Музыкальный критик и оперный эксперт Анна Ставиченко запускает в Киеве проект Operamania: на десяти лекциях курса студентам расскажут об истории жанра, оперных стилях и типах голосов, о том, какое место занимает опера в современном мире, как составляется репертуар оперного театра, об оперном дресс-коде и других нескучных вещах. Для нас Анна рассказывает, почему опера – это современно и интересно.

Оперное искусство для многих из нас ассоциируется со стандартным набором стереотипов: скучно, старомодно, непонятно и вообще самое лучше место в театре – это буфет. Не буду отрицать важность последнего для восприятия прекрасного, но со всем остальным берусь поспорить. Итак, почему же опера остается живой и интересной в XXI веке?

Современные символы

Платья с бантами и кринолином, исторические декорации и прочие попытки воссоздать дух эпохи, в которой разворачивается сюжет оперы, давно не единственная возможная норма оперного спектакля. Герои «Богемы» Пуччини запросто перемещаются режиссером из Парижа первой половины XIX века в космический корабль, персонажи «Гибели богов» Вагнера переживают ядерную катастрофу, а действие «Кармен» Бизе со всеми его страстями переносится в холл офисного центра и разыгрывается менеджерами среднего звена. Всегда ли удачны такие эксперименты? Конечно, нет: оперные театры регулярно сотрясаются от негодующих криков публики, возмущенной очередным «издевательством над текстом». Но когда режиссеру удается этим текстом проникнуться и выразить его очевидные и скрытые смыслы при помощи новой, пусть парадоксальной, но талантливо выстроенной образности – это не может не захватывать. После таких спектаклей понимаешь: опере по-прежнему есть, о чем с тобой поговорить, и делает она это не только на универсальном языке музыки, но и на языке символов, созвучных нашему времени.

«Богема» Пуччини в постановке Клауса Гута, Парижская опера, 2017 год © Bernd Uhlig / OnP

Синтез искусств  

На оперных афишах вы часто можете увидеть имена знаменитостей из других сфер, включая самых авангардных авторов. Viktor & Rolf, Миучча Прада, Эмануэль Унгаро уже давно чувствуют себя в мире оперы так же уверенно, как и в мире моды. Гарет Пью делал костюмы для «Гелиогабала» Кавалли в Парижской опере в 2016 году и «Антигоны» Траэтты, которой открывалась прошлогодняя Документа, один из главных мировых форумов современного искусства. Дизайнеры Дома Valentino и сам Валентино Гаравани разрабатывали костюмы для «Травиаты» Верди в Римской опере в 2016 году. Ирис ван Херпен готовит сценические образы для «Пеллеаса и Мелизанды» Дебюсси во Фламандской опере. Хотите в опере звезд из мира кино? Пожалуйста: римскую «Травиату» с костюмами Валентино ставила София Коппола, а сотрудничество Ларса фон Триера с вагнеровским фестивалем в Байройте будоражило мировое арт-сообщество не один год. Правда, закончилось все скандалом с хлопаньем дверей (разумеется, со стороны фон Триера). Список режиссеров, пришедших в оперу из кино, можно продолжать очень долго, но в последние сезоны наметилась еще одна тенденция: привлечение в оперный театр современных художников, причем не только в качестве сценографов, но и в качестве режиссеров.

«Воццека» Берга на прошлогоднем Зальцбургском фестивале ставил южноафриканский художник Уильям Кентридж, который до этого уже выступал режиссером «Волшебной флейты» Моцарта, «Носа» Шостаковича, «Лулу» Берга. На одной афише с Ирис ван Херпен во фламандской постановке «Пеллеаса и Мелизанды» стоит имя Марины Абрамович, разрабатывающей сценографию. Декорации к новой постановке «Парсифаля» Вагнера, самой ожидаемой премьере Мюнхенского оперного фестиваля 2018 года, готовит немецкий неоэкспрессионист Георг Базелиц. Как видите, идея синтеза искусств делает оперу жанром, всегда открытым для чего-то нового.

Костюм Гарета Пью для «Антигоны» Томмазо Траэтты в постановке Гошки Мацуги, Документа 14, Кассельский государственный театр © Werkflow

Современные композиторы

Музыка, которая звучит в оперных театрах, совсем необязательно родилась 100 и больше лет назад. Современные композиторы тоже создают оперы. И часто делают это на заказ самих театров и фестивалей, как это было заведено еще со времен появления жанра. Сюжеты современных опер порой шокируют не меньше, чем современный музыкальный язык: история аристократки-нимфоманки в «Припудри ей личико» Томаса Адеса или реалистичная демонстрация испытаний и смертей первооткрывателей Южного полюса в South Pole Мирослава Срнка заставят вас краснеть, ужасаться и рыдать по несколько раз в течение спектакля. Вдохновляют современных композиторов и либреттистов также и киносценарии. Мотивы «Танцующей в темноте» Ларса фон Триера легли в основу оперы Пола Рудерса «Сельма Ежкова», фонтриеровский же фильм «Рассекая волны» получил оперную адаптацию благодаря композитору Мисси Маццоли, либреттисту Ройсу Вавреку и заказу Филадельфийской оперы, трагикомическая фантасмагория Луиса Бунюэля «Ангел-истребитель» превратилась в одноименную оперу Томаса Адеса, заказанную композитору Зальцбургским фестивалем, нью-йоркской Метрополитен-оперой, Королевской оперой «Ковент-Гарден» в Лондоне и Королевской оперой Дании.

Трейлер оперы «Южный полюс» Мирослава Срнка, заказной проект Баварской государственной оперы, 2016 год:

 

Социальные сети

Многие западные оперные театры и фестивали могут похвастаться виртуозным владением современными технологиями продвижения. Концептуальные постеры, заставляющие жить предвкушением целые города премьеры, эффектные трейлеры новых постановок, после которых опероманы по всему миру бегут покупать билеты, блоги и влоги о подготовке спектаклей и закулисной жизни театра, официальные страницы в соцсетях с историями не только о том, что и кого можно послушать в конкретном театре, но и о сборе меда с пасеки на крыше Баварской государственной оперы или таинственных цифрах, разбросанных по Берлинской комической опере. Все это способно заинтересовать и привлечь людей, которые, возможно, прежде и не помышляли о походе в оперный театр.

Постер «Пеллеаса и Мелизанды» Дебюсси в постановке Кэти Митчелл, фестиваль в Экс-ан-Провансе, 2016 год © Festival d’Aix-en-Provence

Трейлер «Кольца нибелунга» Вагнера в постановке La Fura dels Baus и Карлуша Падриссы, Дворец искусств королевы Софии в Валенсии, 2009 год:

Зритель

Современная оперная публика состоит не только из опероманов почтенного и очень почтенного возраста, миллионеров и сильных мира сего, для которых поход в оперный театр является прежде всего показателем статуса и возможностью завязывать и поддерживать полезные знакомства. На оперных представлениях можно встретить и туристов, прочитавших о театре как об одном из must visit, и «золотую молодежь», поддерживающую семейные традиции дорогостоящих развлечений, и просто любителей оперы со всего мира и всех возрастов, для которых шанс услышать любимых исполнителей и охота за билетами на самые ажиотажные спектакли стали главным увлечением всей жизни. Театры охотно идут навстречу новым людям, появившимся в зале, поэтому если у вас нет отдельного гардероба оперных платьев со шлейфом и коллекции бриллиантовых диадем – не волнуйтесь, вам все равно будут рады.

Публика в антракте одного из спектаклей Мюнхенского оперного фестиваля © Анна Ставиченко

Узнать больше об опере в современном мире, познакомиться с самыми яркими постановками и научиться разбираться в тонкостях оперного искусства вы можете на курсе «Услышать и полюбить» от образовательного проекта Operamania.