В какой-нибудь параллельной Вселенной наверняка есть место, где люди адекватно оценивают себя. Они воспринимают окружающий мир таким, какой он есть, не слышат надуманных оскорблений и искренне принимают комплименты. Там нет места раздутому эго и ложной скромности. Но и нас с вами там тоже нет.

В марте у меня был первый в жизни большой концерт в составе танцевального коллектива. Когда не только друзья и родственники, но и незнакомые люди приходят на тебя посмотреть. А потом знакомые и незнакомые подходят, обнимают и говорят, какие же мы обалденные, спрашивают, когда следующее шоу. Я неопределенно киваю и улыбаюсь. Сказать мне особо нечего: я тут ни при чем, просто повезло.

И так почти во всем. Написала классный текст? Нет, это комплименты от друзей или из жалости, или люди ничего не понимают в текстах. Прошла в финал крутого конкурса? Какая-то ошибка у судей. Получила лучший в жизни джоб-оффер? Они меня не разглядели и скоро поймут, что я только притворяюсь умной. Предлагают деньги за то, что получается легко и красиво – это вообще страх и ужас, им не понравится и меня с позором вышвырнут.

Такие, как я, не хотят быть успешным. Где-то глубоко внутри мы хотим страдать, что ничего не получается. Мы считаем, что все вокруг лучше нас. Мы чувствуем себя не на своем месте. Фальшивыми королевами фальшивого праздника. Сидим на иголках и ждем, когда кто-нибудь скажет, что королева-то голая.

Двое американских психологов Паулин Клэнс и Сьюзан Аймс в 1978 году придумали этому имя, с тех пор it’s official – синдром самозванца. Это когда то, что написано в твоем резюме или висит на стенке в красивой рамке, никак не определяет то, что ты думаешь о себе. Ты можешь быть трижды доктором наук, но считать себя последней дурой. Можешь сниматься в кино, писать книжки и руководить компанией, но не верить в себя. Факты ничто, эмоции – все. «Я только притворяюсь, что что-то умею, – говорят эмоции, – притворяюсь, и мне везет. Скоро удача закончится и мир разрушится».

Хорошая новость в том, что если ты чувствуешь себя самозванкой, скорее всего ты чего-то достигла и продолжаешь двигаться вперед. Плохая – ты этого не ценишь, тебе страшно, одиноко и немного противно.

Есть много причин, почему так происходит: от воспитания до культурных особенностей.

Самое красивое объяснение – эффект Даннинга-Крюгера: глупые люди не понимают, насколько они глупы. И наоборот. Те, кому хватает ума осознать прошлые ошибки, обычно занижают свои способности.

С воспитанием все намного печальнее. Клэнс и Аймс определили две модели семьи, где дети чаще всего вырастают «самозванцами».

В первом случае родители выделяют одного из детей как более одаренного. Второй, чаще всего девочка (тогда вообще считалось, что это чисто женские проблемы), искренне верит, что она менее способная, но пытается доказать родителям обратное. Когда вырастает, всю жизнь ищет подтверждение того, что она не хуже. Но в глубине души верит, что родители были правы.

Второй вариант: папа и мама идеализируют ребенка. Он, или все-таки она, вырастает и начинает сомневаться в своих силах. Родители считают, что все должно даваться дочери без труда, но так не бывает. И вот она чувствует, что не справляется, но должна соответствовать ожиданиям родителей.

Психоаналитик Манфред Кетс де Вриес проводит параллель между синдромом самозванца и перфекционизмом. И то, и другое культивируется в семьях, где родители уделяют много внимания достижениям, но строго дозируют человеческое тепло. В итоге дети думают, что родители обратят на них внимание, только если они будут успешными – и вырастают трудоголиками и перфекционистами.

Есть еще патриархальное общество, где женщинам, например, не к лицу громко говорить о своих достижениях. Им в культурном коде написано быть скромными, не просить о прибавке к зарплате и вообще не высовываться. Особенно в тех областях, которые традиционно считаются мужскими. Вот вам и неравенство в оплате труда.

Скромность, кстати, очень яркая черта самозванцев. Напускная, вроде и искренняя, но какая-то ненастоящая. Они как-бы говорят: я стесняюсь попросить, но меня надо похвалить. Да и не скромность это на самом деле, а путь к отступлению: если что, я вас предупреждала, что ничего не умею.

В мире самозванца вообще не существует такого понятия, как конструктивная критика: есть только осуждение. Отсутствие одобрения – очередное доказательство обмана. Оценка чуть ниже, чем хорошо – официальное обвинение в провале и мошенничестве.

В какой-то степени все мы немного самозванцы, особенно в социальных сетях. Мы носим маски и играем роли. То, что видят окружающие, почти всегда – не настоящие мы. Этого часто требует общество, это безопаснее и проще.

Но когда маска срастается с лицом, начинается настоящий страх и одиночество. Ты-то знаешь, что это маска, но другие никогда тебя без нее не видели. А что, если они любят тебя только такой? Нужно постоянно что-то делать, поддерживать имидж. Мы так обеспокоены тем, что о нас думают другие, что сами о себе вообще ничего не думаем. Сравниваем себя с плинтусом. Кажется, другие всегда красивее и умнее. Но эти самые другие думают то же самое о тебе.

Есть много советов психологов о том, как избавиться от ощущения самозванца. Стремиться к «достаточно хорошо» вместо идеала, концентрироваться на процессе, взять на себя ответственность за достижения и провалы и перестать сравнивать себя с другими (легче сказать, чем сделать). Но самый первый шаг – это каминг-аут. Рассказать о своих страхах. Принять и простить себя такую, как есть. Принять и простить себя – вообще лучшее, что ты можешь для себя сделать.

Свежие темы: