Какие стереотипы существуют о женщинах-мусульманках в Украине? Почему хиджаб пугает родителей и друзей, а на улице вызывает интерес? Кто и как на самом деле дискриминирует мусульманских женщин сегодня? Делимся с вами текстом коллег с “Громадського радіо”.

Хиджаб – это не только одежда, но и общий критерий, которому должна соответствовать одежда мусульманки. В соответствии к требованиям ислама хиджаб должен закрывать волосы и фигуру женщины. В большинстве мусульманских стран ношение хиджаба обязательно. А в некоторых женщины должны еще закрывать лицо и надевать никаб.

В Украине к хиджабу отношение все еще неоднозначное. Пять мусульманок рассказывают, что они чувствуют, когда ловят на себе заинтересованные взгляды.

Хиджаб и вера

Первое, о чем спрашиваю своих собеседниц – когда они начали носить хиджаб и по каким мотивам.

– Я начала носить хиджаб полтора года назад, но приняла ислам чуть позже. Вера у меня была всегда, а вот духовную практику я искала и нашла в исламе, – говорит Юлия Леонюк из Киева, которая работает в исламском культурном центре. – На улицах на меня всегда смотрят. Но стараюсь не обращать внимания. Так у меня сложилась жизнь, что я с 17 лет носила форму, потому что училась на юридическом в Академии внутренних дел. Я работала в органах следствия, поэтому на меня всегда смотрели (смеется). Уволилась в звании капитана, это не мое.  

Юлия Леонюк

– Мои родители христиане, ходят в церковь, правда, только на Пасху. Для них это было шоком. Они живут в Николаеве, и мои поиски духовной практики проходили без их участия. Однажды, еще до принятия ислама, я приехала к ним с покрытой головой. Они спросили, что все это означает. Я боялась и сказала, что так модно. Для них если модно, то это хорошо. Когда они поняли, что это не просто мода, то сразу прозвучал стереотип: «Ты мусульманка, значит, ты – террористка!». К сожалению, у них нет знакомых мусульман, и такое представление берется из телевизора.

Родители говорят, что позорю семью, потому что ношу хиджаб. Но я верю, что к религии нужно подойти осознанно, уже в зрелом возрасте.

 

Амина Окуева из Одессы, по профессии врач-хирург, служила в добровольческом подразделении МВС в АТО, сейчас исполняет задачи в составе Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева, рассказывает свою историю с хиджабом:

Амина Окуева

– Хиджаб ношу очень давно. Уже лет 15-16. Осознала необходимость этого для мусульманки и надела. Несмотря на то, что мой первый супруг был против – возможно, считал это небезопасным для жизни в Москве, где мы тогда жили.

Другая ситуация у Нияры Мамутовой, активистки Исламского культурного центра в Запорожье. Нияра говорит, что является мусульманкой с рождения, крымской татаркой, и начала носить хиджаб, когда ей исполнился 21 год:

– Я была в поиске, меня волновал вопрос: «Зачем живет человек? В чем смысл жизни? Зачем ставить какие-то цели, если в любой момент можно умереть?» Начался поиск: изучала христианство, иудаизм, буддизм и ислам. Только в исламе нашла ответы на свои вопросы. Сразу начала практиковать.

Хиджаб и работа

Не так давно Европейский суд по правам человека признал законным запрет хиджабов на работе. Подтвердив право работодателя вводить правила, которые запрещают женщинам носить хиджаб. Причиной судебного разбирательства послужил иск бельгийки Самиры Ашбити, которая работала секретарем в одной из местных компаний, пока ее не уволили из-за появления на работе в мусульманском платке. Женщина считает, что ее права нарушили, и подала в суд. Каким образом на это событие отреагировали женщины-мусульманки в Украине?

Нияра Мамутова из Запорожья, отмечает, что работодатель редко говорит прямо, что причина отказа в работе это хиджаб.

– К сожалению, в Украине мы тоже сталкиваемся с такими проблемами. Работодатель не смотрит на профессиональные качества женщин, не спрашивает об образовании. Только видит девушку и ему уже «все ясно». Конечно, редко кто может сказать, что отказано по причине хиджаба. Когда я еще жила в Крыму, то искала работу и узнала, что в школу нужен учитель английского языка. Когда я пришла, на меня посмотрели и сразу сказали, что учитель им не нужен. Бывало и говорили прямо, что если длинная одежда, то, пожалуйста, работайте, но без платка.

– У нас есть проблема, что никто не подает судебные иски, даже если тебя уволили, потому что не понравилась твоя прическа. Не взяли человека на работу, он расстроился и пошел дальше искать новую. Это проблема нашей правовой грамотности вообще и недоверие к правосудию”, – говорит Татьяна Евлоева.

Татьяна Евлоева

Киевлянка Татьяна Евлоева представляет Всеукраинскую ассоциацию “Альраид”. Татьяна обеспокоена решением, которое принял Европейский суд. Именно поэтому участвует во флешмобе #muslimwomanban. По ее мнению, решение Европейского суда может затронуть не только тех, кто носит узнаваемую религиозную одежду, например, кипу, платок или крестик, но и людей по признаку национальности, расы и инвалидности.

– А если завтра «политика нейтральности» работодателя будет включать в себя, чтобы все брили голову наголо и носили синие контактные линзы, или изменили цвет кожи, потому что нам нужны только вот такие «стандартные» работники? Женщина, которой ампутировали ногу, может точно так же носить длинную юбку до пяток, как и женщина, которая делает это по религиозным соображениям. Есть разные жизненные ситуации”, – добавляет Татьяна.

Амина Окуева тоже не соглашается с решением Европейского суда и считает его необоснованным.

– Возможно, в каких-то сферах деятельности и необходим определенный дресс-код, но это очень ограниченные сферы. В подавляющем большинстве хиджаб не только не помеха, но даже иногда и защита. Например, во время учебы в медицинском университете меня часто ставили в пример одногруппницам, у которых из-под медицинской шапочки выбивались волосы. В операционных это совершенно неуместно. Да и сами однокурсницы порой шутя завидовали, что у меня после посещения моргов волосы не пропитываются надолго неприятным запахом – просто сменила платок и все.

Хиджаб и дискриминация

Татьяна Евлоева на вопрос, чувствовала ли она на себе какие-то проявления дискриминации в обществе, признается, что часто такие, как она, для немусульман “все на одно лицо». Принципиально разные по генезису религиозные предписания, социальные явления и политико-культурные процессы много кто просто валит в одну кучу.

– Я люблю ретро-стиль и людям это интересно, нравится, – говорит Татьяна. – Конечно, несколько раз встречала «упоротых» людей, которым я не нравилась. Они громко кричали: «Я не хочу ехать с тобой в одном троллейбусе». Но, наверное, такие люди просто ругаются со всеми.

По мнению Татьяны в обществе существует много стереотипов и предубеждений:

– Всех удивляет, что мусульманка имеет высшее образование. Почему-то все удивляются, что мусульманки не просто работают, но и занимают высокие должности. В общем восприятии мусульманки могут быть только забитыми, темными и неквалифицированными. А вот у мужчин-мусульман все хорошо. У них из внешних признаков только борода. Но бороды сейчас модные.

Всех удивляет, что мусульманки могут иметь высшее образование. В общем восприятии мусульманки могут быть только забитыми, темными и неквалифицированными.

Татьяна Евлоева

 

Нияра Мамутова обращает внимание на отсутствие знаний у людей относительно ислама и мусульманок:

– Когда нет знания у людей, в основном это место в голове заполняют стереотипы. В Запорожье чаще на меня смотрят с интересом, но могут и сказать «Аллах акбар». В большинстве случаев нас тут воспринимают как иностранок. Только когда начинаешь общаться, и люди слышат русский или украинский язык, то отношение меняется. Удивляются, что вообще мы обычные люди, с такими же взглядами и проблемами, как и у них. У меня одно пожелание ко всем, чтобы люди меньше узнавали про ислам в интернете, лучше пойти в исламские культурные центры и узнать о мусульманах от самих мусульман.

Юлия Кандаурова, тоже из Запорожья, делится своими наблюдениями, как относятся к женщинам-мусульманкам в Украине:

– Я считаю, что в нашей стране люди более лояльны и терпимы, чем в той же России, где могут и сорвать хиджаб, и даже побить. В моем родном Запорожье покрытых мусульманок очень мало, поэтому мы всегда все привлекаем внимание людей. За все время, что я в исламе, я почувствовала негатив всего несколько раз. Например, одна женщина начала говорить, что не понимает, как можно поменять религию, что я предательница Родины и семьи. Но при этом она не знает, что наоборот я стала еще лучше и заботливее относиться к своей семье, ведь в исламе запрещено плохое отношение к близким. Я считаю таких людей недалекими. Да, это задевает, обижает, но я знаю, что сделала правильный выбор, поэтому пусть это все будет на ее совести. Периодически кто-то скажет “Аллах акбар”, чаще это подростки, которые и не знают, что это означает “Бог Велик” и ничего такого.

Единственное неприятное, с чем я столкнулась как раз на днях – это обыск и “просьба” снять хиджаб в аэропорту Харькова. Для меня это совсем не трудно, но сам факт того, что проверили только меня, а других спокойно пропускали – возмущает.

В Турции, например, тоже выборочно проверяют, делают поверхностный обыск, могут проверить на наркотики. Но там это отношение ко всем такое, так как они понимают, что пронести запрещенное может каждый. А тут, выходит, только девушка в хиджабе вызывает подозрение. При этом осматривали вплоть до резинок на рукавах. До этого я в хиджабе четыре раза вылетала из аэропорта Запорожья и никогда меня не просили так делать. Я считаю, что меры безопасности должны быть применимы ко всем, а не только к мусульманам.

Амина Окуева

Амина Окуева считает, что религиозные права мусульман в Украине на высоком уровне, а украинцы толерантный и лояльный народ:

– Даже в бытовых конфликтах никто не переходил на личности, не привязывал религиозную тему. Больше всего докучали вопросы, не жарко ли. Глупый, если честно, вопрос. В жару всем жарко, а правильно подобранная летняя одежда, закрывающая все тело, наоборот создает более комфортные условия по сравнению с теми, кто раздет, а тем более без головного убора. Но стереотипы – дело такое. Главное, что агрессии при этом не наблюдалось никогда.

С момента начала Майдана и АТО вообще ни разу не возникало даже намека на дискриминацию по религиозному принципу. Наоборот, побратимы и сослуживцы гордились и часто, знакомя с кем-то, представляли как достопримечательность. Часто бывают такие моменты, когда, зная, что мы должны приехать в какое-то подразделение для выполнения задач на несколько дней или просто в гости, повара специально готовили то, что нам можно есть. Заранее спрашивали и старались.

На фронте я ношу не стандартный платок, а балаклаву, которая очень популярна вообще среди бойцов на фронте, так как защищает от пыли, дыма, гари и т.д., а в моем случае еще и прекрасно выполняет функции хиджаба, ведь закрывает голову и шею. Благо, в военкорах сейчас можно найти этого добра на любой вкус и цвет.

 О своей истории страданий от стереотипов, которые связаны с религией, говорит Татьяна Евлоева:

– Когда я была не замужем, меня часто спрашивали: «А кто твой муж? Я говорила, что у меня нет мужа». На что люди удивлялись: «А кто тебя заставляет так ходить?» То есть человек не спрашивает, действительно ли меня заставляют, ему не интересно, что это мой акт волеизъявления. Вот это и есть угнетение мусульманских женщин. Не со стороны мусульманских мужчин, а со стороны немусульманского общества.

У нас верят, что женщина может добровольно только раздеться, а не одеться.

Мусульманкам на людях нельзя плакать. Знаете, почему? Потому что у людей представление, если она плачет, значит ее угнетают, у нее плохая жизнь. Не думают, что, может, родственник заболел или даже банально что-то попало в глаз. Ты стоишь и вытираешь слезы, и уже видишь, что на тебя начинают смотреть с сочувствием. И это так неприятно.

Если бы все эти люди, которые жалеют мусульманок или вообще покрытых женщин, знали бы, с каким прессингом именно со стороны общества они сталкиваются, сколько преград нужно преодолеть, чтобы отстоять свое право выглядеть именно так, у них бы язык не повернулся сказать: «Ее мужчина заставляет». Вот это и есть дискриминация и угнетение мусульманских женщин. Потому что Ты – личность, ты учишься, работаешь, делаешь какие-то проекты, а в результате кто-то пытается внести тебя в собственный шаблон представлений о мусульманках.

Татьяна Евлоева советует больше узнавать об исламе и мусульманских женщинах в Украине через личные знакомства и посещение культурных центров. Независимо от вашей религии, можно прийти в исламский культурный центр, побыть на молитве или проповеди.

Вместо выводов

В книге “Гендер для всех: вызов стереотипам” Тамара Марценюк говорит, что в Коране нет четких указаний об одежде женщин, есть только общая рекомендация одеваться скромно, и касается она не только женщин, но и мужчин. Не стоит удивляться, если вы увидите мусульманку, которая не покрывает голову.

Все люди очень разные. По цвету кожи, политическим и религиозным убеждениям, разного возраста и этнического происхождения, с нарушениями слуха, на коляске, с разной сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью. Но каждый человек делает наш мир разнообразным и неповторимым.

Общества, которые построены на принципах инклюзивной и уважении прав человека, более динамичные и устойчивые в своем развитии, поскольку такое положение предполагает взаимопонимание и поиск компромиссов, а энергия расходуется не на «ненужные» конфликты, а на совместное развитие.

Елизавета Кузьменко,

Текст на украинском языке впервые был опубликован на «Громадському радіо»