Настя Жеребецкая рассказывает, как и зачем начала реставрировать старые, никому не нужные кресла и таким образом помогать пенсионерам.

Начало

Я – дизайн-директор и со-основательница spiilka design büro. В дизайне с 2011 года – начинала как безрукий джуниор, который мог разве что поиграться шрифтами в СММ, но терпение и труд с годами все перетерли. С детства рисовала и в самое романтическое время в жизни – студенческое – была серьезно настроена стать великой художницей, как бы пафосно это ни звучало. Рядом со мной было много крутых мотивирующих девочек: сестры Токарчук, Саша Самсонова, Соня Плакидюк, Аня Рябова, моя сестра Аня и мама, конечно. В итоге я частично достигла желаемого: в 2014-м вышла моя серия emojination, о которой не написал только ленивый – и Hypebeast с Time, и Dazed, и даже Interview, а в 2015-м создала художественно-социальную коллаборацию с Йовой Ягер Zhuli-Buli, которая помогла мне поверить в то, что я умею рисовать. Эти проекты дали мне не столько профит в карьерном плане, сколько уверенность в себе. Мне больше не хотелось себе ничего доказывать, зато появилось стремление заниматься любимым делом, которое приносит пользу и меняет мир к лучшему.

Идея

Желание заниматься мебелью зрело медленно и долго. Всегда хотелось попробовать себя в сфере прикладной эстетики, которую можно пощупать. После Zhuli-Buli появилось чувство, что заниматься чем-то без социальной и полезной подоплеки мне попросту неинтересно, поэтому я решила объединить любовь к стульям и креслам с желанием помочь тем, кто в помощи нуждается. Так появился проект Armchairity, который затрагивает и проблему экологии, и сверхпотребления, и судьбу одиноких пенсионеров, и созидательную идею реставрации.

Я прекрасно понимаю, что Armchairity – это не новоизобретенный велосипед. У меня нет цели завоевывать мебельный рынок, открывать конструкторское бюро или соперничать с реставрационными фирмами. Это проект для души и от души. Поле для экспериментов. Например, на моих креслах есть малозаметная вышивка коротких фраз, которая не несет в себе функциональную нагрузку. Одно кресло говорит I will always have your back, намекая на смысл существования подобной мебели, а второе иронично добавляет I need nobody butt you.

Я отдала кресла на реставрацию проверенным профессионалам – компании Verdi. Они часто помогают Zhuli-Buli и давно сотрудничают с архитекторами, которых я люблю и уважаю. Хотелось максимально сохранить дух и стилистику времени, поэтому я оставила деревянный корпус нетронутым – он только заново окрашен в темный цвет, который был популярным в 60-70-е. Я намеренно избегала паттернов, чтобы правильно расставить акценты. Главный герой – кресло, а не его красочная обивка. Хотя в следующей партии мебели хочется сделать наоборот – попробовать странные цветовые решения, добавить больше живописи или графики. Но так, чтобы акценты никуда не смещались.

Развитие

Весь мой пиар проекта – это посты в фейсбуке и проект на Behance. Все издания, которым проект интересен, сами мне написали и помогли распространить знание про Armchairity среди большего количества читателей.

Главные трудности на проекте в логистике. Кресла, которые я находила на OLX, часто были в таком плохом состоянии, что их нельзя отправить курьерской службой в Киев. Два первых кресла вызывали сложности в доставке – они большие и тяжелые, поэтому приехали на склад для крупногабаритных посылок, который находится далеко от моего дома. Служба доставки почты подвозит такие тяжеленные товары под дом и не поднимает на этаж, замуровывает кресла в неудобные конструкции из фанеры с торчащими гвоздями и не убирает их при доставке под дом. Все это долго, дорого, неудобно. Приходится раскрывать в себе таланты грузчика и распаковщика.

На данный момент два первых кресла проданы. Одно из них даже успело сняться в клипе The Hardkiss. Сам проект привлек внимание множества неравнодушных людей ко всем проблемам, которые описаны выше. Armchairity уже передал 5500 гривен в фонд Starenki – это примерно 22 продуктовых набора и 22 счастливых старичка. Надеюсь, кроме всего прочего, проект вдохновил людей потреблять меньше и реставрировать больше.

Планы

Сейчас у меня есть еще одно кресло, которое скоро станет счастливым обладателем новой жизни.

Я бы хотела и дальше продолжать медленно, но верно делать крутые полезные дела. А в каком виде – мебельном, архитектурном, образовательном, графическом, письменном, живописном – это совсем не важно.

Свежие темы: