В конце февраля выходит украинский перевод культовой книги феминизма «Друга стать» Симоны де Бовуар, которую стоит читать и мужчинам, и женщинам.

Мы спросили у мужчин, которые считают себя профеминистами, как они дошли до такой жизни, чем помогают женщинам в борьбе за их права и на какую модель, по их мнению, стоит равняться в борьбе за равноправие (спойлер – скандинавскую. Но и не только!).

Дмитрий Мрачник, тату-мастер, журналист, 29 лет

С детства имел установку о равном отношении к женщинам и предпочитал общаться с подругами, а не друзьями. Стремился найти спутницу жизни, которая бы вела себя не как «типичная девочка». Тогда я не знал о природе подобной модели поведения, но был точно уверен, что в этом всем есть какая-то ошибка. Впервые услышал о феминизме от участницы дискуссионного клуба. Очень удивился этой концепции, поскольку услышал много нового и шокирующего, в том числе и упреки в свою сторону – совершенно, как мне тогда показалось, несправедливые.

Увлекшись политикой, узнал много нового об отношении полов, но мало что из этого мне понравилось. Большинство консервативных теорий предполагали, что женщина – это такой придаток для мужчины, а не свободный человек со своей жизнью. Разве это может быть приятно? Все люди, безусловно, заслуживают равных прав и возможностей. Но даже в формально равноправном обществе до равенства очень далеко, и ответственность за это лежит в первую очередь на мужчинах и их бытовом отношении к женщинам. А мы привыкли закрывать на это глаза.

Я всегда говорю о феминизме, если сталкиваюсь с дремучими предрассудками о женщинах или об идее равноправия. Если сотрудничаю с женщинами, то стараюсь предоставлять им инициативу и создать комфортные условия для самореализации. Даже если это как-то ущемляет меня, не беда. У меня куда больше возможностей для самореализации, а если я не потеснюсь в своих привилегиях, то кто еще это сделает?

Довольно часто сталкиваюсь с претензиями со стороны феминисток. Но последнее слово в феминизме – за женщинами, поскольку это их борьба, и им решать, что для феминизма хорошо, а что не очень. И всем мужчинам советую попридержать свое ущемленное самолюбие. В конце концов, мы можем реализоваться практически везде и во всем, в отличие от женщин, поэтому не стоит лишний раз ныть о злых феминистках, которые не оценили твое равноправное отношение.

Если не считать аккуратность в бытовой жизни, профессиональной деятельности и агитацию, я не знаю, как еще может мужчина «приблизить феминизм». Мужчина в этом вопросе – только попутчик, который соглашается принять идею и разделить участь. Вся стратегия и тактика феминизма принадлежит женщинам. Мужчина в любом деле воспринимается как аргумент в пользу его нужности и престижа. Но вот пользоваться этим для продвижения феминизма все же не стоит: в итоге о нем будут вещать одни мужчины, и женщины снова окажутся вытесненными на обочину.

Считаю, что самым действенным является бытовой радикализм в вопросах равноправия, когда женщины демонстрируют лучшие успехи в общественно-важных делах, не прощают обидчиков и дают фору в тех сферах жизни, которые традиционно считаются мужскими.

Тарас Волков, основатель бренда женской одежды GRASS, 29 лет

Впервые услышал о феминизме в каком-то ток-шоу из разряда «Без табу». Героини делились жизненным опытом: рассказывали о случаях дискриминации, говорили о феминизме в Украине и своей деятельности. Я не мог поверить, что это правда. Впервые осознал, что мы живем в мужском мире и мне повезло родиться мужчиной. Не мог найти ответ, почему женщины не получают равного с мужчинами отношения. Это повлияло на формирование моих взглядов. Я искренне и по-детски сочувствовал своей матери, ее подругам, моим одноклассницам, учительницам, всем женщинам, которых я знал, любил, уважал и считал прекрасными людьми. Оказывается, им меньше повезло от рождения. Я не мог найти логического объяснения дискриминации женщин, поэтому был уверен, что нужно бороться с системой и добиваться равенства. В университетские годы я даже писал одну из своих курсовых работ о суфражистках. После этого назад дороги не было.

Я убежден, и, кажется, сейчас уже не нужно никого уверять, что все люди рождаются равными, а поэтому заслуживают к себе равного отношения. Не существует никаких законодательных предпосылок для того, чтобы относиться к женщинам, как к людям второго сорта. Но многие, в том числе и сами женщины, относятся именно так. Раньше я работал в украинской компании и был вынужден «праздновать» 8 марта. Я поднимал бокал за то, чтобы женщины увидели, в какой ситуации оказались и добивались равных с мужчинами прав, что празднование 8-го марта с сексистскими тостами оскорбляет и унижает личность каждой женщины. Со мной начинала спорить и женская половина офиса. Оказывается, 8 марта в таком формате дает возможность почувствовать себя женщинами. То есть чувствовать себя женщиной – это чувствовать себя недочеловеком? Потому что «разруха не в клозетах, а в головах». И феминизм призван преодолеть эту разруху.

Скандинавы преуспели в этом направлении. У них социально-культурный бэкграунд расположен к формированию равного общества и много внимания уделяется борьбе с проявлениями дискриминации. У нас же другая, глубоко укоренившаяся традиционная культура, где мужчина – глава, а женщина – помощница-красавица, плюс постсоветская неопределенность. Так что скандинавской модели у нас точно не будет, но можно рассчитывать, что со временем феминизма перестанут бояться.

Я открыто афиширую свои взгляды, потому что вижу в этом свое призвание и общественный долг. Если уж не состоять в рядах общественных активистов движения, то хотя бы говорить об этом. На прошлой неделе наш бренд одежды выпустил весеннюю коллекцию одежды, и в ее рамках мы создали футболки с феминистическими лозунгами: Women’s rights are human rights и Fight like a girl. Вдохновением к выпуску этих футболок и стилизации рекламной кампании к коллекции стали январские «женские марши».

Сейчас мы гордимся сделанным, потому что поделились нашими взглядами с очень широкой аудиторией. Мы чувствуем, что обязаны и далее идти в этом направлении и развивать феминистический дух в Украине. Возможно, в этом наша ответственность как бизнеса перед обществом.

Вячеслав Коржов, менеджер среднего звена, ветеран АТО, 40 лет

Полноценно феминизм появился в моей жизни чуть больше семи лет назад. Те, кто называли себя феминистками в моем окружении, были нормальными, адекватными, приятными и понятными в общении, поэтому я подумал: «О, нормальная тема». Взгляды менялись постепенно по мере общения, чтения статей, споров и самокопания. Сильнее всего на меня повлияла мотивация стать лучше в качестве партнера феминистки.

Я считаю, что не могу быть феминистом в моем понимании феминизма, как и любой другой мужчина. С неприятием встречался и поддерживаю. Но свои профеминистские взгляды я афиширую постоянно, хотя во многих ситуациях все еще недостаточно, работаю над собой. Окружающие обычно смущаются, немногие задают уточняющие вопросы с сарказмом в надежде, что я пошутил. На данный момент я стараюсь не дискриминировать других людей на основании их пола, афишировать свои взгляды, участвовать в дискуссиях по теме.

Насколько мне известно, скандинавская модель устройства общества достаточно близко приблизилась к решению вопросов, поставленных феминизмом, но не уверен, что такая модель возможна для нашего общества. На приближение к решению вопросов равноправия у нашего общества впереди десятилетия увлекательного похода по пустыне и пара-тройка поколений.

Денис Ярошенко, редактор, 35 лет

В детстве феминизм мне казался явлением немного странным, так как мне самому повезло вырасти в условиях относительной гендерной равности. Потому долго не мог понять, зачем нужен феминизм. Но мне было интересно докопаться до сути явления, плюс врожденное стремление к максимально возможной справедливости во всем: прежде чем составить о чем-то свое мнение, я стараюсь собрать максимум информации. Начал слушать, читать, мнение постепенно корректировалось. Так феминизм стал для меня частью большого и важного глобального правозащитного движения за равноправие всех людей вне зависимости от их (само)идентификации.

Никогда в жизни не произносил фразу «Я – феминист». Не вижу необходимости доказывать это и не нуждаюсь ни в чьем одобрении. От того, что кто-то скажет, что я не могу быть феминистом, я не перестану поддерживать равноправие полов. Но периодически участвую в дискуссиях с феминистических позиций, в поведении стараюсь не допускать проявление сексистских стереотипов, которые хоть и в легкой форме, но тоже во мне есть. Могу поставить под сомнение какой-то стереотип или отказаться выполнять ритуал из серии «Мужчина должен, женщина должна», многие к этому относятся как к моей небольшой странности.

В своем кругу при возможности продвигаю идеи феминизма, не срываясь при этом в проповедование.

В качестве модели феминистического общества мне близки страны Скандинавии. Думаю, при нашем поколении мы такого не достигнем. Я предполагаю, что для изменения ментальности нужен длительный исторический опыт, которого у нас пока нет, однако это не повод опускать руки и ничего не делать.

Мужчинам советую не воспринимать феминизм как отдельно стоящее движение, исключительно борьбу за права женщин, а вникнуть в его суть и понять, что его идеи на самом деле близки многим, если не каждому. Пропустив это понимание через себя и свой опыт, можно лучше понять суть явления.

Михаил Бабаян, сфера интернет-рекламы, 34 года

Впервые слышу термин «мужчина-феминист», себя считаю антисексистом. Феминизм для меня – частный случай антисексизма. Любое движение, которое меняет что-то устоявшееся, должно быть сильным, даже чересчур, поэтому феминизм и кажется многим таким вычурным. Но иначе он не будет работать. Полных людей тоже больше всего не любят только что похудевшие.

Стараюсь не делать вещей, которые бы способствовали прежнему положению женщины в обществе: подать руку, пальто, заплатить за нее. Только в том случае, если это необходимо или женщина сама просит.

Считаю, что в большинстве своем физическая слабость женщин обусловлена воспитанием, а генетикой – совсем чуть-чуть. Посмотрите на женщин, которые воспитывались в боевых школах или матриархальных культурах. Они там мощные, а мужчины хлипкие. 

Максим Мухин, проджект-менеджер в IT, 28 лет

О концепте феминизма мне рассказала моя лучшая подруга, и как стандартный «нетакой» мужчина я начал стереотипно кудахтать о том, что это перегибы, мужчин тоже угнетают. Когда я однажды заявил, что в рабочем пространстве для женщин все же должен быть некий дресс-код (а то ведь, не дай бог, у меня случится эрекция и помешает рабочему процессу), мы сильно поссорились. Ее злость и обида заставили меня задуматься и почитать матчасть. В результате я нашел картинку с типичными сексистскими стереотипами (там их было штук 16 квадратиками в несколько строк и колонок) и выделил кружочками, где я мудак. Мы помирились, и с того момента весь ужас окружающей действительности мне видится предельно ясно. Как в такой ситуации не быть профеминистом, совершенно непонятно.

Феминизм научил меня не бояться женщин и не воспринимать их как некое опасное «иное», а как равных себе – с теми же чувствами, страхами и проблемами, что и у меня, но при этом живущими в невидимом патриархальном аду со страхом испытать насилие и постоянной необходимостью соответствовать стандартам внешнего вида в обществе.

Афиширую свои взгляды, и наиболее частая реакция – непонимание и безразличие. Однажды на стенах офиса появились распечатки «смешных шуток» махрового сексиста Барни из «Как я встретил вашу маму». В сериале это преподносилось как критика мудачества, а на стенах потеряло контекст и превратилось в адский мрак. В ответ на мои возмущенные письма этот мусор со стен сняли и повесили (какая ирония!) кодекс средневекового джентльмена с полным набором патриархальных ухаживаний: открыванием дверей, дарением цветов, ношением тяжестей и прочими делами, которые в очередной раз распределяют роли и подчеркивают субъектность мужчины / объектность женщины. В ответ на это я отправил «Кодекс джентльмена 21 века: или инструкция «как перестать быть тупорылым мудаком». Некоторые девушки меня похвалили, и это было приятно, но немного не по себе – опять цисгендерный гетеросексуальный мужчина главный по вопросам феминизма.

Опасения, что мужчины и тут лезут со своим вечно самым важным мнением, небезосновательны. В общении с феминистками стараюсь молчать, слушать и аккуратно говорить. Что каждый мужчина может сделать – это осознавать и использовать свои привилегии, чтобы постепенно их же устранять. Вместо споров с феминистками о том, как надо развивать феминизм, тратить энергию на разъяснение сексистам, почему их высказывания и действия вредят не только женщинам, но и всему обществу в целом.

Стараюсь одергивать коллег на работе, когда они позволяют себе сексистские высказывания. Друзья, которые не разделяют мои взгляды на феминизм, относятся к моему мнению с уважением. В результате вокруг меня все же формируется определенный круг общения, где эти вопросы хотя бы проговариваются.

Из того, что я вижу и читаю, достаточно феминистической можно назвать разве что курдскую республику Рожава в Сирии, где равноправие реализовано во всей полноте. Страны запада, несмотря на значительно большую адекватность в вопросах равноправия (по сравнению хотя бы со славянским мракобесием), все же не достигли уровня. Остается только повышать средний показатель адекватности в нашем обществе, распространяя идеи и убеждая людей.

Свежие темы:

  • Марія Дмитрієва

    от мені цікаво — хто в їхніх родинах миє унітаз.

    • Alina Shubska

      Не думаю, що це проблема

      • Марія Дмитрієва

        говорити можна все що завгодно. але якраз побутові практики найкраще показують, наскільки ці переконання є справжніми.

        • Alina Shubska

          Не цікавлюся унітазною темою, але точно скажу за деяких респондентів, що побут вони ділять або порівну, або більше беруть на себе. Не всі, дотого ж, живуть із партнерками.

          • Марія Дмитрієва

            ну от ділюся з вами феміністським лакмусом для чоловіка — запитати, хто в його родині миє унітаз.

          • Alina Shubska

            Можно бути сексистом і мити унітаз. Але якщо вам дійсно цікаво, можете спитати в кожного особисто — посилання на всіх на моїй сторінці.

          • Буду ли я сексистом, если скажу что мужики обычно так ужасно убирают, что проще это сделать самой, а не доверять им сложные вещи?

          • Alina Shubska

            Думаю, это уловка: поубираю плохо, а потом за меня просто будет всегда убирать «нормально». Нужно договариваться, если человек не способен физически увидеть неидеальное состояние квартиры: может у него проблемы. Ну тогда он может скидываться на уборщика, сразу навыки найдутся)))

          • Вы сейчас описали мужика как врага и обманщика 🙂
            Но когда отношения доверительные и нет повода для «уловок», то распределение заданий (да, я унитаз мою хорошо) — это единственный выход

          • Alina Shubska

            Думаю, уловки могут быть и несознательными, усвоенными в детстве. В любом случае, аккуратность от пола не зависит. Иначе я — мужик.

          • Поліна Шевченко

            Мой парень готовит еду, пылесосит, больше работает и больше зарабатывает. А я да, страдаю, моя унитаз.

    • Vera

      Ну я мою ванную, а мой муж — унитаз. А еще он пылесосит, а я мою полы (ненавижу пылесосить). И что это все доказывает? Почему именно на унитазе акцент? )))

  • Ruslan Tverdoboy

    Як же я усвідомив себе в «чоловічому світі», коли мене погнали по військкомату в одних трусах перед купою сторонніх осіб протилежної статі, чого ніколи не роблять з жінками. Як домінантно було отримати повістку в армію, поки однокласниці і ровесниці насолоджувалися своєю молодістю. Як «по патріархальному» я себе відчував коли на медоглядах хлопців були присутні жінки-вчителі, а навпаки ніколи. Прям саме пригнічення жінки кругом