Стены – кирпич. Потолки дарят глубину пространству и силу эху. Девушка в центре зала меняет позы. Музыка. Вино. Карандаш, маркер или уголь. Вы можете выбрать любой инструмент, технику, ракурс и напиток для вдохновения. Плейлист подберет художник.

30-секундные скетчи – испытание даже для профессионалов, но в IZONE на сессии Drink&Draw приходят и те, кто совсем не умеет рисовать. Зато хочет чувствовать неповторимую атмосферу изоляции, творчества, красоты танца рваных поз натурщицы, плавность линий, изящество изгибов.

Художнику не так просто найти в городе обнаженную натуру. Если все твои знакомые прикидываются мертвыми опоссумами, как только ты заводишь разговор на эту тему, спасение одно – Drink&Draw. Подобные сессии начал проводить в Бруклине в 2009 году художник Адам Коллисон. Сложно сказать, кто адаптировал идею в Киеве. Легенда гласит, что коллега Коллисона по цеху, Клеменс Пул из Нью-Йорка, передал нам опыт проведения этих сессий. PR-менеджер пространства Яна Жадан утверждает, что это слишком “изоновская” идея, чтобы ее можно было упустить из виду. Она же рассказывает о том, кого можно встретить на сессиях.

“Приходят художники, ребята, которым не хватает практики. У них могут проводиться подобные сессии в академии, но этого мало. Приходят те, кто хочет чему-то научиться. У таких людей нет никаких профессиональных амбиций, они хотят отточить свои навыки. И приходят те, кто хочет просто расслабиться. Ты пьешь вино или пиво (или чай) и рисуешь. Никто тебя не судит и не оценивает. Это довольно медитативное занятие”.

Тем более никто не судит и не оценивает натурщиц. На сессиях Drink&Draw они разные: блондинки, брюнетки или рыжеволосые, умеющие передавать плавность движений или рваный ритм танца. Они демонстрируют закрытые сложные позы или бросают вызов аудитории своей откровенностью. Они позируют обнаженными или в белье – на территории этого пространства никто не навязывает обнаженность, не настаивает на строгих правилах. Кроме разве того, что сессия проходит по стандартному плану: первые 15 минут – это быстрые позы по 15 секунд, по 30 секунд. Потом идут позы по 10 и 20 минут.


“У меня есть подруга, балерина, которая сама вызвалась. Она говорила, что в первый раз ей было непросто, потому что она стала в позу, но не подумала, что стоять придется 10 минут, было сложно держать руки. Когда она пришла во второй раз, я увидела, как поменялась схема ее движений. Чем больше изгибов, чем стройнее поза – тем больше красивых фиксаций для быстрых зарисовок. Позировать непросто, модели могут уставать, но в конце сессии они всегда счастливы. Есть что-то вдохновляющее в том, что столько людей тебя рисуют. Ты получаешь от этого удовольствие”, – рассказывает Яна.

Когда мы впервые пришли на сессию с подругой, заметили, что натурщица слегка нервничала вначале, но потом расслабилась, движения стали более плавными и открытыми. Мы пытались ее рисовать, хоть и знали, что относимся к третьей группе посетителей IZONE – к тем, что приходят ради музыки, вина и необычного творческого опыта. Вряд ли кто-то из нас мог сказать, что у натурщицы суперидеальная фигура фитнес-тренера с замашками фанатика своего дела. Но какая разница, если, позируя, она была прекрасна. Моя подруга из тех, о ком годам к 60-ти будут петь “Моя бабушка курит трубку”, почти сразу сказала: “Я тоже так хочу!”.


“Я позирую обнаженной, – говорит одна из моделей, которая минуту назад удивляла аудиторию хулиганскими позами (даже в мостик становилась), – помогаю друзьям-художникам. Здесь я уже третий раз”. Другая девушка на вопрос, можно ли ее фотографировать и наши скромные реплики: “Может, без лица или со спины?”, отвечает: “Можно, главное – красиво”.

Многие девушки – опытные модели, они работают в академии, они привыкли позировать. Но есть и новички, некоторые из них пишут организаторам что-то вроде: “Мне было бы это интересно, я хочу попробовать”. Чаще приходят девушки, чем мужчины: на пять девушек – один парень, а полностью обнаженный мужчина – и того реже. Но поток моделей в IZONE не иссякает. Видимо, есть в этом что-то магическое, притягательное, завораживающие, почти сакральное.

Что еще может дать тебе ощущение красоты своего тела, как не аудитория из ста человек, рисующая тебя? Жадно фиксирующая изящество вытянутых рук, поворот головы, линию плеча или бедра. Возможно, обнажаясь, мы можем по-настоящему взглянуть на себя через призму взглядов других людей. В зале, где стены – кирпич. А потолок дарит глубину пространству и силу эху. Наверное, в каждой женщине есть что-то от Годивы. Или булгаковской Маргариты, которой удобнее было летать без одежды.

фото: Анна Шевченко  (W production) 

Свежие темы: