Мы слушаем любимую музыку, восхищаясь вокалом солиста. Но редко задумываемся о том, что значительная часть успеха – это работа большого количества людей, среди которых бэк-вокалистки. Музыкальное наполнение, глубина и особый тембр часто напрямую зависят именно от них. Они не только аранжируют музыкальную композицию голосом, но иногда даже исполняют фрагменты, которые оказались не под силу основному вокалисту. При этом бэк-вокалисток часто недооценивают, считая их работу второстепенной. Мы пообщались с тремя девушками, чтобы узнать, в чем сила бэк-вокала.

Ольга Шурова, Pianoбой

Я пою с раннего детства. Несмотря на лингвистическое образование, всегда знала, что буду заниматься музыкой. Детство проходило на всевозможных концертах в Виннице и других городах, фестивалях, конкурсах. А Pianoбой начался с того, что мы с братом стали собираться в студии в свободное время и придумывать разные песни, мелодии, экспериментировать со звуками и собственными голосами. Мы записывали все, что попадется под руку: звуки мебели, щелчки зажигалок, скрип двери, китайские детские игрушки — на студии было много всякого барахла. Пели песни на английском, французском, даже была одна песня на несуществующем языке (на как будто японском), пока Дима не начал писать серьезные красивые песни. Ну, а дальше вы знаете.

Для меня работать с братом — особенная ответственность. Ни при каких обстоятельствах нельзя подвести. Поэтому к Pianoбой я отношусь не как к работе, а как к самому главному на сегодняшний день делу в моей жизни, которое в приоритете перед всеми остальными делами и обстоятельствами. Так что работа с близкими — это не сложнее или проще, а просто совсем другой уровень ответственности.

Pianoбой — это действительно Дмитрий Шуров, а мы — команда, которая помогает ему доносить свою музыку и месседж людям. Но я не чувствую себя в тени. Во-первых, у меня на сцене больше всех инструментов — меня видно издалека. Во-вторых, у каждого из нас своя роль, и в Pianoбой нет людей в тени — каждый важен, нужен и заметен. Просто никто из нас пока не пишет таких песен, как Дима.

Безусловно, нужно подстраиваться под лидер-вокалиста и дополнять его. Нужно уметь ловить его на сцене — интонацию, импровизацию, длительность ноты. Но поскольку вместе мы поем всю жизнь и вот уже восемь лет вместе на сцене, это я умею хорошо. А в сольных местах можно петь так, как хочется только тебе. Это совершенно разные умения, кстати. Многие считают, и небезосновательно, что на бэк-вокале петь сложнее. Как и аккомпанировать: зачастую это сложнее, чем играть самому. Но мы оба с Димой не являемся профессиональными исполнителями-вокалистами, мы, скорее, занимаемся донесением своей музыки и смыслов в целом.

Желание стать самостоятельным артистом или начать свой проект у меня всегда было и есть, но всему свое время. Я считаю, что сейчас я на своем месте в Pianoбой и для меня это важно. А дальше, как говорила Земфира, нужно будет «дождаться и посмотреть».

Марта Адамчук, экс-бэк-вокалистка дуэта «Потап и Настя»

Последние три года я выступаю сольно, а до этого в течение трех лет работала вместе с дуэтом «Потап и Настя». Я пришла к ним на пробы на втором или третьем курсе университета и сразу прошла. Они тогда начинали выступать полностью вживую и собирали коллектив, для которого нужна была бэк-вокалистка. Они были в топе, их музыка качала, и я решила: почему бы и нет?

Ребята сразу взяли меня к себе, и это, конечно же, добавило мне уверенности. Я почувствовала, что могу быть профессионалом.

Часто говорят: ну что такого особенного в работе на бэк-вокале, это же просто второй план! На самом деле, это очень большая ответственность. Как каждый орган в организме делает свою уникальную работу, так и каждый артист выполняет свою определенную функцию, и без одного участника все звучит уже не так. Это целая машина, работающая на общий результат.

Случается разное, и ты должен поддерживать артиста не только вокально, но и энергетически. Бывало, что ребята болели, бывало, что Настя теряла голос или даже забывала тексты. Ты должен быть всегда в тонусе, ты как будто дубль артистов. Они основные, ты стоишь сзади, но на тебе еще больше ответственности, потому что ты должен быть все время начеку.

Да, на бэк-вокале ты не можешь выпячиваться, нужно подстраиваться под артиста. Но чувства, что я в тени, у меня не было. Я просто знала, что на определенном этапе жизни у меня такая роль. Конечно, в какой-то момент это начало немного бить по амбициям. Я хотела идти дальше сама. Но это был колоссальный опыт. Ты впитываешь все, как губка, смотришь, как работают артисты, как все устроено изнутри.

Мне всегда хотелось заняться сольной карьерой, но тогда у меня был университет. Я считала, что уже звезда, раз работаю с такими артистами. Мне кажется, что тогда я была еще немного не готова выступать сама. Мне нужно было набраться сил. Не каждый солдат должен стать генералом, но каждый генерал должен побывать солдатом.

Теперь, когда я работаю над своим проектом, я понимаю, что нет никого второстепенного, и представляю, насколько сложно быть бэк-вокалистом. Не знаю, как бы я относилась ко всему, если бы у меня не было такого опыта.

Александра Макаровская, бэк-вокалистка Джамалы

Я работаю с Джамалой уже больше четырех лет. В феврале 2014 года Джамала набирала новый бэнд и искала музыкантов. Я пришла в этот проект совсем из другой музыки. Тогда я была больше задействована в своей рок-группе, но на каком-то этапе меня понесло в другую сторону.

Я не чувствую свою роль второстепенной. У нас каждый музыкант на своем месте. У Джа бэк-вокал не такой, как в традиционном понимании. Тут не просто нужно подпеть — у каждого своя роль. У Джа, в принципе, свой подход и другие требования к вокалистам. Мы больше выступаем как аранжировка. Как отдельные инструменты. И это очень интересно, потому что это совсем другая вокальная история.

У Джамалы ты не чувствуешь себя на втором плане, и тут, конечно же, есть место творчеству. Мы выполняем такую же роль, как и другие инструменты: поем свои партии. Мы все — группа. Каждый человек на вес золота, и мы дорожим всеми участниками бэнда.

Петь на бэк-вокале – это ответственность, потому что хочется, чтобы все было на высшем уровне. Каждый из нас – это лицо нашего артиста. Мы все горим музыкой Джа и стараемся самосовершенствоваться. Слушаем много разной музыки, и в живом исполнении каждый вносит свою лепту.

Конечно же, в дальнейшем хочется создать свой сольный проект, но пока мне очень интересна эта сфера. На данный момент я чувствую себя очень комфортно в таких условиях, в этой группе с такой ролью.