На пару коктейлей.

Какие они – современные украинские пары? Мы встретились с абсолютно разными молодыми партнерами за парой коктейлей от Jose Cuervo, чтобы узнать, чем они живут и что их волнует. Три пары, два напитка и море откровенных разговоров о том, как это – жить вместе в нашем неспокойном мире.

Какие они – современные украинские пары? Мы встретились с абсолютно разными молодыми партнерами за парой коктейлей от Jose Cuervo, чтобы узнать, чем они живут и что их волнует. Три пары, два напитка и море откровенных разговоров о том, как это – жить вместе в нашем неспокойном мире.

Стелла и Алина

Впервые девушки встретились в январе и уже спустя несколько месяцев съехались вместе с двумя биглями – Жеромом и Одри.

“Для меня быть с девушкой – это все равно, что иметь голубой цвет глаз или ногти на руках”.

АЛИНА

27 лет

“Я вообще никогда не могла подумать, что я буду встречаться с девушкой”.

СТЕЛЛА

30 лет

«Я из газеты «Комплименты и факты”.

О знакомстве

Стелла:
Алина не помнит, как мы познакомились, когда она мне первый раз написала.

Алина:

Все я прекрасно помню, но у нас будет две разные истории знакомства. Я нашла Стеллу в инстаграме, увидела, что у нее тоже бигль, и сделала комплимент.

Стелла:
Меня насмешила ее фраза: «Я из газеты «Комплименты и факты». Посмотрела инстаграм Алины и поняла, что у нее кто-то есть. Подписалась на ее эккаунт, на этом все и закончилось. На Новый год сидела дома в Киеве, а Алина путешествовала. Вижу, что она одна в поездке. Слово за слово – я пригласила Алину к себе в гости.

Алина:

Я путешествовала по Прибалтике. Стелла спросила, сама или с кем-то? Говорю, что путешествую одна, потому что у меня дурной характер, и никто со мной не хочет ехать. Она написала: “Я тебе не верю”. Я пообещала привезти сувенир и приехала к Стелле на Рождество. При встрече мы уже общались как друзья.

О знакомстве

Стелла:
Алина не помнит, как мы познакомились, когда она мне первый раз написала.

Алина:

Все я прекрасно помню, но у нас будет две разные истории знакомства. Я нашла Стеллу в инстаграме, увидела, что у нее тоже бигль, и сделала комплимент.

Стелла:
Меня насмешила ее фраза: «Я из газеты «Комплименты и факты». Посмотрела инстаграм Алины и поняла, что у нее кто-то есть. Подписалась на ее эккаунт, на этом все и закончилось. На Новый год сидела дома в Киеве, а Алина путешествовала. Вижу, что она одна в поездке. Слово за слово – я пригласила Алину к себе в гости.

Алина:

Я путешествовала по Прибалтике. Стелла спросила, сама или с кем-то? Говорю, что путешествую одна, потому что у меня дурной характер, и никто со мной не хочет ехать. Она написала: “Я тебе не верю”. Я пообещала привезти сувенир и приехала к Стелле на Рождество. При встрече мы уже общались как друзья.

Стелла:
Алина пришла, села вразвалку в своих пяти кофтах, рубашках, двух курточках. Я переживала и пыталась понравиться, но совершенно не думала, что у нас что-то получится – потому что она девушка. Я вообще никогда не могла подумать, что буду встречаться с девушкой.

Алина:
У меня была большая сумка из этой поездки, уставшее лицо и план «Б». Он у меня был, но он мне не понадобился. План «А» сработал великолепно.

Алина:

Вижу, что она вроде бы не интересуется мной. Стелла оказалась красивым и приятным человеком, выяснилось, что мы можем классно проводить время. Когда я уезжала, мы уже были абсолютными друзьями. Но случилось два намека. В семь утра открывается дверь, и мне приносят поднос с завтраком, круассаном и кофе. Друзья такого для меня не делали. На прощание Стелла как-то очень сильно меня обняла. Так тоже раньше меня не обнимали друзья, и я поняла, что скоро приеду опять.

Стелла:

Через две недели Алина опять приехала. Она любит мороженое, и я хотела показать ей классное место. После мы ночевали у меня, лежали в постели, разговаривали, и Алина так дотронулась до моей руки, что меня аж подбросило. Тогда и стало понятно, что не все так просто.

Стелла:
Алина пришла, села вразвалку в своих пяти кофтах, рубашках, двух курточках. Я переживала и пыталась понравиться, но совершенно не думала, что у нас что-то получится – потому что она девушка. Я вообще никогда не могла подумать, что буду встречаться с девушкой.

Алина:
У меня была большая сумка из этой поездки, уставшее лицо и план «Б». Он у меня был, но он мне не понадобился. План «А» сработал великолепно.

Алина:

Вижу, что она вроде бы не интересуется мной. Стелла оказалась красивым и приятным человеком, выяснилось, что мы можем классно проводить время. Когда я уезжала, мы уже были абсолютными друзьями. Но случилось два намека. В семь утра открывается дверь, и мне приносят поднос с завтраком, круассаном и кофе. Друзья такого для меня не делали. На прощание Стелла как-то очень сильно меня обняла. Так тоже раньше меня не обнимали друзья, и я поняла, что скоро приеду опять.

Стелла:

Через две недели Алина опять приехала. Она любит мороженое, и я хотела показать ей классное место. После мы ночевали у меня, лежали в постели, разговаривали, и Алина так дотронулась до моей руки, что меня аж подбросило. Тогда и стало понятно, что не все так просто.

«О боже! До меня дотронулась девушка!»

Алина:
Во второй свой визит я уже осознавала, что это свидание и чем оно закончится. И все не могла понять, зачем мы так долго ходим по барам?

Стелла:

У меня был внутренний блок – с кем ты должен, и с кем ты не должен быть. Поэтому даже передернуло: «О боже! До меня дотронулась девушка!» Хотя ты гуляешь с подругой, вы прикасаетесь друг к другу, и ничего такого в этом нет. Алине надо было снова возвращаться домой в Харьков. Следующая встреча состоялась в День святого Валентина – на ее день рождения. В гости поехала уже я.

Алина:
Прошлые мои отношения были с подобными переездами на протяжении двух лет. Через месяц общения со Стеллой она стала говорить, что пора бы начать жить вместе, потому что это несерьезно.

Стелла:

Нет, таких разговоров не было. Я просто сказала, что было бы круто больше времени проводить вместе.

Алина:

Вот как можно после этих слов не сделать определенные выводы?

Алина:
У меня удаленная работа, могу трудиться в любом месте, это не проблема. Поэтому как-то само собой все решилось: переезжаю я, и так будет лучше.

Стелла:

Все-таки мы взрослые люди, и у меня есть квартира. Думала: выйдет – отлично, не выйдет – так не выйдет. Но зачем ждать?

Алина:
Во второй свой визит я уже осознавала, что это свидание и чем оно закончится. И все не могла понять, зачем мы так долго ходим по барам?

Стелла:

У меня был внутренний блок – с кем ты должен, и с кем ты не должен быть. Поэтому даже передернуло: «О боже! До меня дотронулась девушка!» Хотя ты гуляешь с подругой, вы прикасаетесь друг к другу, и ничего такого в этом нет. Алине надо было снова возвращаться домой в Харьков. Следующая встреча состоялась в День святого Валентина – на ее день рождения. В гости поехала уже я.

Алина:
Прошлые мои отношения были с подобными переездами на протяжении двух лет. Через месяц общения со Стеллой она стала говорить, что пора бы начать жить вместе, потому что это несерьезно.

Стелла:

Нет, таких разговоров не было. Я просто сказала, что было бы круто больше времени проводить вместе.

Алина:

Вот как можно после этих слов не сделать определенные выводы?

Алина:
У меня удаленная работа, могу трудиться в любом месте, это не проблема. Поэтому как-то само собой все решилось: переезжаю я, и так будет лучше.

Стелла:

Все-таки мы взрослые люди, и у меня есть квартира. Думала: выйдет – отлично, не выйдет – так не выйдет. Но зачем ждать?

“Если кто-то меня не принимает, то мне, на самом деле, все равно”.

О публичности

Стелла:

До того как написать в социальных сетях об отношениях с Алиной и начать выкладывать фотографии, я подумала о клиентах, которые заказывают у меня съемку. Такая публичность в первую очередь могла повлиять на работу. Все остальное меня не волнует. Если кто-то меня не принимает, то мне, на самом деле, все равно. Потом уже поняла – круто, когда приходят “твои” клиенты, открытые и незашоренные.

