Маргарита Гогун и Света Коноплева работали в «Агентах змін» в проекте «Коло Подолу», предусматривающего развитие публичных пространств самого древнего и популярного района Киева. Мы поговорили с девушками о пространствах, в которых мы живем, об изменениях, которые в них возможны, о «Киеве курильщика», нищете и блеске Воздвиженки, красоте Театра на Подоле и как видят город и происходящие в нем процессы молодые архитекторки.

«Агентам змін» почти четыре года. За это время они реализовали 20 проектов в сфере городского дизайна и проектирования общественных пространств, среди них дизайн новой карты Киевского метро и его инфопостеров, создание обновленных адресных табличек для Киева и т.д. Маргарита работала в «Агентах змін» восемь месяцев, ей 23 года, а Света – полтора месяца как волонтер, ей 26 лет.

Начало

Маргарита:
Я окончила четыре курса архитектуры и поняла, что не хочу этим заниматься. Работала с дизайном. Переехала в Киев из Харькова, увидела курс от «Агентів змін», и что-то екнуло. Не зря – работу архитектора я представляла именно так, как это происходит тут. Позже влилась в тусовку, меня взяли на стадии работы над проектом «Коло Подолу».

Света:
Я уже работала градостроителем и искала, с какой стороны еще подступиться к урбанистике. Случайно узнала о курсах «Агентів змін», а дальше — как у Маргариты. Приходила к ребятам часто после работы, была на подхвате, потому что я живу этим. В проектирование сейчас можно прийти хоть из политологии, социологии, журналистики. Часто думают, что архитектура – это о рисунке, но это не так. Это о местах для людей.

Проекты

Света:
Наша задача – придумывать концепции, делать макеты. Работа поэтапная: сначала сделать скетчи, потом разбить наработки на детали, проработать их и продумать технические моменты типа правильных материалов для конструкций, размеров и наполнения.

Мы делаем 3D-модель пространства и обычный макет, его еще называют черновым. Черновой макет из согнутых картонок помогает проектировщику понять масштабы и пропорции, ощущения человека в пространстве, а чистовой помогает понять проектировщика на презентации. Создавать чистовой макет – кайфово и дорого, мы делали такой на курсах.

Процесс макетирования: чистовой макет

Маргарита:
Проект «Коло Подолу» фокусировался на развитии небольших пространств района и их объединении удобным маршрутом с городом и доступом к воде. Сначала мы в целом проработали район: исследовали функции зданий, посчитали общественные пространства, пешеходов в разных точках Подола. Дальше детализировали, взяли меньшее пространство в районе, например местность рядом с кинотеатром «Жовтень», и подумали о потребностях этого места в контексте целого района. После этого перешли к технической части — макетированию, о котором рассказала Света.

З гори до води: Проект «Коло Подолу»

Нашим последним проектом в «Агентах змін» была похожая концепция общественных пространств для одесского жилого комплекса.

Света:
Проект для одесского жилого комплекса меньше, чем «Коло Подолу», там мы работали на уровне общественного места, а не района. Нам нужно было продумать комфортное, безопасное и интересное пространство, где через четыре года будут жить 10 тысяч людей.

Строящийся жилой комплекс в Одессе, для которого одновременно разрабатывается публичное пространство

Маргарита:
На курсах мы делали проект для двора на Ярославовом валу, там нет машин, а на первых этажах несколько бизнесов. Владелец одного из них и предложил проработать локацию. Целью было превратить не слишком подвижный летник в общественное место: люди приходили бы не просто поесть и выпить в кафе, а и поработать в спокойной обстановке, пообщаться или просто отдохнуть во дворе. Но, к сожалению, проект застопорился на стадии переговоров.

Проект дворика на Ярославовом валу в Киеве

Другой проект пошел хорошо – «Бродвей» на Харьковском массиве. Это 800 метров пешеходной зоны. К «Агентам змін» с этим заданием обратились местные власти. Наш исследовательский отдел опросил жителей, где они отдыхают, куда ходят и чего им не хватает, а мы придумали макет. Заказчикам понравилось и, насколько мы знаем, проект реализуют.

Кафе «Малевич» в Киеве занимает часть двора на Ярвалу, для которого планировался общий проект публичного пространства

Исследователи «Агентів змін» изучают каждый новый проект. Они на него смотрят и с социологической точки, и с пространственной.

Света:
Я как волонтер брала интервью у прохожих, чтобы лучше понять их потребности в разных точках пространства. Никогда не знаешь, что услышишь в ответ, потому что общаться приходится с совершенно разными людьми – с молодыми родителями, бабушками, маршрутчиками и рабочими с соседней стройки. Объясняла, что я архитектор, хочу помочь улучшить город, и тогда люди расслаблялись.

Слабые и сильные места Киева

Света:
Чтобы изучить слабые места столицы, я пошла работать в Институт генерального плана города Киева. Его принцип развития города, возможно, и был уместен раньше, но люди стали подвижнее, город меняется, и важные мелочи упускаются из вида. Территорию планируют по устаревшим лекалам еще советских времен – подход не гибкий и не может удовлетворить небольшие и временные потребности людей, которые вышли торговать на улице, например. По этому плану уличную торговлю не сделаешь удобной. Такую важную деталь можно упустить, если просто проектируешь пространство в кабинете Генплана.

Маргарита:
Слабые места Киева – это все подземное и надземное. На Индустриальном мосту, чтобы попасть в магазин напротив моего дома, нужно пройти вниз-вверх-вниз-вверх, хотя при правильном проектировании можно было бы преодолеть 20 метров прямо без переходов.
Еще одна слабость города – это киевский общественный транспорт: бесчисленные маршрутки и старый автопарк. Он не приспособлен к людям с колясками, с травмами или страдающим от укачивания.
Я чаще выбираю рельсовый транспорт. На нем сложно попасть в пробку. Ситуация: гугл-карты показывают 20 минут до работы на маршрутке, а колесным транспортом я еду из-за пробок час. На двух трамваях доезжаю всегда за 40 минут.
Сильное место Киева – это подольские холмы: Замковая гора, Щекавица, Хоревица, Михайловская, там интересно, потрясающие виды на город. Это крутая локация для людей. Задача «Кола Подолу» как раз – сделать к этим местам нормальный доступ и связать их с набережной.

Света:
Сильное для меня место — куда приходят люди. Например, скейтпарк «Gavanь», там вода, мост, красивый вид, и там собирается движ. На Крещатике ощущаю единство с народом, но не ощущаю единства с людьми.

Маргарита:
На Крещатике я как турист среди туристов — не отдыхаю. Дальше Театральной в его сторону редко хожу.

Света:
Центр в Киеве не продуман для машин в таком количестве, и нужно давать людям возможность обходиться без них, пускать автомобили в объезд центра, улучшать общественный транспорт.

Маргарита:
Чаще всего под «хорошей архитектурой» подразумевают визуальную часть, а не пользовательский опыт. Тебе может нравиться Воздвиженка, потому что там красиво, но когда часами стоишь в пробке, чтобы выехать оттуда, то восторга уже меньше. Может раздражать здание «Театра на Подоле», но, попав внутрь, получишь удовольствие от комфорта и удобства зала.

Света:
В «плохой архитектуре» я вижу потенциал – заброшки, пустыри, где страшно гулять. Хорошо бы преобразовать заброшенные индустриалки в офисы, там много места, большие окна. На пустырях можно проводить фестивали и оставлять на память инсталляцию на локации.
Чтобы разобраться с субъективными понятиями типа «плохая архитектура», мы устраиваем отдельные встречи. Хорошо, когда мнения расходятся.

Света:
«Театр на Подоле» не зря заслужил награду Ukrainian Urban Awards (всеукраинского конкурса архитектуры и урбанистики). Мне нравится, он внутри обалденный. Это уже больше чем просто здание, оно первым за последнее время вскрыло проблему восприятия красоты в обществе. Люди называет этот театр уродливым, потому что он наполовину черный, а черный они якобы видели в крематории. “Театр на Подоле” чудесен просто потому, что вызвал дискуссию.

Здание «Театра на Подоле» на Андреевском спуске в Киеве

Маргарита:
Я понимаю тех, кому он не нравится. Тут как с вином. Мы оцениваем по разным категориям: я нотки в вине не различаю, а сомелье различает.

Света:
Воздвиженка – сборище гипсокартона, фейковых колонн, всего малопригодного для жизни и смесь стилей и технологий строительства — например, окно в древней стилизации с рейками.

Вид на Воздвиженку в урочище Гончары-Кожемяки в Киеве

Маргарита:
Моей маме Воздвиженка понравилась – красиво. Она не видела искусственной лепнины и фейковых оконных рам. Когда я объяснила ей, почему мне не нравится это место, она согласилась с доводами и сказала, что сама бы этого не заметила.

По моему мнению, лучшее место в городе для жизни — район велотрека.

Велотрек в центре Киева

Света:
Мой выбор – Рейтарская. Тут дух времени, могу почувствовать Киев таким, каким не чувствовала нигде.

Старый двор на Рейтарской в Киеве

Работа и жизнь

Маргарита:
Постоянное планирование в архитектуре усилило во мне любовь к мелочам и тягу к порядку. Во время прогулок в городе регулярно обращаю внимание на детали – тут дорогу положили иначе, там сняли уродливую вывеску с фасада. Никогда не перестаешь думать о городе, в семь вечера рабочий день не заканчивается. В любом месте за пределами здания ты уже в рабочей обстановке и непроизвольно начинаешь изучать пространство. На улицах я ощущаю себя архитектором больше, чем в офисе.

Света:
У нас с Маргаритой в планах реализация волонтерского проекта, о котором пока не рассказываем. Он просто ждал, когда у нас освободится на него время.

Маргарита:
Благодаря «Агентам змін» я лучше поняла, что максимальный кайф в работе мне доставляет макетирование. Мои ближайшие планы связаны с ним. «Агенти змін» — хорошая планка, и подобные компании сложно найти в Украине. Но проектов вокруг много – бери и делай.