«Там-а-а-ра Мих-а-а-лна, вы забыли домашнее задание сказать», – Костик нудит, опершись локтями о парту. Звонок прозвенел, ребята с задних рядов успели выскользнуть в двери, а остальной класс шикает на этого зануду: «Ну ты и заучка, получишь на перемене».

У каждого в классе был такой человек – мерило честности и первый задрот. Большинство, как всегда, недоумевали – ну не задали домашнее, не проверили, забыла училка о самостоятельной работе. Что с того? Да и, к радости ботанов, это не особо влияло на учебный процесс. Те, кто хотел получить знания, читали книги. Кто хотел пить пиво за школой – пили. Никто никому не мешал, а контрольные и экзамены сдавались вовремя.

Нас всю жизнь преследуют графики, планы, сроки. Две пересдачи, третья – последняя. Два семестра, четыре четверти, 12 рабочих месяцев, 24 дня отпуска. Две курсовые в год, два больших проекта и один поменьше. Восьмичасовой рабочий день, перерыв по расписанию. Работа и учеба примерно так и рассчитаны, чтобы посвятить занятию определенное количество часов и немного отдохнуть. Можно забыть о деле, опоздать на встречу и сорвать дедлайн. У всех бывают форс-мажоры, болезни, плохое настроение и прокрастинация. Можно, но не часто.

Я работала в госструктуре, где опоздание на минуту предполагало объяснительную. Три объяснительные – выговор, а три выговора – увольнение. На другой работе, в международной компании, я приходила к девяти, но могла задержаться. Обедали с часу до двух. Домой – в 18:00. Чтобы работа делалась, в компаниях есть множество ограничений и правил, которых стоит придерживаться. Должностные инструкции, корпоративные политики, строго отведенное время на встречу и перерыв на кофе.

Я постепенно меняла сферу, переходила из компании в компанию и наконец попала в организацию, где нет иерархии и строгих правил. Никто никого не контролирует. Вообще.

Представьте, что на работу нужно прийти не «на 10», а «около 10»? Кажется, разницы нет, но она огромна. Можно не спешить собираясь и не бояться, что опаздываете. Когда бы вы ни появились в офисе, никто не отчитает. Более того, можно просто остаться дома и работать, не вылезая из кровати.

Представьте, что цели вы ставите себе сами. На неделю, на месяц и на год. Сами планируете время, согласовываете встречи и звонки, сами решаете, кто вычитает текст, сами отвечаете за качество продукта, который делаете, и сами исправляете ошибки, которые допустили. Да, рядом команда, готовая поддержать, помочь и разделить некоторую работу. Но у вас нет начальника, который бы подсказал или одобрил ваши действия. Вы не можете ни заставить, ни приказать, ни сослаться на должностную инструкцию. Можете только попросить о помощи и надеяться, что у человека хватит времени и желания.

Остаются финансовые показатели и рамки, за которые нельзя выходить. Нельзя потратить 2000 долларов на рекламу в метро, потому что захотелось. На встречах нужно быть вовремя и дедлайны лучше не срывать. Но в основном есть неограниченная свобода действий и инструменты для достижения целей. Я уже не представляю, как можно работать из-под палки, делать работу по чьим-то указаниям и кланяться шефу.

Но тонкую грань между свободой и анархией сложно не нарушить. Сегодня ты делаешь работу за три часа, а завтра – проспишь встречу и подведешь коллег. Сложно не спутать «я считаю, что так будет лучше» и «я так сказала, твое мнение не спрашивали». А может, не зря нас в детстве поднимали с кровати в одно и то же время и заставляли делать домашнее задание? И не зря кто-то придумал графики, планы и правила.

Знакомые фрилансеры говорят, что им сложно. Но они же клянутся никогда не вернуться в офис. Фриланс помогает контролировать себя. Ты точно знаешь – вот работа, ее нужно сделать, чтобы были деньги на жизнь. Можно прокрастинировать две недели подряд, а потом несколько ночей не спать, пытаясь сдать проекты в срок. Но студенческий ритм рано или поздно выматывает, а деньги все еще не падают с неба. Тогда ты достаешь планировщики, устанавливаешь Asana или Trello, отключаешь уведомления на телефоне и начинаешь работать.

Другое дело – self management, когда ты в компании. У тебя есть ставка, несколько проектов и задач. Ты можешь сегодня проснуться в восемь, завтра – в 8:30, а послезавтра – проспать до 11. В офисе – десятки отвлекающих факторов. Здесь все устроено так, что тебе хочется подольше задержаться на кухне, где коллега под вечер печет пирог с корицей, или постоять у зеркала в уборной, где на полке стоят ароматические палочки, или посидеть в холле на диване, когда устает спина от офисного стула. Чтобы продолжить работу, нужна недюжинная сила воли. Недалеко до поговорки: «Солдат спит, служба идет».

Такие компании рассчитаны только на мотивированных людей. На тех, кто умеет себя контролировать и знает границы дозволенного. Я верю, что со временем отсеиваются лодыри и сотрудники, которые «выключают мозг» после 18:00. Но должны пройти годы, чтобы люди могли перестроиться и понять – работа нужна не начальнику и не для денег. Работа нужна прежде всего тебе. Чтобы проявить лучшие качества, чтобы развиваться и сделать вклад в большое дело – будь то новый супермаркет на окраине или IT-школа в забытом богом городке.

И когда ты понимаешь, что на этой неделе тебя ждут текст и презентация, и сделать это надо не впопыхах, а разборчиво и качественно. Когда знаешь – ты сама себе и редактор, и проджект-менеджер, и секретарь. Вот тогда ты просыпаешься в восемь и собираешься – не спеша, но и не медленно. И вспоминаешь, как Костик тянул руку и ныл о домашнем задании. Потому что ты счастлива в свободе действий и мыслей, потому что пирог на кухне, потому что твоя идея всегда будет учтена. Ты понимаешь риски и в благодарность за все заводишь себе «внутреннего ботана».

И он нудит над ухом: «Вставай, садись за компьютер, собирайся быстрее, попила чай – иди работай». Он не похож на строгого начальника или училку физики, которая на контрольной отбирала книгу и конспект. Он, скорее, занудный одноклассник, который, в общем-то, хороший парень. Но вот он сидит рядом за партой, осуждающе смотрит в твою тетрадку и говорит: «Ну что же ты, Лена, пишешь как курица лапой». И ты вырываешь листок и переписываешь начисто.