Знакомая ситуация, когда к теме о депрессии присоединяются «простосъешьшоколадочники» и «времениутебясвободногодофигисты». Флешмобы, споры и растущее с возрастом количество депрессивных друзей понемногу расширяет круг толерантности и понимания депрессии. Но так возникает черно-белый эмоциональный мир: ты либо на позитиве, либо все плохо. К остальным нашим эмоциям никто пока не готов.

Нарциссы, драма-квин, истерички, манипуляторы: для людей, которые живут на максимальных настройках печали и радости придумали много ярлыков, которые могут все легко объяснить без необходимости докопаться до сути. Даже если человек рыдает в одиночестве (пусть сильно, громко и с подвыванием), его обязательно кто-то услышит и заявит, что это грязная манипуляция с целью получения выгоды. Не может ведь человек так плакать чисто для себя? Не в удовольствие же ему размазывать тушь и корейский тинт по лицу?

Не в удовольствие, но выбора у нас зачастую нет. Вы же любите нашу искреннюю, спонтанную, по-детски светлую радость? Тут есть и обратная сторона: тяжелая печаль, вязкое горе, глухая безнадега от любой мелочи. Живешь как натянутая струна и не всегда сама знаешь, в какую сторону она разорвется на этот раз.

Эмоции неудобны. Мы готовы прощать людям кашель, чиханье, насморк. Но эмоции все еще кажутся нам чем-то из области неприличного. Легче научить зайца курить, чем человека не плакать, когда того хочется. Ну и что, что раннюю смертность мужчин от сердечно-сосудистых заболеваний часто связывают с вышколенным с детства «не реви, ты же мужик». Теперь не реветь желательно и девушкам. Нимфы должны радовать, а сильные и независимые женщины — вообще бесслезные терминаторы.

Но ведь плакать – полезно, кричать – необходимо. Это так же нормально, как смеяться или просто улыбаться, инь и ян. Почему никто не кричит вслед: «Девушка, почему вы такая напряженная? Поплачьте!» К чему надевать эту приторную маску I’m okay и стесняться того, что на самом деле происходит внутри.

Я пью четыре разных антидепрессанта, чтобы снижать свои максимальные настройки печали и радости. Стала за это время достаточно удобной для друзей и окружающих. «Ты изменилась к лучшему, – говорят они, – намного спокойнее».

Иногда мне кажется, что эмоции проявляются, но разбиваются о невидимый ватный кокон таблеток и просто не выходят наружу.

Я ли внутри этого кокона? Не знаю. Но там кто-то удобный для других: для любимых и близких. Не эгоистка и не драма-квин. Хотя самое эгоистичное в эмоциях то, что их просто видят и слышат другие. Но это не о вас и не для вас! Это только обо мне и для меня.

Мы наконец научились прощать леопардовые лосины, лишний вес, любовь к группе «Грибы». Отстояли, хоть и с боем, право говорить «нет». Но быть излишне эмоциональными нам все еще нельзя. Пока мы, нарциссы и эгоисты, вынуждены заедать свои эмоции таблетками, запивать вином, варить там внутри в черной вязкой жиже в надежде, что, если она однажды прорвется наружу, рядом будет тот, кто воспримет это как крик о помощи, а не грязную эгоистичную манипуляцию.

Свежие темы: