Несколько лет назад в Украине начался бум уличной еды, но до сегодняшнего дня дожили далеко не все точки. На волне популярности стрит-фуда Дарья Арт создала поп-ап-сэндвич-бар «Между булок». Купила фуд-трак и продала его, так и не выехав на улицы города. Эта история о том, как материнство изменило взгляды, а законодательство — конкретные планы в работе предпринимательницы.

Прошло три года с тех пор, как закрылись воображаемые двери моего сендвич-бара со скандальным названием «Mежду Булок«. Любовь к булкам и начинкам не прошла, но фестивали теперь посещаю только в статусе гостя. В такие моменты всегда ностальгирую о былых приключениях с моим поп-ап-баром. За плечами год работы, шесть фестивалей на Ulichnaya eda, десятки бессонных ночей, сотни веселых фейлов, неожиданных открытий и приятных знакомств.

Начало

До определенного момента в моей жизни существовал конкретный план, которому я успешно следовала. Закончить школу с отличием? — Сделано! Выпуститься из университета Шевченко с красным дипломом? — Без проблем! Устроиться на работу в Nestle Украина, где конкурс 100 человек на место? — Сложно, но мне по силам!

Спустя год полученной должности мой идеальный жизненный план рухнул. Я поняла, что работа в офисе — не моя мечта. Я всегда была продвинутым фуди, следила за ресторанной жизнью города, посещала самые первые фестивали «Уличной еды» и в тайне тоже мечтала открыть кафе. Когда уволилась, поняла, что жизнь дарит намного больше возможностей, чем я представляла до этого.

Участие в фестивалях

Участие в мероприятиях — чистая авантюра. У меня не было опыта, и все держалось на энтузиазме, помощи мужа и друзей. Фестиваль «Уличной еды» был не таким, как сейчас. Тогда еще не открылся Арт-завод «Платформа» с ухоженной территорией и всеми удобствами как для гостей, так и для участников. Мы бегали мыть руки (и, о господи, и петрушку) в туалет «Дарынка». Едва ли не единственный человек, ответственный за весь ивент — Роман Тугашев (основатель Ulichnaya eda, — прим. The Devochki). Рома сам отснял обо мне видеоролик, смонтировал и выложил на страницу фестиваля. То были прекрасные времена.

Я ни разу не сработала в убыток. На «Уличную еду» пришли рестораны, которые использовали фестиваль как рекламную площадку. Я же старалась заработать, чтобы развивать свое дело. За вырученные деньги купила новое профессиональное оборудование — крутые грили, водонагреватель, посуду, доски и ножи. У меня появился красивый стенд с вывеской, меню и форма для сотрудников.

Конкурировать с профессионалами становилось все сложнее — у них были ресурсы, бюджеты и персонал. Я пыталась компенсировать все это не только вкусной едой, но и атмосферой. Например, фотографировала всех гостей, а потом они могли «забрать» свои фото на страничке «Между Булок» в Facebook.

Кому-то (например, моему папе) очень не нравилось провокационное название «Между Булок». Однажды я наткнулась на фото моей вывески на сайте приколов. Под ней было больше 12 тысяч лайков, тысячи репостов и более сотни комментариев, в которых разразился настоящий холивар на тему «Как так можно?» против «Это же прикольно».

От фестивалей к фуд-траку

После второго-третьего фестиваля я поняла, что нужно двигаться дальше. Люди постоянно спрашивали, где искать  «Между Булок» в городе, и есть ли у нас доставка. Тогда я подготовила бизнес-план и сутками мониторила сайты с коммерческой недвижимостью. В какой-то момент знала все свободные помещения в городе лучше любого брокера.

Из-за ограниченного бюджета арендная ставка всегда была для меня слишком высока. Финансовой подушки на раскачку бизнесу не было. Не решившись заключить договор аренды, я стала думать о мобильной торговле.

В свободное время смотрела видео по запросу Street Food Around The World и мечтала так же продавать из окошка своего фуд-трака сэндвичи с жареными устрицами или крокодильим мясом, залитым соусом шрирача. Искренне верила, что городу нужна качественная уличная еда не только на фестивалях, но и на улицах. Мой проект казался не просто коммерчески выгодным, но и социально полезным.

Покупка автомобиля

Начала я с того, что организовала и провела краудфандинговую кампанию на Indiegogo (аналог Kickstarter) для того, чтобы купить фуд-трак. Тогда получилось собрать около $500, что на фоне общей суммы было ничтожно мало. Мы с мужем доложили деньги из семейной копилки и пригнали из Калуша Mercedes-Benz T1 308d 1994-го года. Никогда не забуду, как уже в Киеве его смотрели механики на СТО и смеялись: пол в кабине под ковриком настолько проржавел, что нам просто повезло не выпасть через дырку прямо на дорогу.

В своей молодости этот бус развозил в Германии почту (потому его называют «почтовик»), а на пенсию был сослан в Западную Украину перевозить грузы. Но я верила, что смогу воскресить его в образе модного столичного фуд-трака, и сразу приступила к переоборудованию.

Всеми возможными и невозможными способами я искала фуд-тракеров по всему СНГ, потому что информации о том, что с автомобилем делать дальше, было катастрофически мало. Завела дневник на drive2.ru. Писала там о ходе работ и начала разбираться в тысяче организационных вопросов. Любой фуд-тракер подтвердит — в этом бизнесе нужно быть человеком-на-все-руки-мастером.

Перерыв и конец

Параллельно мы с мужем планировали завести ребенка. Все говорили: «Ты сможешь совмещать работу и материнство», «Первые три месяца младенцы вообще только спят»… А потом родился мой сын, маленький Лев, и у него явно на меня были свои планы — он только орал и ел, ел и орал. Как оказалось, мои представления о материнстве были космически далеки от реальности и мечту о фуд-траке, конечно, пришлось отложить.

К моменту, когда я нашла баланс с новой собой и со своим ребенком, власти города решили бороться с незаконной уличной торговлей. Это была прекрасная идея в абсолютно варварском исполнении. Под одну гребенку тогда попали и грязные шаурма-мобили, и новые фуд-траки с качественной уличной едой. Через некоторое время город создал правила для работы фуд-траков, установил конкретное количество мест и организовал торги за эти места, чем уничтожил саму идею передвижной торговли.

Суммы за место часто были просто космическими (например для Borschman место на Дегтяревской обошлось более чем в 100 тыс. грн за год), и в сообществе новых фуд-тракеров поползли слухи о том, что торги проходят непрозрачно. Хотя были и те, кому удавалось урвать местечко по выгодной цене (тот же Borschman взял второе место в Гидропарке за 12 тыс. грн в год).

Мои коллеги по фестивалям Наталья и Игорь Крамаренко так же, как и я, купили автомобиль и приступили к переоборудованию, но с учетом ситуации в городе все остановилось. У большинства предпринимателей, которые успели запустить бизнес, дела шли хуже и хуже, и фуд-траки стали исчезать с улиц города (например, такие классные проекты, как Good Food Truck, Pasta e Basta и пр.).

После семинара Нодари Цицуашвили (владельца первого фуд-трака в Киеве  — прим. The Devochki) зимой 2016-го, где он рассказывал о своем предпринимательском опыте с Good Food Truck, я окончательно решила, что не готова входить в этот сложный бизнес.

Многие, кто продолжает заниматься уличной едой, работая вопреки всему, — настоящие фанаты своего дела. Это восхищает и заслуживает уважения.

За два года декрета мой Mercedes проржавел, стекла выбили, фары и новый аккумулятор украли, а в грузовом отсеке явно кто-то ночевал, оставив после себя парочку граффити. Я продала его в шесть раз дешевле, чем купила, без учета расходов на ремонт и переоборудование. Кстати, он опять на ходу, развозит воду — неубиваемый автомобиль, честное слово.

Сейчас я с горящими глазами вспоминаю то время и приключения. Потому что свое дело — это как наркотик. Зависимость, которая полностью поглощает и ты не замечаешь, как уже 24/7 вовлечен только в одно дело и реально кайфуешь от него. Не зарекаюсь, что однажды вернусь к идее своего кафе, но сейчас у меня совершенно другая жизнь, работа и увлечения. Я занимаюсь SMM и работаю над запуском своего проекта магнитных планеров.