#ActBeautiful

Сознательный и экологичный женский бизнес в Украине

Вместе с компанией Yves Rocher мы рассказываем об украинках, которые создали экологичные проекты, посвященные разумному потреблению и ответственному отношению к природе. Это локальные инициативы, они основываются на уважении к природе и к человеку и помогают внедрить в общество идею ответственного отношения к окружающей среде. Наши героини выходят за рамки стандартного бизнеса и развивают вокруг себя культуру экологичного отношения к жизни.

ДАРЬЯ МАРУСИК И ДАРЬЯ ГРИГОРЕНКО

Магазин экоустойчивых брендов Soon Store

Наша первая героиня — Дарья Марусик — представительница международной инициативы Fashion Revolution, соосновательница магазина экоустойчивых брендов Soon Store.

Дарья Марусик, Анна Ущаповская и Дарья Григоренко открыли магазин в прошлом году и успели изучить этот рынок. Пока Анна была в отъезде мы встретились с двумя Дарьями, чтобы поговорить о ситуации в Украине, расспросить о продвижении эко-брендов и международных инициативах.

Fashion Revolution в Украине и мире

Дарья Марусик: Некоммерческая мировая инициатива Fashion Revolution появилась в 2013 году в Англии после масштабной аварии на Rana Plaza в Бангладеше — обрушение восьмиэтажной фабрики в Бангладеш, унесшего жизни 1138 человек, было вызвано многочисленными нарушениями при строительстве и эксплуатации здания. Это был эмоциональный всплеск, который повлек за собой целое движение. Активисты организовали флешмоб #whomademyclothes, призывая бренды к сознательности. На протяжении года флешмоб привлек многих людей и знаменитостей, в том числе таких звезд, как Стелла Маккартни и Эмма Вотсон. Это не первый посыл к сознательности, еще с 90-х годов активисты хотели привлечь внимание к проблеме. Уже тогда случались аварии на фабриках, но они были не такими масштабными.

На протяжении пяти лет Fashion Revolution обучает покупателей быть сознательными. Волонтеры занимаются проблемами труда в текстильной индустрии по всему миру, затрагивают экологические проблемы, проблемы социального и гендерного равенства. В текстильной индустрии задействовано порядка 80% женщин, поэтому мы говорим и о феминизме.

Благодаря инициативе только за прошлый год полторы тысячи брендов стали более открытыми, начали указывать поставщиков на сайтах либо предоставлять информацию по запросу.

Fashion Revolution — в основном digital-активизм, но есть и офлайн-события: различные свопы, винтажные маркеты и т.д. По всему миру к инициативе присоединилось более 100 стран, Украина стала 88-й в списке. Изначально это инициировала редактор Vogue Украина Татьяна Соловей. Год она была координатором, позже я присоединились к инициативе как волонтер, также появились региональные представители.

Это волонтерская деятельность — финансирование держится на наших личных средствах. Мы еще не понимаем, как привлекать меценатов в проект, да и пока не было таких акций, для которых необходимы большие средства.

«На протяжении пяти лет Fashion Revolution обучает производителей и покупателей быть сознательными»

Дарья Григоренко: В прошлом году мы готовили съемку за свои средства: организовывали транспорт и кейтеринг, а фотограф, модель, визажист, стилист работали на волонтерских началах. Людям нравится участвовать, и идея у нас была отличная. После разослали много релизов и получили хороший охват. Волонтерство окупается в плане публикаций, есть какой-то плюсик, что ты делаешь что-то прикольное, красивое и важное.

Дарья Марусик: В прошлом месяце я стала координаторкой Fashion Revolution. Мы с девочками работаем на более локальную аудиторию.

В цифрах сложно назвать результаты за полтора года работы проекта конкретно по Украине. Но мне пишут друзья и знакомые, которые начали благодаря Fashion Revolution вникать в тему и делать первые шаги. Для меня этот отклик самый важный, потому что есть реальные люди и им действительно не все равно.

N

На 50% меньше пластика, чем в упаковке геля для душа 400 мл

1 КАПЛЯ = 1 ПРИМЕНЕНИЕ

Упаковка имеет специальный дозатор, который позволяет отмерить одну порцию средства - ее достаточно для полноценного применения. Для производства концентрированной формулы средства требуется гораздо меньше воды, но благодаря многослойной текстуре флюида флакона 100 мл хватает на столько же, как и стандартного флакона. 

Эти продукты являются квинтэссенцией экоконцепции бренда растительной косметики Yves Rocher, они бережно относятся к коже и не наносят вреда планете. От продажи каждого продукта I love my planet Фонд Yves Rocher под эгидой Института Франции высаживает дерево. На сегодня в мире уже высажено 82 миллиона деревьев, из них 506 400 - в Украине.

Формула не содержит консервантов, силикона, парабенов и красителей

Биоразлагаемая формула.
Более 97% натуральных ингредиентов.

N

На 39% меньше пластика по сравнению с флаконом стандартного размера 300 мл

Первый магазин экоустойчивых брендов в Украине

Даша Григоренко: Мы втроем познакомились на курсе Fashion в Kyiv Academy of Media Arts. Все хотели заняться ритейлом, но до конца не понимали направление. Я услышала, как Аня и Даша на выпускном экзамене говорят о магазине, и сказала — возьмите меня к себе.

Дарья Марусик: Когда начала учиться на курсе, мной двигало желание кардинально поменять сферу деятельности. Я ушла из туризма и хотела работать в моде. Понимала, что дизайнером не смогу быть — не умею рисовать, ничего не знаю об истории костюма. Хотела начать с ритейла, а там уже будет видно. Когда Татьяна Соловей на лекции рассказала об устойчивом развитии в моде, я поняла — это оно! Хотелось представлять в Украине такие бренды. Написала концепт, сделала красивую презентацию. Многие отнеслись скептически: «У вас прайс на топ будет $100, и непросто пояснить клиенту, что это сделали прекрасные люди в прекрасном швейном цеху». Сначала я донесла Ане эту идею, а потом к нам примкнула Даша.

Дарья Григоренко: В тот момент мы по-разному смотрели на моду и ощущали ее. Да и пришли из разных сфер. Но буквально с первых обсуждений поняли, что у нас похожая позиция, и что стратегически и идеологически начинаем мыслить одинаково.

Дарья Марусик: После первой лекции в КАМА я сразу захотела совмещать учебу и делать первые шаги в работе. У меня было много вопросов, и я взяла консультацию у основательницы агентства Yummy BTL Яны Вуевой. Мы просидели, наверное, часов пять, агентство приготовило стратегический план пиара и маркетинга — рассказали, с чего начинать. Я пришла с посылом, что хочу магазин этичной одежды, но не намерена сильно спекулировать на этом. Яне удалось убедить меня, что данную «фишку» надо продвигать, потому что красивой одежды в Украине много, зарубежных брендов достаточно, украинские бренды сейчас тоже хороши, но никто не занимается экологичными брендами.

Поэтому я начала зарабатывать социальный капитал. В связи с тем, что у меня маленький ребенок, я посещаю меньшее количество мероприятий, чем нужно. Не переступаю через себя, сохраняю дистанцию — каждому мил не будешь, и зачем мне тратить свое и чужое время, если я человеку не интересна.

Дарья Марусик: Нашим первым брендом стал Kowtow l из Новой Зеландии. Было немного страшно покупать товар онлайн, поэтому выбрали бренд, который уже более десяти лет на рынке, имеет хорошие рейтинги и отзывы. Это один из пионеров движения, они продаются практически по всему миру. Kowtow использует индийский органический хлопок, выращенный на фермах без применения пестицидов. Ткани окрашиваются натуральными гипоаллергенными красками, а упаковка изготавливается из переработанной бумаги.

Позже стали работать с маленькими брендами. Сейчас у нас есть возможность с ними встречаться и обмениваться опытом. Хотя бренды все европейские и развиваются в странах, где сознательность повыше, они подтверждают, что пока этот рынок сложный. Как и нам, им приходится работать над продвижением идеи.

«Красивой одежды в Украине много, зарубежных брендов достаточно, украинские бренды сейчас тоже хороши, но никто не занимается экологичными брендами»

Дарья Григоренко: У нас представлены два украинских бренда — Zahara, Kami Kami. Сейчас ведем переговоры еще с несколькими, например, нам импонирует Devo Home. Бренд изготавливает текстиль, одежду и обувь из конопляных тканей.

Ситуация в Украине

Дарья Марусик: Нам очень тяжело судить объективно, насколько сейчас популярна тема экоустойчивых брендов в Украине, ведь мы сильно в нее погружены. Нам кажется, что об этом все знают. Если говорить об обычном покупателе, то он все еще не особо вдается в детали. Среди потребителей тема развивается, но очень плавно и медленно.

Даша Григоренко: Если в Америке потребительский бум начался с 90-х, то у нас он только сейчас зарождается. Говорить о сознательности покупателя еще чуть рано. Здесь главное найти тех, кто уже задумался, и за них зацепиться. Если говорить о индустрии в целом, то мода идет по этому пути.

Дарья Марусик: Мне порой кажется, что все должны знать о проблемах в индустрии и разбираться в вопросах экоустойчивости, но это не так. Я выступаю с лекциями и замечаю, что многие считают наши идеи утопическими. Но могу отметить и позитивный момент — есть заинтересованность. Мировоззрение человека легко поменять, если он этого хочет. Некоторые рассуждают с какой-то инфантильной позиции: «Не хочу ничего решать, хочу вот эту вещь».

Мы понимаем, что вещи из нашего магазина или вещи известных экоустойчивых брендов не все могут себе позволить, но есть другие способы осознанно подходить к потреблению. Покупать вещи на барахолках и онлайн. Сейчас существуют и группы в социальных сетях, отдельные сайты с перепродажей, комиссионки, можно устраивать с подружками вечеринки cross dressing или разобрать гардероб и отнести вещи в «Ласку». Можно комбинировать дешевые вещи «с рук» и покупать дорогую хорошую вещь, которую можешь себе позволить раз в полгода. Прослужит она значительно дольше, потому что качество действительно отличается.

Дарья Григоренко: Если это качественная верхняя одежда, то ее можно повесить в шкаф, и через 10 лет она снова будет актуальной.

Дарья Марусик: Можно пересмотреть винтаж, который остался от бабушек, заглянуть в мамин шкаф. Надо быть самому себе дизайнером — это то, о чем сейчас много говорят. Новый потребитель — сам себе дизайнер, он сам себе создает look. Сегодня индивидуальность — главный тренд. И быть индивидуальным тоже очень этично. Такая «циркулярная мода» не требует новых ресурсов планеты, выходит, что вещи циркулируют внутри индустрии. Мода не потребляет то, что она на протяжении последних десятилетий просто высосала из недр Земли.

«Среди потребителей тема экоустойчивых брендов развивается, но очень плавно и медленно»

Экологичный стиль жизни

Дарья Марусик: Когда мы начали заниматься магазином, я решила, что надо идти до конца в экосознательности. Во-первых, чтобы не лицемерить перед самой собой. Вроде как здесь я занимаюсь магазином экоустойчивых брендов, но дома мусор не сортирую. Для меня важен рациональный подход. Дома и раньше были экопривычки, например, не включать воду, чтобы она просто так текла, пока я чищу зубы.

Что касается одежды, поняла, что у меня сейчас действительно все есть. Если появится необходимость в теплой обуви, я ее куплю, но пока есть варианты, не стану шопничать. Лучше потрачу деньги на путешествия. Такое отношение помогает легче жить. У тебя не забит шкаф, при этом есть что надеть, потому что ты более рационально подходишь к подбору вещей.

У меня сеть экокит: многоразовая трубочка, бутылка и чашка. Спустя какое-то время к таким вещам в жизни привыкаешь. Они не напрягают, скорее, наоборот — становится больше времени и больше места, экономятся средства, через полгода ощущаешь эту разницу.

Дарья Григоренко: У нас в семье сформировались экопривычки. Раз мы занимаемся этической модой, то это часть сознательного этичного образа жизни. Мы исповедуем принцип минимизации вреда, потому что в наших реалиях нельзя быть экологичным на все 100%.

Дарья Марусик: Поменять ситуацию глобально могут только те, кто создал эти проблемы. Это корпорации. В первую очередь, у них есть финансовые возможности, а во вторую — огромная лояльная аудитория. Маленькие бренды, магазины, проекты не обладают большими средствами и годами идут к своей цели. Они являются первопроходцами, пионерами в зарождении тренда экопотребительства, но в мировых масштабах поменять ситуацию не в состоянии. Но они в силах забрать часть сознательной аудитории у больших корпораций.