Алина:

Для меня всегда было странно постить совместные фотографии. Не потому, что я встречаюсь с девушкой. Даже встречайся я с парнем – мне бы не хотелось бы афишировать. Это казалось противоестественным. И сначала меня удивляло, что Стелла так сильно проявляется на людях. Я видела, что она зависима от инстаграма.

Стелла:

А еще Алина думала, что я словлю «хайп» и что я кайфую от этой истории, выкладывая ее в социальные сети.

Алина:

Я просто всегда немного опасалась людей, не в том смысле, что “ой, я боюсь”, а потому что меня мало интересует чужое мнение, и я не хочу делать ничего, что может привлечь внимание. Со Стеллой я стала более открытой.

О публичности

Стелла:

До того как написать в социальных сетях об отношениях с Алиной и начать выкладывать фотографии, я подумала о клиентах, которые заказывают у меня съемку. Такая публичность в первую очередь могла повлиять на работу. Все остальное меня не волнует. Если кто-то меня не принимает, то мне, на самом деле, все равно. Потом уже поняла – круто, когда приходят “твои” клиенты, открытые и незашоренные.

Алина:

Для меня всегда было странно постить совместные фотографии. Не потому, что я встречаюсь с девушкой. Даже встречайся я с парнем – мне бы не хотелось бы афишировать. Это казалось противоестественным. И сначала меня удивляло, что Стелла так сильно проявляется на людях. Я видела, что она зависима от инстаграма.

Стелла:

А еще Алина думала, что я словлю «хайп» и что я кайфую от этой истории, выкладывая ее в социальные сети.

Алина:

Я просто всегда немного опасалась людей, не в том смысле, что “ой, я боюсь”, а потому что меня мало интересует чужое мнение, и я не хочу делать ничего, что может привлечь внимание. Со Стеллой я стала более открытой.

“Черт, неужели это передается воздушно-капельным?”

О гомофобии

Стелла:

Мы все время ходим за руки в Киеве, но с гомофобными комментариями столкнулись только в Париже. За пару дней в столице Франции подобные случаи были дважды. На входе в Лувр встретили мужчину, который пытался то ли «впарить» нам билеты, то ли еще что-то. Алина ему отказала, и он сразу высказался в нашу сторону. Хотя все время мы держались за руки, но пока ему не отказали, он ничего не замечал. Позже взрослая женщина посмотрела на нас осуждающе, щелкнула языком и что-то сказала своему спутнику.

Алина:

Когда я раньше встречалась с девушкой, были какие-то единичные случаи. В принципе, не люблю привлекать чье-то внимание, и поэтому мы старались не особо проявляться на людях.

Стелла:

Сочувствую мужчинам-геям в нашей стране. Именно у мужчин я заметила большое отрицание, а женщин, как правило, это меньше волнует: мужчина или женщина – все равно, кто с кем спит и что делает.
На самом деле, я не представляла, что у нас в стране столько гомофобов, как потом выяснилось.

Стелла:

Перед прайдом, когда было много обсуждений, я написала пост, что гомофобы – хуже нацистов. Зацепила реакция людей – комментировали те, кто ориентируется на Европу, и казались мне адекватными. Кто-то писал, что у него есть знакомые геи, они тихо работают на своих работах, незаметно живут и им не нужно проявлять себя на парадах, а “вам тут надо за руки ходить”. Или комментарии в стиле «это же увидят мои дети». Черт, неужели это передается воздушно-капельным?

Стелла:

При этом мне реально не нравится, когда люди чрезмерно откровенно целуются на людях, независимо от того, какая это пара.

Алина:

Алина: Сильно задела фраза, что мы должны сидеть дома и никому не показываться.

О гомофобии

Стелла:

Мы все время ходим за руки в Киеве, но с гомофобными комментариями столкнулись только в Париже. За пару дней в столице Франции подобные случаи были дважды. На входе в Лувр встретили мужчину, который пытался то ли «впарить» нам билеты, то ли еще что-то. Алина ему отказала, и он сразу высказался в нашу сторону. Хотя все время мы держались за руки, но пока ему не отказали, он ничего не замечал. Позже взрослая женщина посмотрела на нас осуждающе, щелкнула языком и что-то сказала своему спутнику.

Алина:

Когда я раньше встречалась с девушкой, были какие-то единичные случаи. В принципе, не люблю привлекать чье-то внимание, и поэтому мы старались не особо проявляться на людях.

Стелла:

Сочувствую мужчинам-геям в нашей стране. Именно у мужчин я заметила большое отрицание, а женщин, как правило, это меньше волнует: мужчина или женщина – все равно, кто с кем спит и что делает.
На самом деле, я не представляла, что у нас в стране столько гомофобов, как потом выяснилось.

Стелла:

Перед прайдом, когда было много обсуждений, я написала пост, что гомофобы – хуже нацистов. Зацепила реакция людей – комментировали те, кто ориентируется на Европу, и казались мне адекватными. Кто-то писал, что у него есть знакомые геи, они тихо работают на своих работах, незаметно живут и им не нужно проявлять себя на парадах, а “вам тут надо за руки ходить”. Или комментарии в стиле «это же увидят мои дети». Черт, неужели это передается воздушно-капельным?

Стелла:

При этом мне реально не нравится, когда люди чрезмерно откровенно целуются на людях, независимо от того, какая это пара.

Алина:

Алина: Сильно задела фраза, что мы должны сидеть дома и никому не показываться.

Стелла:

Раньше я не обращала внимания на градус гомофобии вокруг. Помню, еще в прошлом году знакомые ходили на прайд, но меня это лично не интересовало. Понимала, что есть противостояние, но мне казалось, что мои-то друзья – все нормальные. Действительно так и есть. Из знакомых никто не сказал ни слова по поводу моих новых отношений. Единственное, подруга спросила: «Ну, ты счастлива?» Я ответила “да”. И больше никаких вопросов.

Алина:

Мне ничего не хочется доказывать, я в этом большой лентяй. Лишь бы у меня было время на то, чтобы провести его вдвоем в кайф, посмотреть кино, погулять с собаками, посмеяться. Для меня это самое главное, а не то, что происходит вокруг. Наверное, я не очень права. У Стеллы больше энергии для этого.

Стелла:

Меня хватило только на пост о гомофобах. На том и закончилось. Я поняла, что никому ничего не докажешь. Просто нужно не подавлять себя и не сидеть дома взаперти.

Алина:

По дороге на интервью я спросила у Стеллы, о чем мы вообще будем говорить? Мы самая обычная пара. Для меня быть с девушкой – это все равно, что иметь голубой цвет глаз или ногти на руках. Если бы мне задали вопрос: “А почему у вас ногти на руках, не тяжело ли вам с этим жить?”, то я не знала бы, что и ответить. То есть это все очень естественно в моей голове.

Стелла:

Раньше я не обращала внимания на градус гомофобии вокруг. Помню, еще в прошлом году знакомые ходили на прайд, но меня это лично не интересовало. Понимала, что есть противостояние, но мне казалось, что мои-то друзья – все нормальные. Действительно так и есть. Из знакомых никто не сказал ни слова по поводу моих новых отношений. Единственное, подруга спросила: «Ну, ты счастлива?» Я ответила “да”. И больше никаких вопросов.

Алина:

Мне ничего не хочется доказывать, я в этом большой лентяй. Лишь бы у меня было время на то, чтобы провести его вдвоем в кайф, посмотреть кино, погулять с собаками, посмеяться. Для меня это самое главное, а не то, что происходит вокруг. Наверное, я не очень права. У Стеллы больше энергии для этого.

Стелла:

Меня хватило только на пост о гомофобах. На том и закончилось. Я поняла, что никому ничего не докажешь. Просто нужно не подавлять себя и не сидеть дома взаперти.

Алина:

По дороге на интервью я спросила у Стеллы, о чем мы вообще будем говорить? Мы самая обычная пара. Для меня быть с девушкой – это все равно, что иметь голубой цвет глаз или ногти на руках. Если бы мне задали вопрос: “А почему у вас ногти на руках, не тяжело ли вам с этим жить?”, то я не знала бы, что и ответить. То есть это все очень естественно в моей голове.

“Почему вы можете целоваться, а мы нет?”

Стелла:

Я поняла, что сложно что-то доказать. Наверное, нужно ходить на прайды, но еще важно своим примером показывать, что это нормально, и не бояться.

Алина:

У людей, идущих на марш, есть цель. То есть прайд – это их рычаг влияния, они могут добиться результата своими действиями.

Стелла:

Мне кажется, цель, как минимум, чтобы все однополые пары воспринимались нормально. И ладно какие-то официальные вещи, но хотелось бы, чтобы люди научились хотя бы не смотреть криво. Можно не проявлять свои отношения, но я не хочу себя ни в чем ограничивать. Почему вы можете целоваться, а мы нет?

Алина:

Да, мы не можем свободно пройтись за руки в неблагополучном районе. Во многих местах не можем вести себя так же свободно, как любая традиционная пара. Сейчас такие времена. Возможно, это когда-то изменится.

Стелла:

Я за то, чтобы добиваться равноправия на своем примере и не пытаться кому-то что-то втереть. Раньше я не вовлекалась, думала, что нет среди друзей и окружающих такой зашоренности. Но на собственном примере поняла, что у людей очень сильно в голове засел стереотип, общественные “нормы”. Это усложняет жизнь. Мне кажется, чем больше люди будут видеть такие пары, тем проще всем будет жить.

Стелла:

Я поняла, что сложно что-то доказать. Наверное, нужно ходить на прайды, но еще важно своим примером показывать, что это нормально, и не бояться.

Алина:

У людей, идущих на марш, есть цель. То есть прайд – это их рычаг влияния, они могут добиться результата своими действиями.

Стелла:

Мне кажется, цель, как минимум, чтобы все однополые пары воспринимались нормально. И ладно какие-то официальные вещи, но хотелось бы, чтобы люди научились хотя бы не смотреть криво. Можно не проявлять свои отношения, но я не хочу себя ни в чем ограничивать. Почему вы можете целоваться, а мы нет?

Алина:

Да, мы не можем свободно пройтись за руки в неблагополучном районе. Во многих местах не можем вести себя так же свободно, как любая традиционная пара. Сейчас такие времена. Возможно, это когда-то изменится.

Стелла:

Я за то, чтобы добиваться равноправия на своем примере и не пытаться кому-то что-то втереть. Раньше я не вовлекалась, думала, что нет среди друзей и окружающих такой зашоренности. Но на собственном примере поняла, что у людей очень сильно в голове засел стереотип, общественные “нормы”. Это усложняет жизнь. Мне кажется, чем больше люди будут видеть такие пары, тем проще всем будет жить.

“То, как вы строите отношения и быт, вообще не зависит от пола”.

О быте

Стелла: То, как вы строите отношения и быт, вообще не зависит от пола. Все зависит исключительно от человека, как он или она на тебя реагирует и как ты реагируешь в ответ. У всех свои сформировавшиеся привычки. Иногда я не умею промолчать, когда надо, сдержаться, начинаются проблемы. С парнями выходило проще, потому что им было пофиг, когда я говорила, что мне что-то не нравится. Я жила до Алины с мужчиной. В выходной день хотела пойти погулять, а он говорил – нет, я сейчас убираю. А вечером, когда хотелось уже не просто прогулки, у него не было сил, потому что он целый день убирал.

Алина: У меня всегда есть силы, я мало убираю.

Стелла: Я на этом примере поняла, что неважно – мужчина или женщина, просто кому-то хочется убирать – он убирает, другому хочется мыть посуду – он моет посуду, а если не хочется – не моет. Все дело в человеке, какие у него предпочтения, и что напрягает. Мы справляемся, хоть и работаем вместе – дома, за разными компами.

Алина: Мы расходились примерно шесть миллионов раз во время совместной работы в квартире, но расставание длилось в среднем одну минуту.

Стелла: Практически постоянно находиться вместе – круто, но иногда нужно время, чтобы побыть одному. Алина пытается приучить меня, что это хорошо, нормально, когда мы порознь. Но мне нравится проводить побольше времени вместе. Гуляя с собаками, мы можем общаться. Не надо ждать, пока она вернется с работы. Нам повезло, что мы можем практически все делать рядом друг с другом.

Алина: Я люблю побыть наедине. Вне зависимости от Стеллы или кого бы то ни было. Мне необходимо какое-то время проводить одной для собственных внутренних разбирательств. Стелла знает, я человек, который может кайфовать от всего. Когда мы вместе, мне классно, когда я одна – мне тоже классно. И ничего не могу с этим поделать.

Стелла: Короче, ей все время – классно.

“У нас не собаки, у нас монстры”.

О собаках

Стелла:

У нас не собаки, у нас монстры. У них разные характеры, и я очень переживала, как же они сойдутся. У Одри была стадия отрицания, а Жером стал метить квартиру – сразу начал доминировать. Сначала Одри его прогоняла, а потом месяца через два стала сама к нему приставать и заигрывать.

Алина:

Одри жила со мной в Харькове, и когда мы поняли, что будем съезжаться со Стеллой, у меня не было никаких опасений. Все в жизни должно происходить естественно, а если возникает проблема, то всегда есть пути ее решения. Не люблю я выдумывать сложности заранее, поэтому и не боялась, что знакомство собак будет проблематичным.

Стелла:

Я занялась фигурой Одри, у нее был лишний вес, что не очень хорошо для собаки. Одри обильно кормили, а после прогулки Алина ей говорила: «Ложись отдыхай». Собака приходила и ложилась, ей ничего не было интересно, кроме еды. Пришлось исправить ситуацию.

Алина:

Нас часто спрашивают о щенках. Весной ездили в Одессу к друзьям, у которых как раз были щенки биглей. И хозяйка посоветовала ни за что, никогда не соглашаться на такую авантюру. Мы, конечно, не зарекались, но пока и не планируем.

Об алкоголе

Стелла:
На первое свидание я повела Алину в “Паровоз”. Перед тем еще спросила, любит ли она коктейли – ответила, что да. Приходим мы в “Паровоз”, нужно же коктейль заказать, а Алина вдруг заказывает пиво.

Алина:
Мне так захотелось пива. Я его совсем недавно начала пить и вошла во вкус. Стелла все твердит: “Бери коктейль, бери коктейль”. Но я сначала все же заказала пиво.

Стелла:
У меня нет приоритетов в алкоголе, и я редко пью чистый. Предпочитаю коктейли, но не скажу, что сильно в них разбираюсь. Мне нравится, чтобы было чуть цитрусовое и сладенькое. Вот, например, как то, что мы сейчас пьем (Cuervo Pina с ананасовым соком и Margarita с лаймом – прим. The Devochki).

Алина:
Я часто выбираю алкоголь по этикетке. Но есть напиток, который я тоже полюбила. Когда я приезжала, Стелла готовила мне коктейль – егермайстер, спрайт и огурец. Теперь я периодически делаю его себе днем, а Стелла удивляется: “Пьешь днем?”.

Об алкоголе

Стелла:
На первое свидание я повела Алину в “Паровоз”. Перед тем еще спросила, любит ли она коктейли – ответила, что да. Приходим мы в “Паровоз”, нужно же коктейль заказать, а Алина вдруг заказывает пиво.

Алина:
Мне так захотелось пива. Я его совсем недавно начала пить и вошла во вкус. Стелла все твердит: “Бери коктейль, бери коктейль”. Но я сначала все же заказала пиво.

Стелла:
У меня нет приоритетов в алкоголе, и я редко пью чистый. Предпочитаю коктейли, но не скажу, что сильно в них разбираюсь. Мне нравится, чтобы было чуть цитрусовое и сладенькое. Вот, например, как то, что мы сейчас пьем (Cuervo Pina с ананасовым соком и Margarita с лаймом – прим. The Devochki).

Алина:
Я часто выбираю алкоголь по этикетке. Но есть напиток, который я полюбила. Когда я приезжала, Стелла готовила мне коктейль – егермайстер, спрайт и огурец. Теперь я периодически делаю его себе днем, а Стелла удивляется: “Пьешь днем?”.

Выбор коктейлей Алины и Стеллы.

Два самых популярных коктейля на основе текилы.

Margarita

• 50 мл Jose Cuervo Especial Silver
• 20 мл сок лайма
• 20 мл ликер Triple Sec
• лед

Cuervo Pina

• 50 мл Jose Cuervo Especial Silver
150 мл ананасовый сок
20 мл сок лайма
• лед

Спасибо за содействие в съемке Old Fashioned BAR / 32.

Фото: Оксана Романюк

О коктейльном меню узнать больше:

 facebook – Jose Cuervo

facebook – Bushmills

НА ПАРУ КОКТЕЙЛЕЙ
НА ПАРУ КОКТЕЙЛЕЙ
НА ПАРУ КОКТЕЙЛЕЙ

Свежие темы: