Украинская Биржа Благотворительности – платформа, объединяющая различные фонды, благотворительные кампании и частные истории, работает в Украине уже шесть лет. Ее цель — ускорить помощь нуждающимся в ней людям. Семеро девушек, стоящих за УББ, рассказали The Devochki, как справляются с ежедневным стрессом и переносят чужое горе, почему решили заняться этой морально тяжелой работой и зачем нужно помогать другим.

Кто работает в УББ?

Ирина Гуцал (директор Украинской Биржи Благотворительности):

До 2012 года я была руководителем Стипендиальной программы «Завтра.UA». Мы старались не просто поддерживать талантливых студентов материально, а найти точки пересечения, сформировать сообщество, состоящее из активных людей, которые хотят развивать Украину и готовы стать лидерами социальных изменений. В мае 2012 года мне предложили возглавить Украинскую Биржу Благотворительности, и она стала моей жизнью.

Дарина Пилипчук (PR-manager):

Это моя первая серьезная работа, где нужно ходить в офис, в котором есть коллеги, корпоративы и командный дух. До благотворительности я работала ведущей на свадьбах и моделью, недолго занималась журналистикой.

Я пришла как слепой котенок сюда, ничего не зная о благотворительности. Сначала была в шоке и думала, что все обманывают, рассказывая, какие космические суммы собирают на помощь людям и сколько проектов реализуется. Меня взяли контент-менеджером. Через полгода на этой должности я всех так достала своими идеями, что меня перевели в пиар-отдел.

Таня Райкова (PR-manager):

Я окончила юридический факультет и до знакомства с благотворительностью работала личным ассистентом директора телеканала ICTV Александра Богуцкого. Это уникальное и очень продуктивное время в моей жизни, ведь для приезжей из провинции девушки открылась совершено другая жизнь. Это было динамично и познавательно. Позже работала по специальности – юристом, но поняла, что юриспруденция – не мое. Потом я попала в УББ, и понеслось.

Юна Чанковская (Менеджер маркетинг-отдела и КСО направления):

Я стала частью команды УББ, занимаясь организацией свадеб. Эта деятельность приносила и приносит мне удовольствие. Биржа благотворительности стала большой частью моей жизни, но я не разделяю эти две сферы, потому что каждая из них дорога мне.

Виктория Дидур (руководитель проектного отдела):

До того как прийти в сферу благотворительности, я работала в австралийской компании WorleyParsons, затем в индийской компании Sharda Worldwide Exports. Занималась организацией и координацией на мероприятиях VIP-класса. Активно реализовывала разные проекты — и продолжаю теперь в УББ.

Ирина Беседа (менеджер проектного отдела):

Я всегда точно знала, чему хочу посвятить себя. Со студенческих лет вела активную общественную деятельность в университете и за его стенами. Участие в программах, инициативах, поездки в детские дома, работа с донорами – все это всегда делала в удовольствие. Осознание, что помощь другим приносит мне чувство полной самоотдачи, пришло после телефонного звонка поздней ночью. Звонили убитые горем родители молодой пары, попавшей в ДТП. Парень и девушка находились в коме, им срочно нужна была донорская кровь. Их родные каким-то образом узнали о моей инициативе с Центром донорской крови и донорами. История завершилась благополучно. Я поняла, что таким вещам хочу уделять все время и работать в сфере благотворительности.

Иванна Слободзяна (контент-менеджер):

С благотворительностью мы вместе уже почти три года. До проекта работала в пиар-отделе крупного аграрного холдинга, параллельно – в благотворительной организации. Я знала, что такое пружинная борона, сколько сортов сои существует в природе и какого расстояния между рядами нужно придерживаться при ленточном посеве кукурузы. Но со временем сельское хозяйство и все, что с ним связано, отошло на второй план, а вот благотворительность осталась и неожиданно для меня самой заняла главное место. УББ для меня была загадкой и мечтой одновременно. Не могла понять: как маленькая команда может творить такие чудеса? Я хотела быть ее частью.

Год назад увидела фото, на котором группа людей собрала в центре Киева тысячи единомышленников, и все они подсвечивали самые важные здания столицы фиолетовым светом. Тогда все сомнения умерли, и я четко представила себя там, с ними. В центре Киева. В центре Благотворительной вселенной. Видимо, Вселенная услышала меня.

Юлия Глушко (менеджер проектного отдела)

Прежде чем стать частью команды, обучала детей английскому языку. После появилась возможность выйти на новый уровень – работала на государственной службе, занималась развитием международных отношений Украины в сфере телекоммуникаций, информатизации.

Как появилась УББ?

Ирина Гуцал: Идея сделать в Украине благотворительную фандрайзинговую онлайн-платформу зрела несколько лет. Запуск обсуждался еще в 2007 году. В 2011 году вопрос вновь стал актуальным, и благодаря поддержке Фонда Виктора Пинчука мечта начала воплощаться в реальность. Создание УББ стало сплошной борьбой по преодолению препятствий. Быть первопроходцем – всегда трудно. Но когда нет опыта – нет страха. Не стоял вопрос, хотим ли, стоял вопрос, сможем ли.

Регистрация фонда заняла месяцев семь, хотя сейчас на это может уйти всего неделя. Потом был поиск банка-партнера, который согласился бы первым в Украине предоставить услуги благотворительных онлайн-платежей (интернет-эквайринг на тот момент был только коммерческим продуктом, и банки отказывались из-за опасений потерять лицензию). Перенос старта и разработки платформы на более ранние сроки — с апреля на январь 2012 года. Отказ от предыдущих договоренностей о мощной телевизионной поддержке и производстве отдельного ТВ-продукта. Отсутствие репутации и боязнь людей совершать любые онлайн-платежи, не говоря уже о том, чтобы жертвовать деньги на благотворительность. Это основные вызовы, с которыми столкнулась УББ.

Виктория Дидур: Я была рядом с теми, кому пришла идея о создании УББ, и очень обрадовалась возможности поучаствовать в запуске и реализации проекта. Оглядываясь назад в 2011 год, осознаю, как сложно тогда было начинать подобное. Благотворительностью в то время и не пахло. Сейчас очень приятно наблюдать, какой скачок произошел за эти годы.

Ирина Гуцал: Первый год был очень тяжелым, но мы не опустили руки. Создали эффективный инструмент для тех, кто хочет помогать другим и кому не хватает информации и доверия к просьбам о помощи. Люди в беде начали чувствовать поддержку и получать помощь – даже от тех, с кем не знакомы и вряд ли познакомятся. Мы создали сеть доверия и взаимопомощи. Мы развиваем культуру массовой благотворительности в Украине, внедряем мировые стандарты прозрачной и подотчетной благотворительности, учим людей отслеживать, куда и на что используются благотворительные средства.

Вместе с нами растут и наши фонды-партнеры, их программы становятся более масштабными и решают системные проблемы, а обычные украинцы становятся соинвесторами благотворительных инициатив и реализуют свои проекты. Большинство проектов на нашей платформе – все еще адресные сборы на лечение детей, но это только начало. Наша мечта – чтобы человек, который хочет помочь, мог зайти на платформу ubb.org.ua и найти, и поддержать проект из любой сферы.

Хотим, чтобы благотворительность превратилась в привычку, перестала быть чем-то выдающимся или постыдным — о чем боятся рассказывать или, наоборот, хвастаются. Ведь помогать – это нормально.

С чем приходится сталкиваться, работая в благотворительности?

Дарина:  Есть история Вадима, которая до сих пор остается со мной. У Вадима болезнь со страшным непонятным названием – ихтиозоформная эритродермия. Из трех лет своей маленькой жизни Вадик 210 дней провел в больницах.

Запомнился и сам малыш, и его папа. Каждый третий проект у нас – это история мамы ребенка, когда отец, узнав о болезни, не выдержал и ушел. Папа Вадима делал все возможное и невозможное, чтобы спасти сына. Он писал, мне кажется, во все СМИ в Украине, боролся до конца. Каждый раз, читая его письма и сообщения, я рыдала, чувствуя всю боль за сына. А я, поверьте, часто вижу подобные письма. и у меня уже выработался иммунитет на слезы.

Я изо всех сил старалась помочь семье. Замучила своего друга-СММщика, чтобы мы правильно настроили на этот проект рекламу в фейсбуке. Случилось чудо: 500 000 гривен было собрано, и малыш сейчас лечится в Мюнстере. Я до сих пор держу за него кулачки, уверена, однажды мы еще обнимемся.

Это всего лишь одна из сотни историй, потому что, если писать о всех, которые запомнились, – выйдет целая книга. Может, когда-нибудь на старости лет я и напишу книгу о всех наших кейсах добра.

Таня Райкова: Особенно западают в душу проекты помощи детям с врожденными пороками сердца. Три года назад я пережила операцию на сердце по исправлению сложного дефекта межпредсердной перегородки. В моем сердце было отверстие в 32 мм, которое надо было срочно закрыть. Жизнь мне спасли в клинике Емца, и я в 27 лет осознала ее хрупкость, свою удачу, профессионализм врачей, жажду жить и готовность сражаться за каждый новый день. У меня все хорошо, я прошла этот путь и знаю, как важно здоровое сердце. Не прохожу мимо ни одной истории человека, которому нужна операция на сердце. Считаю это своей миссией.

Мне также близка по духу тема инклюзии, в которую я погружаюсь как сотрудник фонда с каждым днем все глубже, диагностики слуха, проблемы неслышащих, невидящих, людей с инвалидностью, образования людей с аутизмом, с синдромом Дауна.

Наша миссия – через благотворительные проекты показать, что у детства нет инвалидности, и все ограничения только в нашей голове.

Юлия:  Запомнилось, когда мы помогали собирать деньги на трансплантацию костного мозга Виталику Злобенко. Его история яркая и со счастливым концом. В восемь месяцев мальчика усыновила семья, которая не могла иметь своих детей. В 11 – ему поставили диагноз рак. Нам удалось собрать средства, и трансплантация прошла успешно. Сегодня парню уже 17 лет, он студент педагогического училища, изучает правоведение. Мне запомнился их с мамой визит в наш офис. Специфика работы частично ограждает нас от прямого общения с людьми, которым мы помогаем, – в основном мы работаем с благотворительными фондами. Они пришли еще до трансплантации, мама произвела впечатление сильного человека, а Виталик молчал, и видны были только его глаза над марлевой маской. Мама была счастлива, что удалось собрать деньги, благодарила нас и доноров. Тогда внутри что-то екнуло, хотелось и плакать, и смеяться, ведь мы дали шанс ребенку на жизнь. 

Насколько сложно психологически

Ирина Гуцал: Честно, сложно. Больно, когда лично обращаются за помощью, а помочь можешь не всегда. Грустно, когда мы получаем сообщения о смерти наших подопечных. Просто руки опускаются. Но всегда наступает подъем, особенно после новостей, что дети и взрослые, которым помогаем, идут на поправку, а образовательные, культурные и экологические проекты успешно реализовываются.

Мы благодарны нашим партнерским организациям – операторам помощи, ведь самую тяжелую работу делают именно они: общаются, утешают, помогают, консультируют, ищут оптимальные варианты оказания помощи и реализации проектов. Это позволяет нам сфокусироваться на распространении информации, контроле реализации и привлечении средств на конкретные случаи.

Я человек цифр и это помогает мне абстрагироваться от личных историй и оценивать ситуацию в общем: сколько денег собрано, сколько проектов в работе. Поэтому каждый заход на наш сайт для меня – это всегда позитив. Я вижу поддержку самых тяжелых и сложных проектов. Ведь даже одна гривна – маленький шаг к успеху.

Таня Райкова: Мне, как пиарщику, всегда приходит много запросов о помощи. Самая нестандартная просьба за годы работы в фонде – когда девочка из Хмельницкой области попросила спасти коня (его хотели забить на бойне, но животное можно было выкупить за две тысячи гривен). Часто предлагают волосы, которые девушки хотят отдать для париков в онкоцентры. Иногда мне пишут ночью и спрашивают, нужны ли деньги. Всегда отвечаю, потому что это именно тот момент, когда на сумму, которая есть у человека, можно подобрать проект с нашей площадки.

Морально сложно было вначале. Когда видишь, как умирают дети, которые из-за отсутствия нормального финансирования, достроенных больниц, оборудования и специалистов лишены возможности иметь доступ к качественной медицине.

Со временем каждый обрастает толстой кожей в отношении всех сложных и трогательных моментов. Ведь наша задача – не плакать, а эффективно помогать. Если грубо, мы – менеджеры по продажам, только продаем сопричастность к хорошему и доброму.

Каждый день мы становимся лучше, применяем современные инструменты пиара, SMM, маркетинга.  В каких-то моментах можем даже конкурировать с рекламными агентствами, ведь уже есть большой опыт создания проектов КСО под ключ.

Юна: Сложно оставаться равнодушным и быть в стороне. Действовать во благо другим и внести вклад в благополучие хотя бы одного человека или семьи – очень вдохновляет и добавляет сил делиться энергией, умножать добро с помощью единомышленников.

Виктория: Мы ко многому уже привыкли. Но когда я читаю тексты проектных заявок, редко удается оставаться спокойной.  Хотя я умею изображать это очень хорошо. Иногда до слез пробирает и становится тяжело под конец дня. Но я себе напоминаю, что это же не вагоны разгружать, кому-то ведь намного тяжелее.

В моем отделе больше операционные задачи, нам главное своевременно отобрать хороших качественных партнеров, обучить их, помочь качественно выполнять свои задачи и обязательства перед нами, своевременно проверить и принять необходимое количество проектов по разным направлениям, чтобы не было простоя ни минуты. Чтобы эта махина работала как часы,  нужно постоянно концентрироваться на цифрах больше, чем на эмоциях. Но в те моменты, когда нам пишут слова благодарности, на миг останавливаешься и осознаешь, что твоя работа со смыслом. И этого осознания хватает, чтобы продолжать свою работу с вдохновением.

Иванна: Сначала было трудно, хотя я уверяла себя, что почти два года работы в благотворительном фонде закалили. Но каждый текст проекта, который я читала и публиковала на сайт, проходил сквозь меня. Ты просто не можешь абстрагироваться и относиться к этому, как к истории или сочинению. Ты переживаешь вместе с человеком. Более того, со временем ты задумываешься: «А если бы такое случилось с тобой? Что тогда? Куда бежать? Кого звать на помощь?» И в такие моменты начинаешь работать еще больше. Еще усерднее. Оттачиваешь каждое слово, каждую запятую. Ведь понимаешь, что, возможно, это единственный шанс помочь. И в моменты, когда кнопка «Поддержать» меняется на «Собрано», ты понимаешь, что все делаешь правильно. Что ты на своем месте.

Как расслабиться, если твоя работа – это постоянный стресс?

Ирина Гуцал: Люблю экстремальные виды активного отдыха: горные лыжи и дайвинг – это моя страсть. Своего рода компенсация гиперответственности на работе – риском и адреналином во время отдыха. В такие моменты ты отключаешься от всего, и это позволяет перезагрузиться, чтобы потом по-новому посмотреть на свою миссию и препятствия, которые возникают на пути к ее выполнению.

Дарина: Я все хочу заняться спортом, но всегда нахожу себе оправдания. А пока учусь в КАМа на арт-директора. Когда прихожу туда по вечерам, переключаюсь от мира добра в мир злой рекламы – это помогает. Ну и путешествия. У меня уже профдеформация – в каждой новой стране или городе сразу обращаю внимание на какие-то благотворительные акции или кампании, сразу все фотографирую и отправляю коллегам. Недавно в Кельне в AppStore я на всех компьютерах включила английскую версию нашего сайта – так и выходим на иностранные аудитории.

У нас дружная команда, почти семья, всегда найдешь поддержку среди коллег. В любом вопросе. Будь то сложный проект на работе или тебя обидел парень – команда super girls всегда спешит на помощь.

Иванна: Я фотографирую людей. Делаю их портреты. Это отвлекает от суеты, проблем и стрессов. Это тоже истории, которые ты рассказываешь о людях. Они так же вызывают эмоции. Они дышат. Это творчество, без которого мне сложно жить.

Таня:  Мне помогает йога. Перезагрузка, работа над телом и отсутствие телефона хотя бы два раза в неделю на час. Хотя нет, даже во время занятий телефон всегда со мной. А вообще очень люблю быть дома, в компании мужа просто сидеть смотреть сериалы и ничего не делать.

Виктория: Скоро уже два года, как я регулярно и без перерывов занимаюсь с тренером в тренажерном зале – это очень хорошо помогает поддерживать бодрость в теле и положительный настрой ума. А еще у меня два славных йорка, которые только тем и занимаются, что веселят и поднимают нам с мужем настроение. Так что стрессу в моей жизни не место, по крайней мере, надолго он не задерживается.

Свежие темы: