Восемь месяцев назад я сидела на корпоративном тренинге в международной компании. Заканчивался испытательный срок, я много работала и была уверена, что контракт мне продлят. Телефон завибрировал, читаю сообщение: «Мне предложили назначение в Ереване на год-полтора. Ответ надо дать завтра. Переезд – через три недели. Летим?» Я не была готова к такому повороту событий, но за плечами у нас уже был год отношений на расстоянии с ежедневным скайпом и перелетами раз в два месяца.

Решение было однозначным, но далось нелегко. В Украине оставались семья, дом, друзья, моя карьера и все родное, понятное, свое. Впереди – полная неизвестность.

Существует теория о стадиях адаптации к жизни в новой стране. Она чаще применима к мигрантам, но и опыт экспатства ее оправдывает.

Фаза эйфории, или «Армения в розовом цвете»

Армения – восхитительная страна. С этим согласится каждый, кому посчастливилось посетить этот колоритный солнечный край. Я не выбирала эту страну и вряд ли решилась бы сюда приехать просто так. Гордую «гранатовую республику» напрасно недооценивают в качестве туристического направления. Все то, чем нас так манит Грузия, есть и здесь. Моря нет, но море – не главная достопримечательность Кавказа. Армяне не делают ставку на туризм, и от этого проигрывают.

Первые два месяца была эйфория, да. Удовольствие, которое получаешь от знакомства с новой культурой, традициями, людьми – это то, зачем люди путешествуют. Ты жадно впитываешь национальные особенности, громко радуешься положительным изменениям в твоем теперь новом быту и не замечаешь негатива.

Первое и главное, за что любишь Армению – это горы. Для встречи с ними не нужно ночь трястись в поезде. Полчаса на машине из Еревана в любую сторону – и вуаля. Эмблемой Армении считается гора Арарат, хотя находится она на территории Турции. В ясные дни двуглавого красавца можно увидеть, не выезжая из Еревана. Арарат боготворят, он присутствует на всей сувенирной продукции, на картинах, на деревянном обрамлении шахмат ручной работы. Помимо горы и коньяка название «Арарат» присутствует едва ли не в каждой категории товаров и услуг (гостиница, тв-канал, сок, сигареты, чай, кофе и т.д.). Арарат – значит качество. Так же сильно, как Арарат, армяне любят черный цвет и «Ниву». В черном цвете прекрасно все, кроме «Нивы». «Нива» должна быть белой и тюнингованной.

В Армении вкусовые рецепторы открывают для себя новые горизонты. Овощи, фрукты, сухофрукты – вот где они настоящие. Особенный восторг от свежих абрикос, помидоров и сушеных персиков. Мясо – это основа стола, шашлык – практически член семьи. Местная вяленая говядина (бастурма, суджук) не уступает по вкусу хамону. Здесь умеют обращаться с раками: кебабы, омлет с раковыми шейками, суп – все вкусно. Кинзу добавляют почти во все блюда, но к этому быстро привыкаешь. В Ереване я впервые попробовала и навеки полюбила шаурму. Армянская кухня сытная, калорийная, соленая и сложная, но это основа культуры. Центр каждого дома – это большой стол, который собирает всю семью. Совместный прием пищи – это важная традиция, спешить нельзя.

Армяне – крайне открытые, дружелюбные, гостеприимные и щедрые, и в данном случае слово «крайне» – определяющее. Люди обожают свою страну, но при этом каждый второй мечтает эмигрировать. Здесь чувствуется сплоченность, братство, готовность помогать и поддерживать и своих, и дорогих гостей. К иностранцам относятся с уважением, трепетом и радушием. Гостям стараются угодить и больше всего боятся обидеть или оставить о себе (и о стране) плохое впечатление.

Общество здесь остается очень консервативным во взглядах на отношения и семью. До свадьбы молодые люди живут с родителями. Возможности проверить совместный быт на прочность нет, с интимной жизнью тоже все сложно.

С первого дня в Ереване мне было некомфортно от повышенного мужского внимания. Я изо всех сил старалась его не привлекать: скромно одевалась и редко использовала макияж. На меня смотрели и смотрят так, будто я голая. Часто вслед звучат фразочки типа: «Ого, какие губки пошли!», «Красавица, постой!», «Мое солнышко» и т.д. Думала, может это из-за цвета волос, но платок не помог. Потом поняла, что не важно, насколько хорошо я выгляжу: в трениках и с немытой головой здесь я не менее популярна. Все потому, что армянские мужчины видят во мне всего лишь возможность доступности, я – их шанс на близость. Постоянно подходят знакомиться. Дважды после отказа познакомиться мужчины шли за мной достаточно долго, не теряя надежды. Бывало, что машина останавливалась, опускалось стекло, и меня оценивающе сканировали.

Это стало единственным негативным впечатлением первых месяцев. Сначала был стресс, но я научилась с ним справляться. Теперь я не смотрю на лица и хожу в наушниках. Надеваю «лицо надменной суки» и не улыбаюсь. Не страшно, потому что в Армении безопасно. Никто тебя силой никуда не потащит. Здесь уровень преступности близок к нулю: нет воровства, насилия, похищений. Летом машины оставляют с открытыми окнами, внутри могут быть вещи – никто не тронет. Такой порядок обычно наблюдается в мусульманских странах, но в христианской Армении я чувствую себя безопасно даже одна ночью на улице, и это огромный плюс.

Фаза начинающегося разочарования, или «И на Арарате есть пятна»

Спустя два месяца знакомства со страной и организации быта, мы перестали быть туристами, но при этом не стали своими. Несмотря на общее советское прошлое армянского и украинского народов, между нами большая ментальная пропасть.

Да, армяне открытые и доброжелательные, но таких же качеств ожидают от тебя. Их щедрость и гостеприимство должны быть взаимны. В стране амбициозных экстравертов интровертам и социофобам жить сложно. Если тебя приглашают – надо идти, иначе это личное оскорбление. Когда тебя приглашают – ждут ответного приглашения, иначе ты невежлив и неблагодарен. При общении нужно тщательно подбирать выражения, думать про все возможные скрытые смыслы своих слов. Все, что может и не может быть воспринято на личный счет ранимой армянской души, обязательно будет воспринято именно так. Эта детская обидчивость не дает расслабиться, фильтровать речь нужно всегда.

В Армении царит патриархат. Мужчина зарабатывает деньги. Женщина может работать, если при этом она будет справляться с бытом и детьми. Однажды в гостях после короткого совместного застолья большая компания резко и необратимо разделилась по половому принципу. Разделилась буквально: мужчины ушли в отдельное место для мужских разговоров, женщины – на кухню. Когда пришло время для кофе и десертов, я позвала мужчин за стол, но женщины отправили их обратно: «Сидите там, мы вам все принесем». Женщины с женщинами, мужчины с мужчинами.

Женщины любят яркий макияж, каблуки, мини-юбки. Это не считается вульгарным, ведь до свадьбы они неприкосновенны, а после свадьбы показывают, как мужу повезло с красавицей женой. Ринопластика – обычная и распространенная процедура.

Серьезные армянские мужчины в подавляющем большинстве – неисправимые гомофобы. Весело наблюдать за их реакцией на разноцветные мужские носки и яркие вещи. Несмотря на свою брутальность, при встрече и прощании мужчины целуются и обнимаются, ходят по улицам под руку или в обнимку. Никак не могу привыкнуть к местной моде на мужские шубы. Черная шуба на армянине – это красиво и статусно, так и знайте.

В стране культ семьи. Женятся по вышеупомянутым причинам рано, смысл жизни – в детях. Детей здесь много, трое и больше в каждой семье. Семейные ценности настолько важны, что корпоративы в международной компании организовывают для семей сотрудников, с собой берут даже взрослых детей. Я получила тонны сочувствия из-за статуса «незамужней» и килограммы вопросов о планах на потомство, ведь каждая женщина априори хочет замуж и детей.

Ориентационная фаза, или «А дома лучше»

Мы увидели реальную Армению со всеми плюсами и минусами. Плюсы стали восприниматься как должное, а минусы – резко и болезненно. Появилась острая ностальгия по дому, по своим людям, по магазинам и продуктам, сервису, привычному досугу и окружению.

Оказалось, что в Украине прекрасные водители, они знают и соблюдают правила дорожного движения, и в принципе вменяемые ребята, когда не бухают. Грузины говорят, что хуже армянских водителей только грузинские, и я им верю. Меня трижды чуть не сбили на одном и том же пешеходном переходе. Машина резко появляется из-за поворота, глаза водителя увеличиваются, я отскакиваю, а он даже не пытается притормозить. Несмотря на дерзкую манеру езды, аварий тут намного меньше, чем у нас. А все потому, что никто не позволяет себе сесть за руль в нетрезвом состоянии.

Пешеходы ведут себя так же, как и водители. Это вполне нормально, когда двое-трое ребят стоят и общаются посреди узкого тротуара или лестницы с интенсивным потоком движения. Никого не смущает то, что они создают пробки, что другим приходится выходить на проезжую часть или просить их сместиться. В супермаркете нужно поставить свою тележку в проходе между стеллажами, чтобы она стала чужой проблемой, иначе ты не армянин. Организованная очередь? Что вы, кто первый протиснулся – тот молодец.

Обязательно опаздывать везде и всегда. Даже в театр. Пришли на стрижку в назначенное время – придется подождать минут 40, ведь ваш мастер уехал по делам.

После Арарата, черного цвета и белой «Нивы» в списке любимых армянами вещей идут советы и наставления. «О, техники ремонтируют канализацию! Надо проследить, чтобы все хорошо сделали!» – подумала пышная женщина с большими пакетами из супермаркета, зависла над открытым люком и давай советовать.

Фаза преодоления депрессии, или «Свой среди чужих»

Дальше – адаптация и интеграция. Для армян мы – брат-джан и красотка-джан. Меня узнают кассиры, продавцы, официанты. В любимом итальянском ресторане на день рождения вставляют свечку в лазанью, и каждый официант подходит поздравить. Я спокойно отношусь к тому, что армянский таксист разбирается в украинской политике лучше меня. Я улыбаюсь, когда дорожный полицейский спрашивает, какая в Украине валюта: российский рубль или армянский драм.

У нас появилось свое окружение: люди, которые не соответствуют стереотипам и обобщениям. Нас понимают, принимают и не обижаются. Все не так злит и уже не кажется иррациональным.

Мы знаем, если не торговаться – переплатишь вдвое или втрое. Также знаем, что постоянным клиентам на рынке делают скидки и дарят подарки, поэтому к «своим» продавцам мы очень лояльны. Но вдруг нашего продавца нет, как оказывается, что напротив все дешевле и не хуже, и тоже со скидками и бонусами.

Мы привыкли к отсутствию формальностей. Главная валюта любых взаимоотношений – доверие и честное слово. Армения – аналоговая страна. Интернет-технологии хорошо работают только в службе доставки еды. Для всего остального есть телефон и широкая сеть контактов на любой случай, сарафанное радио и рекомендации.

Армянские понты на уровень выше украинских. Кредит берут на крутой номерной знак для автомобиля, на новый год, который здесь празднуют дольше недели, и на свадьбу для 100-500 человек. Покрасить «жигули» жидкой резиной, сделать тонировку лобового стекла, ксеноновые фары и диски для «Нивы» – это по-армянски.

Деятельная фаза, или «Как форель в Севане»

Культурный шок позади, и мы живем обычной жизнью. Приезды домой все так же радуют, но и здесь неплохо.

В Армении почти все дороже. Дешевле только такси, аренда жилья, уборка и стерлядь. Поэтому каждый приезд в Киев – стратегический. Мы составляем список покупок, дел, встреч и визитов к докторам заранее. Домой возим сухофрукты, коньяк и бастурму, обратно – все остальное.

Здесь не очень развита культура спорта. Есть несколько сетевых залов со стоимостью годовых абонементов от 800 до 1000 долларов. Спортзалы – место скорее имиджевое и тусовочное, чем спортивное. Есть также аналог нашего Гидропарка с тренажерами под открытым небом: летом там аншлаг.

Культура развлечений в Украине также сильнее. В Армении любят кино, которое, к счастью, показывают на русском. Бильярд, караоке, квест-комнаты, джаз-клубы – наиболее популярные виды досуга. Не хватает хороших концертов, мастер-классов и курсов. Зато есть отличные музеи, горнолыжный курорт и множество горных маршрутов с древними христианскими и языческими храмами.

Я не могу здесь официально трудоустроиться, поэтому использую время для саморазвития. Учу французский (последние 11 лет с переменным успехом), начала учить испанский, читаю, прохожу онлайн-курсы и учусь писать. В Армении я – фея домашнего уюта, богиня кухни, менеджер по закупкам и коммуникациям. Я счастлива, что сделала паузу в карьере, получила ценный культурный опыт и смогла посвятить время себе. Я с удовольствием вернусь домой, когда придет время. А пока я здесь, буду радоваться горам, солнцу и открытым, искренним людям.

Свежие темы:

  • Olga Novak

    Я нейтрально отношусь ко всем народам, если меня никто не трогает . Я с Украины. В 1966 году была 2 месяца на практике в Ереване Нас была группа. Девушки все очень скромные. Не буду писать, как мы вытерпели эти 2 месяца. Как бы кто тут не хвалил армян, но МОЕЙ НОГИ ТАМ в ЖИЗНИ НЕ БУДЕТ НИКОГДА больше !!! “Ара чацик, ара чацик, поханцик”.