Недавно впервые за более чем полтора года проживания в Италии решилась на покраску волос в одном из местных салонов красоты — настолько была запугана мифами о здешней сфере услуг. Но история не о сервисе.

Мой парикмахер, колоритная итальянская блондинка 33-х лет, узнав, что у меня, как и у нее, есть ребенок, с удовольствием объявила мне: «Какие мы с тобой крутые! Молодые мамочки! В Италии таких не найдешь». И это чистая правда – моя новая знакомая родила в 28, для Италии это сравнимо с родами в Украине в 18. Ты вроде уже совершеннолетний, но по-настоящему взрослым тебя не назвать.

Это растянутое и легкое отношение к возрасту в Италии изменило мое самоощущение, восприятие любых возрастных цензов и в целом отношение к жизни. Не зря же итальянская поговорка гласит: Anni, amori e bicchieri di vino non si contano mai (Годы, любовники и бокалы вина считать ни к чему).

Мне нравится, что страсть к жизни не проходит у итальянцев ни в каком возрасте. Даже более того, она нарастает с каждым новым плюс пять или десять к возрасту. Мне нравится, что они верны себе и не спешат с окончательным выбором. Мне нравится, что, несмотря на горячие сердца и бушующую кровь, они все равно подходят к главным жизненным решениям прагматично и взвешено.

В свои почти 30 я ощущаю себя здесь лет на 20-22. Только наличие сына-второклассника иногда возвращает меня к реальному положению дел. Не скажу, что новый возрастной порог никак на мне не отображается, но чем чаще смотрю по сторонам, тем равнодушнее реагирую на смену цифр в паспорте. Ведь, если здесь в 30 только принято становиться на ноги, тогда я уже успела прожить несколько жизней по местным меркам.

Не мне рассказывать о том, как украинские родители жадно ждут свадьбы и внуков своих отпрысков, убивая их неприятными, несвоевременными вопросами, а порой и претензиями. Не мне говорить о том, как глубоко засели в украинских головах клише о женщине-берегине, о каких-то тикающих часах. В Италии на этот счет не особо напрягаются лет до 40, а то и дольше. Когда вела своего сына в первый класс в здешнюю школу, многие родители посчитали меня его старшей сестрой. Впрочем, в украинском детском саду меня воспринимали так же. Я могу похвастаться тем, что в модельном бизнесе называют «бейби-фейсом». В повседневной жизни моя визуальная молодость скорее доставляла мне хлопот, чем приносила радость. Чтобы меня принимали всерьез, а не лезли с вопросом-предложением «сколько тебе лет и, может, стоит бросить это дело, а просто пойти и удачно выйти замуж?», приходилось изрядно попотеть.

За полтора года здесь я ни разу не услышала ничего негативного на этот счет в свой адрес. Более того, легко вписалась в круг родительского общения. Тогда как в Украине, несмотря на значительно меньшую возрастную разницу с остальными родителями, регулярно ощущала нотки неуважения, презрения, высокомерия как в детском саду, так и на подготовительных курсах к школе. Счастлива, что перспектива оказаться в среде школьного родительского комитета для меня не реализовалась.

Несмотря на итальянскую приветливость и болтливость, с которой я успела познакомиться предварительно, внутренне готовилась к некоему социальному отторжению. Но его нет и не было. Если поначалу с подозрением принимала местное радушие, то сейчас полностью успокоилась. А ведь странно, что, будучи чужой итальянцам как ментально, так и национально, общение с ними проходит намного проще и легче, чем в аналогичном украинском обществе.

В то же время я понимаю тот факт, что если мне здесь все улыбаются, это не значит, что никто не обсуждает за спиной. Но где так не делают?

Наибольшее количество положительного внимания я получаю именно от итальянских женщин. Они осыпают комплиментами, всегда готовы прийти на помощь, с удовольствием дают совет или рекомендацию. А ведь вы тоже, уверена, читали, что итальянки – эгоистичные самодовольные сучки, которые ненавидят представительниц других наций, особенно приезжих из экс-СССР. В моем случае это очередной надуманный стереотип.

В качестве альтернативного опыта вспоминается одно случайное знакомство с украинкой на итальянской территории, которое выбило меня из колеи на пару дней. Женщина, прожившая лет десять в Италии, с порога стала лезть в мой карман, дом, семью и раздавать непрошеные советы. И, конечно же, между этим она успевала сыпать проклятиями в адрес Италии и ее жителей.

Стереотипы существуют и на счет всех женщин с постсоветского пространства, включая Украину. Украинки прослыли в Италии хищницами, которые приезжают сюда нелегально, устраиваются на любую минимально оплачиваемую работу в погоне за главным – замужеством. Однажды в очереди в магазине ко мне подошел итальянец под 80 лет с вопросом, не из Украины ли я. Услышав положительный ответ, сказал, что его соседу нужна сиделка, мол, не нужна ли мне эта работа, добавив: «Ваши же так работают».

Большинство уверено, что наша единственная цель — найти мужа с паспортом Италии. Помню, как в первые месяцы сидела в баре недалеко от дома, его владельцы знали меня и мою семью, а вот остальным завсегдатаям было крайне любопытно, кто я такая и каков мой социальный статус. Только и слышала, как владелица, которая по совместительству и бартендер, отвечала на два сокровенных вопроса обо мне: «Да, она замужем. Нет, вы его не знаете, он не итальянец».

На одном крупнейшем итальянском телеканале года два назад темой популярного ток-шоу был вопрос «Почему итальянские мужчины все чаще выбирают в качестве жен приезжих из Восточной Европы иммигранток, а не итальянок?» Дискуссия была горячая, и явно не в пользу нас с вами. Надеюсь, я стану хотя бы трещиной в этом нелицеприятном стереотипе об украинках. Мне бы этого очень хотелось.

Как же это — быть 30-летней девочкой в Италии? С одной стороны, абсолютно так же, как и в любой другой стране. С другой – это мое второе совершеннолетие. Алкоголь я пью так же, как в 18, скорее, даже меньше. Что точно изменилось, так это принятие и понимание мира вокруг. Этот процесс менее болезнен и сложен, а мир в лице итальянского общества легче, но не без предвзятости принимает меня. И я с пониманием отношусь к этому.

Оказалось, что в каком-то смысле переехать из украинской глубинки в столицу в 18 лет сложнее, чем в 30 в абсолютно другую, но максимально подходящую тебе по духу и эстетике страну.