Наряду с кофемашинами, тампонами и мятными шоколадными подушечками After Eight тесты на беременность входят в список вещей, глядя на который мы удивляемся: «И как люди раньше без этого обходились». Оказывается, не обходились, а придумывали диковинные альтернативы.   

Рождение ребенка во многих культурах считалось первоочередным (а то и просто единственным) предназначением женщины. Поэтому наши предшественники прилагали массу усилий, чтобы придумать надежные тесты на беременность. Правда, получалось у них далеко не всегда. Зачастую такие тесты становились своеобразным симбиозом суеверий, мистицизма и лишь иногда науки.

Первые упоминания о тестах на беременность датируются 1350-ми годами до нашей эры. Их вместе с пирамидами и останками фараонов откопали египтологи. Найденный Кахунский медицинский папирус гласил, что для определения беременности женщине следовало помочиться на зерна пшеницы и ячменя. Прелесть этого теста заключалась в том, что он не только определял, беременна ли женщина (если зерна прорастали — значит, да), но и какого пола будет ребенок. Так, проросшая пшеница обещала девочку, а ячмень — мальчика.

Как ни странно, первая часть теста была довольно надежной. В 1934 и 1963 годах немецкие и французские ученые провели эксперименты, которые доказали, что моча беременных женщин действительно способствует более быстрому и пышному прорастанию зерен пшеницы и ячменя.

После такого многообещающего начала египетские врачи расслабились и начали придумывать всякую ерунду. Например, смешивали грудное молоко какой-нибудь матери с арбузным соком и предлагали своим подопытным выпить этот чудный коктейль. Беременность в таких случаях считалась доказанной, если женщину стошнит. Возможно, этот метод был косвенным образом основан на наблюдениях токсикоза у беременных, но справедливости ради стоит отметить, что от молока с арбузом стошнит любого.

Древнегреческие способы определения беременности были во многом схожи с египетскими: помочиться на что-то странное или выпить что-то мерзкое. Но были в Греции и инновационные фишки — ими мы обязаны Гиппократу. Отец медицины Гиппократ известен большинству из нас как парень из клятвы, которую приносят студенты медицинских университетов. Он был типичным доктором: с умными глазами в крапинку, окладистой бородой и кучей новых идей. Некоторые из них были хоть куда, а вот другие не очень.

Гиппократа называют одним из первых ученых, обнаруживших связь между отсутствием менструаций и беременностью. И это была очень прогрессивная мысль как для пятого века до нашей эры. С другой стороны, он считал, что женщина не может забеременеть из-за закупорки лона, поэтому предлагал помещать ей во влагалище чеснок, лук или парфюмы, а потом нюхать ее дыхание: если запах свободно циркулировал по организму, значит, закупорки нет.

Несмотря на слегка бредовую идею с циркуляцией запахов, Гиппократ с дотошностью ученого и интеллектом философа все же старался делать выводы на основе логики. А вот его ученики, не в пример своему учителю, определяли пол ребенка исходя из социального положения матери. Считалось, что в бедных семьях рождаются девочки, а богатые женщины могут позволить себе рожать мальчиков. 

Во времена Ренессанса тесты на беременность превратились в настоящий бизнес и привели к появлению новой профессии. В 16-м веке в Европе появились так называемые «пророки мочи» (ну кто не мечтает о подобной строчке в резюме!), которые оглашали вердикт, разглядывая анализы предполагаемых матерей. Одним из признаков беременности считалась светло-лимонная моча с белесыми помутнениями. Более продвинутые пророки смешивали образцы с вином, что было неплохой идеей, потому как алкоголь вступал в химическую реакцию с протеинами в клетках беременной женщины. Пророки, конечно, этого не знали, поэтому приписывали правдивые результаты своему таланту.

В том же 16-м веке другой ученый, Жак Гильмо, устав смотреть на мочу, решил посмотреть женщинам в глаза. По его мнению, у будущих матерей глаза немного западали, веки припухали и опускались. Идея Гильмо обратить внимание на глаза не так уж безосновательна. Современной медицине известно, что беременность может вызывать офтальмологические изменения, но они скорее касаются остроты зрения, а не внешнего вида. Так что здесь Гильмо прокололся.

В 17-м веке врачи решили вернуться к истокам — к моче — и чуть было не изобрели современный тест на беременность. По крайней мере, начали они очень забористо: взяли анализ мочи у потенциальной матери и поместили в него специальную ленточку. Но потом все пошло криво-косо, потому что вместо лабораторных исследований врачи 17-го века просто давали женщине понюхать эту ленточку. Если она теряла сознание — та-дам — беременность подтверждалась. Конечно, никто не ожидал от врачей тех времен феноменальных способностей, но в свете этого теста даже идея с пшеницей и ячменем выглядит не бог весть какой наукой.

Современные черты тест на беременность начал приобретать только в 1928 году. Ученые Сельмар Асхейм и Бернард Зондек впервые обратили внимание на репродуктивную функцию яичников, а кроме этого обнаружили новый гормон — хорионический гонадотропин человека (ХГЧ), который и сегодня используется для определения беременности. Асхейм и Зондек изобрели специфический тест. Мочу пациенток впрыскивали в кровеносную систему самок мышей, крыс или кроликов, а через пару дней вскрывали брюшину животных и осматривали яичники. Если они были увеличены, пациенткам сообщали благую весть. Животных, конечно, приходилось убивать, что привело к появлению распространенного эвфемизма “кролик умер”. Так женщины иносказательно сообщали, что ждут ребенка.

В конце 60-х стали появляться лаборатории, в которых доктора определяли беременность более гуманным способом, смешивая мочу пациенток с красными кровяными тельцами овец. Тест был все еще не слишком надежным и занимал много времени: женщинам приходилась неделями ждать результатов из-за большой загруженности врачей. Так было до тех пор, пока Маргарет Крейн, 26-летняя сотрудница фармакологической компании, не обратила внимание на ряды пробирок, выставленные в ожидании врача.

Маргарет не была ни химиком, ни ученым — она была графическим дизайнером, но из любопытства решила разузнать, для чего нужны пробирки. Ей объяснили принцип действия теста: моча вступала во взаимодействие с реагентом, и на дне пробирки образовывалось красное кольцо, которое отражалось в зеркале, — это означало, что пациентка беременна. Маргарет подумала, что все это, конечно, здорово, но такие тесты вполне можно проводить и дома, без помощи врачей.

«Тогда женщина смогла бы первой узнавать о своей беременности, что было бы вполне логично»,  — объясняла Маргарет.

Она разработала портативный набор «Предсказатель», который могла бы купить любая женщина и быстро провести тест у себя дома. Идея была отличная, но до 1977 года домашние тесты на беременность были запрещены в США. Как объяснял начальник Маргарет, «если несовершеннолетняя дочь сенатора проведет такой тест дома и спрыгнет с моста, прежде чем врачи успеют ее успокоить, нам придется нести ответственность».

Он говорил только полуправду: на самом деле хваткие бизнесмены понимали, что вскоре домашние тесты будут разрешены, и вовсю разрабатывали прототипы за спиной у Маргарет. Узнав об этом, девушка опешила, но не растерялась. Она тайно проскользнула на презентацию прототипов и поставила свой образец в ряд с остальными. Позже Маргарет рассказала, что другие прототипы были явно разработаны мужчинами: они облепили их цветочками и бантиками, думая, что ничто не доставляет женщине такой радости, как лицезреть свою мочу в пробирке с цветочками. В итоге справедливость восторжествовала, прототип Маргарет победил, и ее официально внесли в список изобретателей.

А через десять лет, в 1988 году, компания Unilever выпустила в продажу тест Clearblue Easy — знакомую нам палочку с полосками, которая практически моментально определяла беременность на основе уровня гормона ХГЧ. Теперь женщинам не нужны ни зерна пшеницы, ни сомнительные пророки, ни мертвые кролики — технологический прогресс превратил тест на беременность из театрализованного, мистического действа в двухсекундную банальность.