скорее всего, именно в нужный момент и появилась эта возможность уехать.

Я абсолютно мобильна и готова переезжать по миру в поисках себя, хорошей работы. Останусь там, где будут сиять глаза и буду дышать полной грудью. Останусь там, где захочу родить ребенка. Перееду туда, где екнет сердце и я почувствую – вот оно.

Америка – такая большая и такая разная. Можно найти себе место в этой стране любому. Сейчас жалею лишь об одном – что еще пять-шесть лет назад не набралась смелости и не уехала по программе Work&Travel. Тогда бы встреча с этой страной состоялась ранее и, возможно, все сложилось бы иначе, и я бы не тратила время на магистратуру в Украине. Но, как говорится, всему свое время, и у меня свои темпы и свой путь. Поэтому случилось, как должно было.

Свежие темы: