Евгения Лавичка рассказывает, как и зачем создала образовательный лагерь Children-UA и возит украинских сирот в Швейцарию.

Начало

В студенческие годы я работала в международной студенческой организации AIESEC в Донецке, где в последние два года занимала должность президента локального комитета. По окончании университета уехала в Швейцарию на стажировку в главный офис фармацевтической компании. После года стажировки получила постоянный контракт в финансовом отделе и проработала в фарминдустрии восемь лет на разных должностях в финансах. Сейчас я получаю МВА в области маркетинга и коммуникаций в Базеле.

Начиналось все с того, что восемь друзей из Донецка, которые прошли через AIESEC, получившие опыт обучения и работы за границей, решили, что хотят делиться с украинскими детьми-сиротами тем, чему научились и что умеют сами.

Во время работы в AIESEC был у нас проект, в котором иностранцы-стажеры приезжали к нам и работали в школах и интернатах, где рассказывали детям о своих странах, проводили игры и вели уроки английского. Я помню, как в один из приютов для детей улицы «Детская деревня» мы приехали с австралийкой Деборой. Об этой встрече договорились заранее. В бедном, но чистеньком доме нас ждали 11 детей разного возраста. Детей, не умевших читать и считать. Детей, ненужных своим родителями. Они показали нам свой дом, накормили нас собственноручно приготовленным супом, а потом усадили в комнате для презентации. Дебора принесла свои фотографии и распечатки про Австралию, показала на карте, где находится ее страна, рассказывала о традициях, культуре, о себе. Делала паузы для вопросов и задавала их детям.

Мы уехали с ней поздно вечером и, сидя в автобусе, я думала о том, что эти дети выглядели счастливыми. Дети с искалеченной судьбой, ненужные своим родителям, не получившие внимания и любви – они были счастливы, что мы с ними провели время. Им было нужно так мало – наше внимание!

Идея

Я была тогда 21-летней студенткой. А в 26 лет вместе с командой друзей мы организовали первый образовательный лагерь Children-UA для 20 детей-сирот. Целый год мы планировали его, продумывали концепцию: приехать вот так к детям в интернат с интересной программой или забрать их в лагерь. Выбрали второе. Рассказывать о разных странах (мы, организаторы, на тот момент уже жили в Швейцарии, Германии, Бельгии, Швеции, Ирландии, Голландии и Украине) или давать что-то, что они могут сразу применить в жизни. Выбрали второе и решили делиться тем, что умели сами и что считали нужным им в этом возрасте: умение общаться со сверстниками, находить в себе таланты, идти к своей цели, работать в команде, составлять свой собственный месячный бюджет. Мы рассказывали детям о том, как вести здоровый образ жизни и избегать алкогольной зависимости. Рассказывали о профессиях, делали симуляции этих профессий, учились зарабатывать лагерные «деньги», а потом тратить их на нужные и классные вещи на аукционе в последний день. Так и родилась эта концепция образовательного лагеря.

Наш лагерь полностью строится на волонтерской работе и веры в то, что мы делаем. Каждый вносит частичку себя. Мы общаемся с детьми на равных, стараемся разделить с ними ответственность, научить их принимать свои решения и осознавать последствия собственного выбора. Приглашаем много гостей с мастер-классами и лекциями, давая возможность детям познакомиться и пообщаться с представителями разных стран, культур, профессий. Стараемся работать в стиле «мастерских», где дети по-максимуму могут увидеть и сделать то, о чем им рассказывают, будь то социальная работа, финансовое планирование и бюджетирование, мюзикл, мультипликация или фотография. В нашей команде люди разных профессий: финансисты, маркетологи, психологи, управленцы персоналом, командой инженеров, специалист в области логистики, научный сотрудник, врач, актриса и директор короткометражных фильмов.

Сложности

Проблема номер один – закрытость интернатов. Это понятно, потому что директор интерната часто выступает опекуном детей и несет полную ответственность за них. Поэтому мы много лет подряд перед тем, как начинать работу с самими интернатами, писали письмо в областное управление образования и науки Украины, где просили поддержать наш проект и разрешить начать работу с интернатами. В нашем случае это была Донецкая область, потому что мы сами оттуда, и опыт AIESEC помог. В письме нужно очень четко прописывать все детали: что, зачем, почему, кто берет на себя финансовые вопросы, где будут жить дети, как будут питаться и программу лагеря на всю неделю.

Готовиться надо к тому, что интернат может в последний момент отказаться. С нами это случалось два раза. Еще к тому, что дети не сразу идут на контакт. Если они «потеплеют» к концу лагеря – это уже достижение!

Юридические аспекты у нас появились, когда мы перевезли лагерь из Украины в Швейцарию. Потому что нужно было подавать детей на визы и брать у опекунов разрешения на выезд детей за границу. Но мы связались с посольством Украины в Швейцарии, заручились их поддержкой, они написали письмо в швейцарское посольство в Киеве с просьбой ускорить процесс получения визы. Швейцарское посольство нам даже делало визы бесплатно! Один юридический аспект, который прояснился уже в работе и который важно знать: дети из домов семейного типа не имеют права выезжать за границу без сопровождения своего опекуна. И, хотя мы считаем это неправильным (в домах семейного типа могут проживать до 14 детей, если один воспитатель-родитель повезет одного ребенка за границу, то второму воспитателю-родителю нужно как-то справляться одному со всеми остальными детьми), но это закон Украины. Таким образом конституция пытается уберечь детей от нелегального вывоза.

Работая с интернатами, мы всегда берем их сопровождающего воспитателя. Во-первых, это повышает доверие к нам со стороны опекуна/директора, а во-вторых, воспитатели могут помочь нам немного ближе узнать детей, рассказывая их истории жизней.

Процесс

Первым делом мы связываемся с интернатом, рассказываем о нашем лагере, предлагаем участие их детей в нашем лагере. Если соглашаются, высылаем информацию о лагере и просим сделать детям презентацию, включая небольшие фильмы с прошлых лагерей. Потом ожидаем от детей мотивационные письма на электронную почту, после чего проводим с детьми интервью по скайпу. Объявляем им результаты отбора и начинаем готовить документы для выезда за границу. Надо сказать, что наша команда ждала безвизового режима с огромным нетерпением, потому что подача на визу – это всегда очень много работы. 

Во время подготовки документов начинаем искать дом или хостел для лагеря. Ездим, смотрим, всегда рассказываем о нашем проекте и надеемся на скидку. В прошлом году нам дали скидку в 33%. В этом – 50%. И пусть после этого кто-то назовет швейцарцев скупердяями. 

Приблизительно параллельно начинаем искать варианты приезда – транспорт. В прошлом году дети приезжали на автобусе. В этом году мы думали попробовать организовать авиаперелеты. Но, к сожалению, на наши письма-просьбы о спонсорстве ни одна авиакомпания не откликнулась. Поэтому в этом году дети снова приедут автобусом. Мы нашли более комфортабельный и быстрый вариант, чем у нас был раньше.

Учитывая, что расстояние от Украины до Швейцарии больше 2000 км, детям приходится останавливаться в пути. Решаем с транспортной компанией, какой будет точно маршрут и в каком городе будет остановка. Практика показала, что дети очень устают в дороге, если им приходится спать в автобусе. Поэтому в этом году мы заложили бюджет на хостел по пути в Швейцарию и на обратном пути в Украину.

Составляем бюджет лагеря, зная уже две главные статьи бюджета: проживание и транспорт. Когда мы организовывали лагеря в Украине, мы бронировали проживание в лагере/пансионате/отеле уже с питанием. Это упрощало расчеты.

Планируем ряд благотворительных кампаний и акций. Это можно и даже лучше начинать с самого первого дня подготовки к лагерю, потому что зарабатывание денег – это всегда длительный процесс. У нас лучше всего работают кулинарные мероприятия. Помню, как в 2009 году я впервые организовала борщ-вечеринку для своих коллег по работе. Мы тогда собрали немного по швейцарским меркам – 1000 франков, но это меня натолкнуло на мысль, что людям нравится аутентичная еда, особенно, если это привязано к хорошей цели.

Готовим программу. Этим у нас занимается Мария Бондарева – психолог по образованию и квалифицированный HR, которая знает, как составлять программу тренингов грамотно и интересно. Она готовит и предлагает программу к обсуждению, и мы ее совместно утверждаем, заранее прописывая, кто за какой день или область работы отвечает.

С тех пор, как мы перенесли лагерь из Украины в Швейцарию, позволить себе жить в пансионате/отеле с включенным питанием мы не можем. Поэтому решили, что наш вариант – это аренда домика или шале (наподобие хостела), где мы сами готовим еду. Это, кстати, добавило нам еще одну активность в лагерь: дети учатся готовить и правильно сервировать стол. Поэтому следующий шаг в подготовке к лагерю – это определение меню, ответственных за закупку продуктов и кухню.

Дальше решаем все adhoc-вопросы: у кого-то нет биометрического паспорта, кто-то не может поехать, надо искать замену, связываемся с посольством, ведем переговоры с ними. Посольство Украины в Швейцарии поддерживают нашу идею и не раз писали письмо в поддержку. Мы в свою очередь всегда после лагеря высылаем им отчет.

С самого начала мы решили работать как НГО. К счастью, в Швейцарии открыть НГО не очень сложно. Решили так, потому что это дает людям уверенность в том, что их деньги пошли на благое дело.

Продвижение

Мы ведем свою страницу в фейсбуке Children-UA, где постоянно пишем новости, а во время самого лагеря ведем дневник и выкладываем видео.

Организовываем благотворительные мероприятия, чаще всего, связанные с едой. Например, 2 июля в Базеле пройдут благотворительные шашлыки. Приходящие гости будут платить за участие, а собранные деньги пойдут на лагерь. Шашлыки мы готовим сами, планируем это мероприятие месяца за два, приглашаем своих друзей и знакомых.

На фейсбук-странице развивающих книжек из ткани I’ll do it myself busy book мы говорим о том, что прибыль с книжек идет на образовательный лагерь для украинских детей-сирот в Швейцарии. У нас есть некоторые люди, которые уже купили 5-6 книжек и продолжают покупать их, когда у нас новая коллекция или на подарки другим детям. Потому что они очень довольны качеством, и им нравится, что у нас получился двойной социальный проект.

Зачем

У детей-сирот, как правило, нет взрослых, которые их любят, в них верят и могут стать для них примером в жизни. А когда нет правильных ориентиров, жизнь приводит этих маленьких взрослых на неправильный путь: дети не идут учиться, не стараются адаптироваться ко взрослой жизни, зарабатывать деньги честным трудом, создавать семьи и брать ответственность – они просто не знают, как это делать.

Образовательный лагерь Children-UA – это не просто летний лагерь, куда приезжают отдыхать дети. Это возможность научиться новому, тому, чему не учат в школе, в абсолютно свободной и непринужденной атмосфере на основе развивающих игр, практических заданий и увлекательных презентаций. Это также возможность расширить свой кругозор и понять, что в жизни всегда есть выбор, как бы сложно ни было, и этот выбор мы можем сделать сами, следуя за своей мечтой. В нашем лагере мы даем детям понять, что они могут руководить тем, что у них есть, и тем, что у них будет, что они более сильные, чем им порой кажется, и что они многого могут добиться. Что нужно ставить цели и идти к ним.

Любые принципиальные изменения, даже в очень сложных системах, от биологических до социальных, происходят не линейно. Всегда происходит скачок (или переход) на новый уровень. В природных и биологических системах появляется новая структура или новая форма, рождается новое качество и новые свойства. В социальных системах в целом и отдельно у личности в результате такого перехода появляется новое отношение, новый взгляд, новые потребности и новые желания, новые ощущения и вера.

Особенности воспитания в госучреждении, а не в семье накладывают существенный отпечаток на поведение, восприятие и мировоззрение детей. Получается так, что жизнь в детских домах недостаточно готовит их ко взрослой жизни – у них порой не сформированы базовые социальные навыки, нечетко определены ценности, они не приспособлены к самостоятельной жизни ни экономически, ни в плане организации, у них недостаточно развито умение ставить и достигать цели, нет понимания себя, недостаточно развиты навыки решения конфликтов и навыки критического мышления. У детей-сирот нет перед глазами примера успешных родителей, они не готовы действовать самостоятельно, часто не верят в себя, не умеют работать и любить работу. Поэтому в нашей программе мы учим детей:

  • ответственности и самостоятельности; 
  • конструктивному общению и решению конфликтов;
  • управлению собственными эмоциями и пониманию чувств других людей;
  • навыкам межкультурного взаимодействия и толерантности;
  • здоровому образу жизни, заботе об окружающей среде и о других людях;
  • основам финансовой грамотности;
  • даем им возможность познакомиться с различными профессиями и определить собственные предпочтения.

Мы организовали шесть лагерей, в каждый из которых приезжали по 20 детей. Был у нас лагерь, в который попали 10 «стареньких» детей (из предыдущего лагеря). Был лагерь, в который поехали только 13 детей (один интернат отказался в последнюю минуту). Поэтому я могу сказать, что на сегодня 100 детей побывали в образовательном лагере Children-UA за эти семь лет. 

Мы хотим в будущем сотрудничать с двумя интернатами на постоянной основе. В этом году к нам приедут дети из трех интернатов из разных городов: Луцка, Львова и Николаева. На эти интернаты мы вышли через волонтеров, которые посоветовали нам их. Но раньше, когда мы только начинали свою работу, мы просто в интернете находили телефоны интернатов, звонили им и рассказывали о нашем лагере. Как сейчас помню свой «холодный звонок» в интернат в Марьинке: подняла трубку уборщица и через весь коридор стала кричать и звать директора по имени-отчеству, поясняя, что тут что-то важное, но она не очень понимает, о чем речь. Минут через пять прибежал запыхавшийся директор. Выслушал внимательно и сказал, что идея у нас хорошая, но надо в письменном виде. Продиктовал свой имейл и попросил выслать всю программу лагеря и условия на почту. Так и получилось у нас с ними сотрудничество.

Дети

В одном из лагерей у нас была девочка Оля. Наше знакомство началось с того, что она не хотела заселяться в комнату, потому что там было три кровати, и на двух других разместились девочки из другого интерната. Оля их не знала. Тихая, застенчивая, но очень упертая девочка не хотела идти на уступки. Сопровождающий воспитатель отвела нас в сторону и сказала, что Оля пережила ужасную трагедию – на ее глазах убили мать. Мы сразу поняли, что тут нужен особый подход. Проблему расселения мы разрешили. Первые несколько дней девочка очень пассивно принимала участие в нашей программе. Активно не протестовала, приходила, всегда сидела и молча слушала. Понять, интересно ей или нет, было очень сложно, но мы и не давили. И вот когда дошла речь до раскрытия особых талантов (мы разбили детей на команды и попросили написать три своих умения или таланта), оказалось, что Оля занимается особенным видом спорта и в нем очень преуспевает. Об этом нам поведали девочки из ее же группы, когда Оля утверждала, что у нее нет особых талантов. И с этого момента, когда все команды презентовали своих участников и их таланты, Оля стала понемногу теплеть к нам и к остальным детям. В день отъезда мы смотрели на них и совершенно не узнавали эту закрытую тихоню – у девочки прямо горели глаза и она благодарила нас за то, что мы пригласили ее в наш лагерь.

В 2016-м при отборе детей мы решили взять мальчика Олега во второй раз. Надо сказать, что мы стараемся дважды отобрать детей в наш лагерь, потому что верим, что в этом случае наше позитивное влияние на детей будет обязательно достигнуто. Это не всегда получается по ряду причин, иногда от нас не зависящих. Перед самым лагерем у Олега не стало отца, и он был не готов поехать в лагерь. Но он написал одно очень доброе письмо-наставление для всех новеньких детей в лагере. В нем он говорил о том, какой толчок к развитию ему дал наш образовательный лагерь. О том, что он чаще стал ставить перед собой цели. О том, как мы, «вожатые» лагеря, как нас иногда называют дети, стали для него хорошей опорой в трудную минуту и наставником. В своем письме-обращении он говорил о том, что это был самый лучший лагерь в его жизни и он надеется, что он станет таким же для новых детей. Призывал относиться серьезно к программе, потому что время для развлечений обязательно будет. Но то, что будет даваться в программе, может помочь им в жизни. Это было так трогательно! Читая это послание детям, у меня в глазах были слезы радости и гордости за этого юношу.

В 2009-м наш образовательный лагерь был расположен в лесу на территории существующего лагеря. Все, как и положено в таких лагерях: отряды, еда по расписанию, дискотеки по вечерам. Так как у нас была большая группа (20 детей), нам даже дали номер отряда – мы были 11-м. Уже там, на месте, мы узнали от наших детей, что они часто приезжают в разные лагеря в этом лесу. Они, дети из интерната, как правило, живут в своем корпусе на территории лагеря. Другие дети называют наших «интернатскими», а наши тех – «домашними». Это, кстати, оскорбительное слово – «домашний». Эти две группы детей редко дружат в лагере. «Домашние» обходят «интернатских» стороной – боятся.

В нашем лагере все шло по этому сценарию с той лишь разницей, что у нашего отряда было аж трое «вожатых» и интересная образовательная программа каждый день. И вот на третий день к нам приехала подмога, состоящая из нашей подруги Кати Микулы и швейцарского волонтера Анди Лавички (кстати, впоследствии ставший моим мужем). Анди из уважения к Украине и местному футболу приехал в ярко-оранжевой спортивной футболке ФК «Шахтер». Слегка небритый швейцарец, приехавший на неделю в Украину, чтобы провести свой отпуск с детьми-сиротами, ночевавший до этого в поезде-плацкарте, немного смахивал на игравшего в то время в команде «Шахтера» Нери Кастильо. Сам он и не догадывался об этом сходстве. И каково же было его удивление, когда с самого первого дня он шагу не мог ступить без того, чтобы его не окружили лагерные дети для совместного фото или автографа. На все наши уговоры и убеждения, что это не футболист, а волонтер, дети отвечали, мол, знаем мы, вы просто хотите от нас звезду спрятать. Причем, в их картине мира все замечательно складывалось: Катя, оказывается, была его переводчиком. Потому они и приехали вместе. Анди каждый день гонял с нашими детьми в футбол – вот и доказательство, что это самый настоящий Нери Кастильо. Надо сказать, что Анди и правда довольно-таки неплохо играл в футбол, как для любителя. А самое главное, что наши дети, «интернатские», просто расцветали на глазах, когда мы куда-то все вместе шли. Причем, они еще и подливали масла в огонь, отвечая на вопросы детей о том, настоящий ли это Нери Кастильо: «Ну а какой? Сам подумай! Видел, приехал нас тренировать!»

Поначалу мы негодовали из-за этой маленькой лжи, пытались узнать, зачем они это делают. А потом смирились. Все-таки жить со звездой под одной крышей – приятное дело. Эти дети так часто себя чувствуют вторым сортом. А этот ненастоящий «Нерри Кастильо» помог им почувствовать себя не хуже других. Значит, пусть будет так – решили мы.

Планы

На ближайшее будущее у нас цель внедрить систему психологической помощи детям как во время лагеря, так и после него. У детей в подростковом возрасте есть много вопросов, на которые они ищут ответы не там. Должен быть профессионал, знающий свое дело и умеющий выслушать и помочь. И иногда даже предотвратить беду. Поэтому мы взяли в команду профессионального психолога и надеемся на нашу совместную работу в будущем.

Мы хотим, чтобы наша идея вдохновила других людей на работу с детьми-сиротами. Мы уже много раз говорили о том, что нам нужно начинать делиться своими наработками с теми, у кого есть похожая идея и люди не знают, с чего начать. Это в планах и мы будем над этим работать, чтобы мультиплицировать эффект лагеря и помогать большему количеству детей.

Еще одной из важных целей ставлю финансовую стабильность. Каждый франк дается нам с трудом. Очень бы хотелось сконцентрировать работу на самом лагере, но на сегодня фандрейзинг остается важной частью нашей работы. В прошлом году мы запустили новый проект, чтобы обеспечить финансовую стабильность – I’ll do it myself busy book. Это развивающая книжка из ткани для детей в возрасте 1-5 лет,  которая помогает им развивать сенсорные навыки и мелкую моторику. Книжки шьются молодыми многодетными мамами-переселенками, некоторые из них вдовы. Женщины живут в Днепропетровской области, и для них пошив книжек – это источник дохода. Прибыль с продажи книжек идет на наш лагерь. Книги продаются в основном в Швейцарии, но были у нас и заказы в другие страны, включая Канаду и Арабские Эмираты. Очень бы хотелось, чтобы этот проект развивался дальше и рос, потому что тут мы убиваем двух зайцев: с одной стороны, помогаем молодым мамам в сложной ситуации прокормить детей и сохранить семью, а с другой стороны – обеспечиваем деньги для организации лагеря.

Свежие темы: