Каждое утро я меряю попу, талию и грудь – последнее с некоторым вздохом, грудь чуть больше сделала бы мою фигуру пропорциональнее. Переходя к недостаточно похудевшей попе, я окончательно расстраиваюсь. Успокаиваю себя повторным замером талии – с ней мне повезло, она не проблемная зона, хотя тоже легко наедается.

Вес и состояние тела – едва ли не самый живой вопрос в современном мире. Модельный бизнес осуждают за любовь к анорексии, но модели не перестали быть популярными, а тонкие ноги с узкой талией – фетишем. Можно сколько угодно писать о корреляции любви к большой груди с поиском «заботливой мамочки», но цена на грудь побольше падает, а спрос на нее растет. Реальность, такая неполиткорректная, пинает нас под зад прямо в новоявленный бодипозитив.

Что было

Я модератор в фитнес-сообществе, в моей голове – спортзалы знаний про спорт, ЗОЖ, фитнес и что когда как правильно есть. Для услады сообщества я пробую на себе все схемы питания, постоянно худею и недавно даже «сушилась» с помощью низкоуглеводной диеты. У меня проблемная фигура, ничего красивого от природы, ладно, нос я стала любить к 29 годам. Пожалуй, лицо вполне ничего, остальное приходится перестраивать заново, раз уж снести и построить нормально в этой реальности не получится.

Я никогда не была худой, никаких тощих подростковых коленок, хотя и прыщей особо тоже не было. Мамин знакомый в мои 16 как-то сказал: «Удивительно, как бывает, что девушку совсем не портит полнота». Рядом стояли две его дочери, высокие и тонкие как золотая спелая рожь. Весила я тогда килограммов 58 при росте 160. Сейчас я чуть выше и вешу столько же, и эти 58 – мой личный рекорд.

Без ЗОЖа до 26 лет культура питания в семье прыгала от голоданий и строгого поста до трехдневных зажоров на Пасху. Никакого спорта, кроме игры на нервах, – я выросла ребенком в ожидании шоколада. Сейчас мне 33, и в этом вопросе ничего не изменилось, с нетерпением жду выходного, чтобы позволить себе что-то, кроме еды по расписанию.

С начала года я снова активно худела, сбросила вес до 58, чего не случалось лет пять, 60 кг были критическим минимумом. Дальше вес не менялся. Я бы расслабилась, но проблемные бедра никак не хотели со мной прощаться. Я впахивала в зале дважды в неделю с тренером и трижды на кардиотренировках, ела 1300-1600 ккал, и ничего не менялось.

Первый шок

К диетологу попала случайно, записалась на биоимпедансную диагностику – самый точный на данный момент способ определить процент жира, сухой массы и лишней жидкости в организме. Биоимпеданс (неощутимый разряд тока проходит через тело) показал, что у меня 1.7 кг лишней жировой массы и столько же лишней воды. Я даже ощущала, где они лежат – по 1.7 на каждом бедре. И дефицит питания. С этой информацией я пришла к тренеру, подтверждая, что минус три мне надо как штык, какое там питание, это же не самое главное, да? А потом зачем-то еще раз зашла на сайт к диетологу.

И удивилась. Привыкла, что даже в самых пафосных фитнес-центрах тренеры знают куда меньше моего. В одном из крупных львовских залов тренер продает программу похудения, где трижды в день нужно пить зеленый смузи вместо еды. О балансе белков, жиров и углеводов речи нет. Киевский тренер принуждал меня к низкоуглеводной диете с отказом от соли и урезанием количества воды. Модная ныне эксперт по еде поощряет к интуитивному питанию, хотя еще никто не вылечился интуицией от рака или привычки получать антистресс с принятием пищи.

Еда остается одним из самых простых и понятных способов получить удовольствие, и превращать ее во врага – опасный путь для всех, включая диетологов. Организм так не работает. Ему нужны материалы для строительства и ремонта, мозг не спрашивает у вас, когда ему нужно в туалет или как переваривать ужин – он все умеет, и счастье, что мы туда не вмешиваемся. За годы эволюции он наловчился быть безупречным, а мы только учим его состав и устройство безо всяких готовых мануалов. От нас сейчас каждый день только и требуется, что подкидывать топливо.

Если хочется нарастить массу, придется больше есть, но не всего подряд, а здоровой пищи с акцентом на прирост. Хочешь похудеть – ешь всего на 20% меньше обычного. Обязательны сложные углеводы (праздник – макароны и картошку можно!) и белки.

Я все это знала, но это мало способствовало похудению, зато блестяще стимулировало сидеть на белках и упахиваться в зале на высоком дефиците. Чудо, что организм умнее меня и не дал окончательно свихнуться, устраивая депрессивные настроения и вырубая силы.

Диетолог выслушала меня о всех танцах с ЗОЖем вокруг холодильника, спросила, что я люблю и чего не ем, как тренируюсь и делаю ли это регулярно.

Когда пришла диета, я не поверила глазам. Пять приемов пищи, огромные порции вроде 200 г мяса и 250 г салата. Я было ужаснулась, пока не посчитала – 1800–1900 ккал. Даже меньше распиаренных 2000 г для среднестатистической личности (что ерунда: калораж зависит от роста, веса, возраста, пола и физической активности, и это не включая гормональный баланс!).

Но еды столько, что кажется невозможным. И немного смешным, потому что эта история напоминает страдания над водой. Два литра воды – это много и не могу, а две бутылки ламбруско – это пожалуйста, буквально за час.

Эти 1800 г я могла бы съесть в виде пасты с жирным соусом, закусывая парой коктейлей и кусочком торта на 200 граммов. Очевидные вещи вроде тех, что ЗОЖ – это много, вкусно и сытно, стали очевидны только после огромной стены проб и ошибок.

Результаты за 10 дней

К четвертому дню я уже перестала отекать и стала весить на килограмм меньше, чем когда проходила тестирование. Пока в моем режиме нет особых вкусняшек, зато есть 200 г фруктов на ужин. Я совсем перестала быть вечно голодной и при этом меня не мучит совесть за съеденное. Дивное ощущение. К конце седьмого дня на приеме у диетолога взвесилась, в базе данных мой вес изменился на 1.4 кг за неделю.

С неудовольствием отметила, что можно быть сытой до состояния «не могу доесть» и все равно хотеть шоколадку – уж точно не от голода или потому что мозгу нечем питаться, углеводов в диете предостаточно. Одергиваю руку от случайных кусочков сыра или хлеба, которых не то чтобы очень хочется – так, прохожу мимо, почему бы нет? Не кусочничать, не открывать холодильник в моменты экзистенциального кризиса и от безделья, если грустно и ПМС – это оказалось чертовски сложно. И кажется по сию секунду. Ощущение, будто я бросаю наркотики и нужно пережить жуткую физическую тягу к мелким бытовым удовольствиям.

Каждый из этих моментов открывает глаза на мою реальность, где моя вполне ЗОЖная жизнь была не такой уж идеальной. Где так и не получилось обхитрить себя заменителями сахара и протеиновыми батончиками – да, я чертовски люблю сладкое и вообще люблю поесть. И печально было узнать, что это уже не про «голодна» или «не хватает углеводов».

После первой фазы в 10 дней меня померили еще раз, и уже завтра я получу новое расписание еды на месяц. В него все так же будут входить все те продукты, которые я и так ем и люблю, но в здоровой версии. Так как диета проходит удачно, мне добавят немного не самых вредных вкусностей и даже вино раз в неделю. Я так жду этого, как не ждала Нового года, и не только из-за «подарков» в виде разрешенного зефира. Мне нравится, как вроде бы очевидные мне вещи подтверждаются моим личным опытом. Что мне не нужно будет стесняться больших порций, и я перестану постоянно недоедать, следуя подсказкам «нужно дико мало есть».

Нравится, что в этой битве за здоровье и форму я больше не одна против общества – у меня есть врач, который может меня поддержать. Которому не стыдно отчитаться об успехах или маленьком «провале». Который скажет: «Ничего страшного, вот что мы еще можем сделать». Может быть, еда наконец станет моим союзником, и у нас все получится.