Разумеется, я противопоставляю себя серой массе и люблю думать, что иду против системы. Вот с утра прям просыпаюсь, ресницы крашу – и иду. Ставлю десять баксов, что каждый из вас такого же мнения о себе. Мы – стадо, которое отчаянно борется с собственным стадным инстинктом. Мы – коллектив, в котором никто не хочет признавать свое членство.

С одной стороны, наш стадный инстинкт чрезвычайно силен, и игнорировать его невозможно. С другой, он безнадежно заклеймен и считается признаком тупого быдла. Стадо – это люди, которые неделю стоят в очереди за новым айфоном, а вовсе не те, кто в благотворительных целях обливаются из ведра холодной водой со льдом. Верно?

В нашем самовосприятии присутствует некоторая шизофрения. Человек, который своим существованием, развитием и фейсбуком обязан социальной форме жизни, теперь стал относиться к этому социуму с глубоким отвращением.

Стадный инстинкт живет внутри у каждого из нас, но загнан в самую глубину, как бес. Ни вырезать, ни полюбить.

Навязчивое отрицание у себя стадного инстинкта и неустанные попытки его искоренить похожи на психическое расстройство, которое называется «Синдром нарушения целостности восприятия своего тела» или BIID (body integrity identity disorder). BIID-пациенты с детства испытывают чувство, будто некая часть их тела им не принадлежит, и любой ценой пытаются избавиться от нее. Они перетягивают свою руку или ногу бинтами, прячут под одеждой, чтоб ее не видеть, годами ищут хирурга, который бы согласился ампутировать совершенно здоровую конечность. И часто умудряются самостоятельно настолько повредить плоть (порезать, отморозить или отпилить), что в итоге врачам приходится делать операцию[1].

Наш стадный инстинкт – абсолютно здоровая, работающая часть организма. Не надо его хейтить и отпиливать. Совсем наоборот – нужно признать его, изучить и научиться использовать себе во благо.

Стадо дает тебе чувство безопасности

Наша базовая прошивка называется «Бей или беги». Такой, честно говоря, топором сделанный софт. Но зато он позволил нам выжить. В основном, конечно, за счет того, что держит на стреме. По поводу и без повода херачит кортизол и вообще следит, чтобы мы не расслаблялись – ведь за каждым углом мамонт.

Алле, какой мамонт, в 21 веке живем. У нас айфон икс! Мы на тачке в космос уже за хлебушком мотаемся. Но мозг как в палеолите еще взял курс, так до сих пор и топит: «Кортизооооооол! Больше, больше кортизола. А то кабы чего не вышло».

Ну оно и правильно. Рано расслабляться. Вчера мамонты, а завтра Тесла на голову упадет. Поэтому вырубать аларм нельзя. Но можно его уравновесить окситоцинчиком.

Он как раз снимает стресс и снижает уровень тревожности. А добывается из других людей посредством обнимашек [2].

Ученые из Гарварда потратили 75 лет и кучу бабла на исследование счастья. И выяснили до боли простую вещь: счастливыми нас делают социальные связи. Все. Нет, ни сложный комплекс обстоятельств, ни богатство, ни даже вот это ваше святое здоровлячко. А просто люди рядом [3]. Стадо, другими словами.

Потребность ощущать безопасность – одна из базовых. Без этого чувства нам очень, очень плохо живется. Поэтому давайте не будем закатывать глаза при виде толпы людей на Софийской площади в Рождество.

Оставь свое ханжеское «я не люблю толпу», возьми друзей или родных и пойди в самое людное место в городе. Улыбайся окружающим, поздравляй незнакомцев с праздником, хлопай по плечу и даже обнимай. Езди на музыкальные фестивали, ходи на концерты и на футбол, смотри вместе со всеми запуск ракеты. Эта «серая масса» — и есть твоя таблетка от раннего Альцгеймера и унылой старости. Запомни, выживут только любовники. Практикующие любовь в самом широком спектре.

Стадо обеспечивает тебя ресурсами

Мы восхищаемся Шерлоком Холмсом и хотим быть похожими на Доктора Хауса. Идея никем не понятого, но всеми признанного гения-одиночки манит и дразнит наши умы. Сегодняшние герои – асоциальные мизантропы. А тот, кто хорошо ладит с коллективом, на человеческом языке называется «тюфяк».

Это все, друзья, инфантильность и влажные мечты о том, как тебе никто не нужен, а ты нужен всем.

Но тут такая штука – какой бы ни была твоя цель, для ее достижения тебе нужны ресурсы. В частности, люди и все, что они могут тебе дать: знания, опыт, информация, инвестиции, связи, мотивация, поддержка. Это касается не только бизнеса (который сам по себе – явление сугубо социальное), но даже творчества и инноваций.

Главные открытия нашего века по большей части носят коллективный характер. Даже один маленький прорыв в конкретной узкой области совершает целая группа ученых. Звездная пыль рассыпана нынче над человечеством, а не собрана в один золотой слиток. Нарциссизм и единоличность — это ржавый ключ, который больше не открывает нужных дверей. А вот добротный стадный инстинкт позволит нам слиться в один общий экстаз разума и по крупице собрать собою великого Леонардо да Винчи.

Гениальная идея в твоей голове – это хорошо. Но она не будет работать, пока ты не встанешь с дивана и не соберешь вокруг нее массу людей [4]. Да-да, ту самую массу, от которой мы морщим носик и частью которой так сильно не хотим быть.

Стадо конструирует твою личность

Внимание, сейчас будет немножко трудно. Наше представление о собственном «я» зиждется на декартовском Cogito ergo sum – то, что я могу себя помыслить, и есть доказательство моего существования. Таким же способом (через мыслительную деятельность) человеку предлагается не только убедиться, что он есть, но и понять, каков он. Будто бы человек может сесть, подумать и все про себя узнать: толстый он или худой; добрый или злой; тварь дрожащая или право имеет. А человека-то как такового и нет. По крайней мере, нет его в декартовском понимании – как существа самодостаточного и автономного [5]. А есть, грубо говоря, только совокупность реакций на окружающую среду и других людей. Чтобы собрать свою личность в единое целое и составить о себе хоть какое-то представление, тебе нужно сложить вместе все фрагменты собственного взаимодействия с другим, с тем, что тобою не является. На работе ты один, с любимым человеком – другой, а с мамой – совсем третий. Ты отражаешься совершенно по-разному в глазах каждого барана из стада. Сколько там глаз, столько и тебя.

Хорошей иллюстрацией этого феномена может послужить местоимение «я» в японском языке. Вернее, его стопятьсот вариаций:

私 (watashi) – стандартное «я», используется как мужчинами, так и женщинами.

私 (watakushi) — используется в разговоре с людьми, которые старше вас по рангу или по возрасту, а также в официальной обстановке. То есть, таким «я» вы не просто указываете на себя, но и на свое более низкое по отношению к собеседнику положение.

僕 (boku) – так про себя говорят мужчины, пацанки, феминистки и лесбиянки (немного утрирую, но посыл понятен). Это «я», которое не просто обозначает границы объекта, но и некоторые его характеристики.

俺 (ore) – тоже мужское «я», которое употребляется только с равными себе.

あたし (atashi) – женское «я». Придает некоторую женственность речи.

内 (uchi) – неформальное «я», которое не имеет гендерной окраски. Женщины могут употреблять это местоимение вместо предыдущего, чтоб не звучать слишком миловидно.

わし (washi) – старомодное «я», которое используют пожилые мужчины, чтобы подчеркнуть свой солидный возраст и немного пригнобить собеседника.

自分 (jibun) – официальное «я», часто употребляемое в деловой среде.

吾輩 (wagahai) — устаревшая форма «я», которую употребляли мужчины высокого социального положения.

拙者 (sesshya) – я, которое дословно переводится как «неуклюжий человек». Так называли себя самураи. Созвучно русскому «ваш покорный слуга».

あたい (atai) – женское «я» гейши.

妾 (warawa) – «я» жены самурая, которое показывало скромность и самоуничижение говорящей женщины.

Из этого дурдома хорошо видно, что японец использует разные «я» в зависимости от ситуации, меняя местоимения, как маски. «Нет, — говорят японцы Декарту, — тут все тоньше, дружок. Сколько бы я ни мыслил, а все равно у меня не получится себя понять до конца, пока я не поговорю и с нищим, и с императором, и с тещей».

Без стада у тебя нет не только возможности развиваться, но и даже просто себя узнать. Люди, которые так усердно избегают толпы и самого разнообразного общения, обкрадывают себя. И остается у них одно только блеклое, невыразительное 私 (ваташи), и больше ничего.

В философии, как и в фешн-индустрии, есть свои тренды и антитренды, свои хайпы и зашквары. А потому снимите немедленно этот свой индивидуализм! Стадо – наш новый хит сезона. Так все сейчас ходят, отвечаю.

Литература:

  1. Дик Свааб. Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера//Изд-во Ивана Лимбаха, 2014. – 544с.
  2. Рик Хансон, Ричард Мендиус. Мозг и Счастье. Загадки современной нейро-нсихологии//Эксмо, 2011. – 320с.
  3. What makes a good life? Lessons from the longest study on happiness | Robert Waldinger 
  4. Стивен Джонсон. Откуда берутся хорошие идеи//АСТ, 2014. – 384с.
  5. Abeba Birhane. Descartes was wrong: ‘a person is a person through other persons’