Привет, меня зовут Girl и я сексоголик.

Это не совсем так, как в фильме «Нимфоманка» и почти так, как в фильме «Стыд». Но в реальной жизни нет дублей, монтажа и ретуши, потому рассказываю, как есть.

Я склонна к зависимостям. Секс – моя первая и самая стойкая. Алкоголь нужно купить, сигареты настрелять, наркотики достать, а клитор и вагина всегда при мне. Легко!

Я росла отличницей и скромной девочкой. В детстве меня, как и многих, трогали педофилы, но меня это не возбуждало. А вот когда в классе первом-втором я потерлась об угол парты клитором, то удивилась, что одновременно немного больно и сладко. Потом я узнала от родителей, что мастурбация – это ужасно плохо, и мечтала о том, как однажды осмелюсь и помастурбирую.

Смелости мне хватило аж в 15 лет, когда многие одноклассницы жили активной половой жизнью. Я тогда не слишком разбиралась с физиологией и не умела доводить себя до оргазма. По телевизору крутили «Дневники красной туфельки», я смотрела, возбуждалась и исследовала, где же кнопка удовольствия. У меня еще был телевизор без пульта, и надо было успеть выключить, когда мимо комнаты шли родители. Удовольствие стало прочно ассоциироваться с грязью и запретом.

Наконец я нащупала ту самую точку, научилась вызывать фантазии без телевизора и стала мастурбировать по 3-5 раз в день. Тогда я была неуклюжей прыщавой школьницей, со мной никто не дружил, кроме уроков в жизни ничего не было. И я ушла в мир этих удовольствий. Бежала домой под одеяло и начиналось. После уроков, после обеда, перед сном, с утра.

Девственность терять боялась, я вообще поцеловалась впервые в те же 15. У меня была красивая развратная подружка, которой нужна была некрасивая для баланса, и она меня познакомила с парнями из разных ПТУ. Мы много занимались петтингом, я изучала мужское тело и готовилась морально к потере девственности.

Однажды я решила, что вот – пора. Оделась и пошла к одному из этих парней, а его не было дома. Так моя девственность ему и не досталась.

Я поехала в детский лагерь и там переспала с первым встречным местным. Пока он на три дня ездил на дачу – с другим. К концу лета у меня уже насчитывалось 11 партнеров: механически секс не доставлял удовольствия, для его получения я по паре раз в день мастурбировала. Но это было запретно, грязно, каждый предлагал что-то такое противное, новое, и чем противнее было, тем прикольнее – возбуждало и дарило адреналин.

Минет в кустах, секс на бетонной плите, секс с незнакомцами. Сексоголизм – он же как любой другой «голизм». Дозу нужно повышать постоянно.

Это только миф, что девушке достаточно просто предложить. Многие мужчины шарахаются от подобных предложений. Даже когда я стала симпатичной девушкой, мне иногда приходилось умолять. Я готова была и деньги платить, когда вот срочно нужно проникновение, а никто не согласен.

От такой зависимости бывает похмелье. Стыд, вина, желание умереть. Но после. А когда ты входишь в раж, тебе весело и хорошо, хочется больше и больше.

У меня были за это время постоянные партнеры, но я часто напивалась и могла переспать с кем-то из бара. Потому что не хватало драйва. Партнеры считали меня немного странной. Связать, ударить, сымитировать изнасилование? Один даже меня ударил, не в игре, а по-настоящему. Мол, ты конченная?

В клубах я запасалась презервативами, вела первого встречного за руку в туалет и трахала. Однажды за пару часов в клубе у меня подряд было двое мужчин и одна девушка. Девушки тоже бывали в моей постели. Я скорее всеядная: мне все равно, с кем трахаться. Важно, чтобы я инициировала это сама, даже если это подчинение и имитация изнасилования. Если мне предлагали секс, даже за деньги, сразу становилось скучно. Надо было самой найти, раскрутить на что-то грязное, непристойное. Иллюзия контроля. Без нее я бы потеряла разум, пришлось бы признать, что я больной человек, шлюха, зависимая. Это сложнее, чем признать тот же алкоголизм.

Однажды я поехала к парню, и мы выпили. Я его не хотела, но его напор меня возбуждал. Я думала, что немного поломаюсь и уйду. Но было уже поздно уходить. Потом, после секса по принуждению, я сама пришла к нему этой же ночью и инициировала секс. Чтобы вернуть себе какой-то контроль над ситуацией. Мне сложно с этим жить. Я не давала согласия и сопротивлялась. Но то, что в самом начале это сопротивление было мне приятно, не могу себе простить, никогда не прощу.

После тяжелого расставания я пустилась во все тяжкие. Приглашала парней по двое, по трое, уже одного было недостаточно. Решила попробовать БДСМ, ведь мне всегда нравилась боль, потеря контроля и связывание. Но, конечно, попадала на больных людей в большинстве своем. Получила несколько травм.

Важным для меня всегда было предохранение. Но не всегда получалось, скажем, из 100 партнеров с пятью я не предохранялась. Потому периодически сдавала тесты на ИППП и ВИЧ. После этого как-то больше тянет предохраняться, ожидание добавляет седых волос.

Стала встречаться с сексоголиком. Мы трахались постоянно. Везде, все время. Он был идеальным доминантом, а мне безумно нравилось ему подчиняться. Мы занимались сексом по 7-9 раз в день, до мозолей и крови в прямом смысле. На людях, в такси, в кино, в видеочатах, в лифте, в подъезде, в туалетах. Мне так все нравилось, я позволяла делать с собой абсолютно все, лишь бы погрязнее. Он спрашивал, точно ли я уверена? Я была точно уверена. Такого кайфа мне ничто еще в жизни не давало. Кроме того, что я ходила постоянно в синяках, у меня произошло несколько проблем со здоровьем. Например, что-то в глазу треснуло. Или потерялась ориентация в пространстве из-за ударов по голове. Или я пару раз чуть не отключилась от асфиксии. Это, наверное, как когда ты понимаешь, что от инъекционных наркотиков можешь умереть, но это не удерживает тебя от дозы.

Сейчас мы разошлись, и я поняла, что если стану продолжать зализывать раны привычным способом, далеко не уйду. У меня что-то вроде ремиссии. Я пробовала заняться сексом, но расплакалась в процессе. Потому что того супер-БДСМ-космического опыта не было. Это как если ты любишь алкоголь, а потом начинаешь его употреблять с кокаином, то через пару месяцев алкоголь без кокса тебе не в радость. Это к лучшему, развивать зависимость снова – смертельная опасность.

Мне назначили антидепрессанты, они подавляют либидо. Но я опять пристрастилась к мастурбации. Подавляют, не подавляют, удовольствие же вот, внутри меня. Надо извлечь. Стараюсь хотя бы не по несколько раз в день или даже не каждый день.

Грязные мысли? Я хотела бы иметь партнера, с которым мы вместе осуществляем нечто запретное. Созависимость еще приятнее зависимости. Да и одной не страшно: вдруг попадется псих, или меня снова изнасилуют, или вовсе убьют.

Пытаюсь отвлекаться на спорт, не пить алкоголь – он срывает мне крышу. Живу жизнью обычной девушки. Внутри которой есть удовольствие, которое так и рвется наружу, только разреши себе немного грязи.