Фотограф новорожденных Анна Гинда делится своим опытом и рассказывает, как поддержать родителей, у которых родился ребенок раньше срока.

У меня была самая обычная беременность, второй ребенок, хорошие анализы, привычный образ жизни, ничего не предвещало преждевременных родов. На 32-й неделе у меня внезапно отекли ноги. Такого раньше не было.

Был соблазн проигнорировать, ведь у всех беременных рано или поздно отекают ноги, что тут такого. Не хотелось звонить гинекологу: отправит на анализы, а потом еще и на сохранение закроет, а у меня старший ребенок, и вообще я боюсь больниц.

Но я сделала пост в мамской группе, две девочки написали, что у них был гестоз и преждевременные роды, и что это не шутки. Позвонила гинекологу, сдала анализ мочи, белок зашкаливал, на следующий день начал падать. Через два дня у меня было запланировано УЗИ, решили ждать и каждый день носить баночку на анализ.

УЗИ показало задержку развития плода и плаценту в плохом состоянии. Я набрала врача, у которого рожала старшего сына, на следующий день была у него. Врач с коллегой подтвердили диагноз и положили в стационар. Два дня уколов, чтобы помочь легким ребенка раскрыться, и вечером второго — экстренное кесарево: сердцебиение начало замедляться.

Очень страшно, когда не знаешь, что именно спровоцировало такое развитие событий. Ты понимаешь, что сейчас ребенка достанут, и у него может быть любой диагноз, вообще любой.

Пыталась впасть в панику, но я ужасный прагматик и променяла панику на штудирование матчасти. За сутки прочитала книгу о выхаживании и грудном вскармливании недоношенных детей.

Во время кесарева я была в сознании, разговаривала с малявкой. Я ее очень просила дышать, наверное, никогда и ничего так не просила в жизни, как того, чтобы она дышала. Она задышала. Мне дали ее поцеловать и увезли в реанимацию.

Понимала, что спать я в ту ночь не буду, что могу провести ее наедине с собой, а могу с другими людьми, пусть и в телефоне. Я написала пост о том, что у меня родилась дочь и вот такие дела, можно поздравить, перечислив деньги на помощь детям, которые родились раньше срока.

Часов за шесть мы собрали необходимую сумму. И в «личку» мне написали знакомые, у которых дети тоже родились раньше, это помогло примерно понимать, что меня ждет.

У недоношенных детей чаще всего проблемы с дыханием и ЖКТ, отставание в развитии, бывают кровоизлияния в мозг, грыжи и проблемы с сердцем. У всех очень низкий гемоглобин, часто нужно делать переливание крови. Во время выхаживания и еще пару месяцев после мы постоянно проверяли зрение, чтобы не упустить ретинопатию недоношенных (нарушение развития сетчатки).

Нам, можно сказать, повезло, Ариша дышала сама, тяжелых диагнозов не было. Были проблемы с ЖКТ и очень медленный набор веса. Мы пробыли в больнице шесть недель, пока ее вес не достиг двух килограмм.

Обвиняла ли я себя? Нет. Спрашивала врачей, ни один не смог сказать, почему так произошло. Я решила, что обвинять себя в случившемся — это как обвинять себя в том, что сегодня дождь, а не солнце. Но я ожидала, что кто-то может ткнуть в больное место. Врачи и медсестры были внимательны и не сказали ничего, что могло бы расстроить. Это, пожалуй, первое отделение (выхаживания недоношенных детей в роддоме №7), где даже завотделением спрашивает тебя не только о ребенке, а и о том, как ты сама себя чувствуешь и как настроение.

С близкими немного сложнее, особенно со старшим поколением. Первые дни их заносило: «А может, это потому, что ты не соблюдала диету?», «А может, потому что летала?», «А может, нервничала?». Меня такие вещи расстраивают, но не выбивают из колеи, однако я представила, каково это слушать другим девушкам, более нежным и восприимчивым. Поэтому я начала писать посты о том, как поддерживать стоит, а как не надо.

Не надо говорить: «А может, надо было сидеть на диете?» («не путешествовать», «чаще ходить к врачу», «ходить к другому врачу», «не ездить за рулем»). Не надо говорить «Бог нам посылает только то, что мы можем вынести» — от этого вообще не легче, не вам судить, кто что может вынести. Не надо говорить: «Испытания делают нас сильнее» — никто не хочет быть сильнее такой ценой. Не надо говорить «сочувствую» — как бы то ни было, рождение ребенка — это радость, да, с нюансами, но нет, не трагедия.

Как поддержать? Напишите и спросите как. Часто нужны деньги, помощь с поиском лекарств, присмотреть за животными, которые дома или за детьми. Если ребенок в реанимации, а маму выписали, самое тяжелое для родителей — это возвращаться домой из больницы, оставив ребенка там. Встретьте их, прогуляйтесь, расскажите что-то отвлеченное, принесите им судочек с едой.

Когда мама или папа в отделении выхаживания, это работа 24/7, нужна еда на каждый день, порадуют книги и сериалы. Если вы принесете стаканчик кофе и расскажете, как дела, — это идеально.

Когда мы приехали домой, оказалось, что самое сложное — найти нормального педиатра. К нам пришла «районная педиатр» на второй день после выписки, увидела Аришу, схватилась за сердце и сказала: «О Боже, вас надо срочно в стационар, как же она бледная и маленькая». К сожалению, многие врачи или не умеют работать с такими крохами, или боятся брать на себя ответственность. Из врачей, которых я знаю, недоношенных детей смело берут под патронаж клиника «Особливі», наш педиатр Наталья Бравистова в «Добробуте». Можно обращаться к неонатологам из перинатального центра в роддоме №7 и в «Охматдете».

Есть тонкая грань между тем, чтобы принять, что ребенок будет развиваться медленнее, чем другие, и тем, чтобы игнорировать очевидные проблемы. Я за то, чтобы найти толковых врачей и им довериться, но не бить по губам свою интуицию, когда она что-то настойчиво тебе говорит.

Существует ассоциация родителей «Ранні пташки», где собирают информацию о недоношенных детях, делятся исследованиями, проводят встречи для поддержки родителей, помогают найти препараты, подсказывают, куда обратиться за финансовой помощью.

Не стоит шерстить все форумы и статьи подряд, там много того, что не касается диагнозов вашего ребенка. Базовая книга о детях, которые родились раньше срока, — «Недоношені діти» (goo.gl/5mnziY).