Большинство людей (обобщаю, да) не делают все вполсилы. Они делают на треть или даже на четверть, или, может, на одну восьмую. Приходишь в новую компанию и начинаешь вкалывать. Работаешь до потери пульса. Ты молодец, все тебя хвалят и говорят: «Ах, как мы без тебя жили». В идеальном сценарии год за годом ты должен совершенствоваться. Коллеги станут доверять еще больше, а зарплата – расти. На деле через пару месяцев сворачиваешься калачиком в кресле и печатаешь указательным пальцем левой руки, потому что в правой – кофе без кофеина с молоком без лактозы. Это пресловутая зона комфорта.

Ты можешь прилагать недюжинные усилия в работе, в отношениях, в обустройстве быта и просто в общении с людьми. Сначала будут превозносить, ведь редко встречается искренний и верный человек, который выполняет обещания, делает работу в полную силу. Тобой будут восхищаться, ценить и радоваться.

Но потом неизбежно они привыкнут. Ты можешь (в силу упрямства или принципов) продолжать прилагать те же усилия. Можешь стараться не месяц и не два, а годы. Но, чем больше сделаешь хорошего, чем больше встреч не пропустишь, чем больше дашь полезных советов, чем чаще будешь утирать сопли и слезы, тем меньше тебя будут ценить. И вскоре вообще обесценят.

Хорошая новость – можно ничего не делать. Есть такие люди: десять встреч в году отменит, одиннадцатую назначит сам, и ты уже бежишь, ломая каблуки. Пригласил встретиться. Сам. Надо же.

Чем меньше люди прилагают усилий, чем реже и непредсказуемее радуют других, чем спонтаннее проявляют доброту, тем больше их ценят окружающие. И наоборот – чем регулярнее твоя помощь, поддержка, чем сильнее ты выкладываешься, тем с большим нажимом о тебя вытирают ноги.

Я знала десятки мужчин и женщин разных возрастов. Они приходили на работу в 11.15, уходили в 16.05, в рабочее время делали маникюр, пили кофе, ходили на перекуры и на обеды. Когда мне срочно нужна была помощь, я видела жест: «Поговори с моей рукой», что означало на их языке: «Я очень. Очень. Очень занят». И вот что удивительно (нет, не удивительно) – таких людей держали на работе, им повышали зарплаты, их хвалили и ценили. Минимум затрат и максимум результата.

Знала я и других – они выходили из зоны комфорта, когда становилось скучно. Не стремились годами занимать насиженное место, развивались, искали новые идеи. Иногда им нужно было сделать перерыв, но недолго. Эти люди были бы глубоко несчастны в уютном кресле с безкофеиновым кофе.

Пора бы уже понять, мы все делаем для себя. Это не проблема, но небольшой нюанс, о котором нужно помнить. Ты можешь отменять маникюр ради встречи с другом, приносить цветы без повода, везти подарки из путешествий, помогать, когда просят и оставлять в покое, когда нужно. Можешь задерживаться на работе, потому что хочешь дописать отчет, идти на отраслевую конференцию вместо корпоратива, а по ночам отвечать клиентам. Ты можешь быть чертовски идеальным человеком, но с каждым твоим поступком идеальность замечается все меньше. И если ты ждал одобрения – его не будет. А будет разбитость и опустошенность. И еще немое восклицание: «Как же так?!»

И тогда, конечно, захочется демонстративно уйти. Оставить после себя голый рабочий стол или пустое место в чьей-то жизни. Хлопнуть дверью, чтобы осыпалась штукатурка в доме. Затаиться и надеяться, что лучше тебя никого не найдут. Возможно, тебя вспомнят. Взгрустнут и даже попытаются вернуть обратно с покаянием. Или не вспомнят, и тогда весь театр будет коту под хвост.

Есть и другой вариант ухода. Подготовить почву для тех, кто придет после. Написать руководство пользования кофеваркой для шефа, чтобы новая помощница не обожгла пальцы и не затопила приемную. Показать, где лежат важные документы. Сказать: «У тебя все получится, ты молодец». И верить, что человек после тебя – он не хуже и не лучше, он просто другой.

Расставаясь, не предъявлять свои раны и не кидаться ножами. Успокоить, если болит, сказать: «Ты не плохой, мы не плохие, просто так вышло». Оставить другому не перекати-поле в душе, но хорошие воспоминания. И тогда человеку, который придет после тебя, не придется залечивать, а можно будет просто быть.

А что же делать со своей идеальностью? С непропущенными звонками, с подарками, со склонностью к прощению, с настоящестью и добротой? Несомненно – продолжать. Делать все на совесть не для того, чтобы сказали спасибо, а просто потому, что не можешь иначе. Разрешить себе ошибаться. И тогда, возможно, придут люди. Они будут верить в тебя и поддерживать, и лажать, и радоваться. И они неизбежно сделают жизнь лучше. Ведь именно для этого мы все – делать чью-то жизнь лучше.