#ActBeautiful

Сознательный и экологичный женский бизнес в Украине

Вместе с компанией Yves Rocher мы рассказываем об украинках, которые создали экологичные проекты, посвященные разумному потреблению и ответственному отношению к природе. Это локальные инициативы, они основываются на уважении к природе и к человеку и помогают внедрить в общество идею ответственного отношения к окружающей среде. Наши героини выходят за рамки стандартного бизнеса и развивают вокруг себя культуру экологичного отношения к жизни.

АННА УВАРОВА

Основательница благотворительных магазинов «Ласка»

Анна Уварова, Лена Линькова и Анна Грищенко создали благотворительный магазин «Ласка» в 2011 году, когда в Украине мало кто задумывался об экосознательности и социальном бизнесе. Мы поговорили с Анной о том, как начинался проект и как он изменился за последние годы. А также выяснили, что команда вскоре планирует открыть сортировочную станцию текстиля.

Предварительные «Ласки»

Анна Уварова: В 2011 году в Индии я познакомилась с Леной Линьковой. Так сложилось, что Лена с мужем буквально через месяц решили переехать в Киев из Питера. У них своя ресторанная и барная история, довольно долго они искали помещение и знакомились с украинским законодательством.

Когда-то Лена с подругой ездили в Великобританию по обмену и там узнали о благотворительных магазинах. В Англии подобный формат зародился еще во время Первой мировой, и, что такое Charity Shop, британцам объяснять не нужно. Девушки вдохновились этой историей, подруга Лены открыла благотворительный магазин в Питере — сейчас он самый известный в странах бывшего СНГ, называется «Спасибо». Когда Лена приехала в Киев, то предложила мне включиться в проект такого же формата.

В тот момент я была в творческом поиске, до поездки в Индию уволилась с офисной работы, на которой проработала четыре года. Начала вести йогу, жила и трудилась в свободном графике. Внутри зрело желание помогать, хотя я больше из бизнес-сферы, где на тот момент мало развивались волонтерство и общественная деятельность.

Идея благотворительного магазина мне понравилась, хотелось помогать детям. Мы начали действовать быстро: в 2011 году был фестиваль «Велика ідея», где можно было подать свой проект и претендовать на денежный приз для старта. Мы буквально заскочили в последний вагон и стали одними из финалистов. Получили 14 тысяч гривен, тогда это была значительная сумма. Летом того же года взяли еще два небольших гранта на развитие будущей «Ласки».

У Лены началась активная рабочая деятельность, у меня свои дела. До этого я работала в выставочном центре на Левобережке. У меня остались хорошие контакты, и нам бесплатно дали конференц-зал, в котором лежали вещи — их надо было перебрать, снять и продать через соцсети. Люди могли и сами к нам приехать, но все это было не то.

В заведении, которое открыла Лена на Львовской площади, установлен куб на крыше. Если помните, это легендарный киевский клуб «Фазенда». Куб никак не использовался, и нам предложили его оприходовать. Мы сделали минимальный ремонт, купили все необходимое, расширили команду на волонтерских началах. Поделили смены и начали там работать.

Так продолжалось до поздней осени 2012 года, когда мы поняли — пора что-то решать. Или мы продолжаем деятельность в летнем формате и закрываемся на зиму, потому что в нашем помещении нет отопления, или начинаем делать что-то серьезное и снимаем место в центре.

Обстоятельства сложились удачно, и мы нашли помещение за очень небольшие деньги. Владелица прониклась идей и дала нам длинные ремонтные каникулы на три месяца.

«Сейчас отдаем 60% средств на благотворительность — начинали с 40%, стремимся к 80%»

Социальный бизнес

До 2014 года я не осознавала, что делаю бизнес, что это социальное предпринимательство. Просто у меня было свободное время и на тот момент не было потребности зарабатывать деньги. Было желание помогать, попробовать что-то новое.

Мы наступили на все грабли, на которые можно было наступить. Долгое время идея строилась на благотворительности. Вопрос экологии для нас не стоял, потому что мы не знали всех масштабов: откуда, как и кем делается одежда, какой объем текстильного мусора в мире. Сейчас отдаем 60% средств на благотворительность — начинали с 40%, стремимся к 80%. На благотворительность идет большая часть вещей, а если это совсем ветошь, то люди, живущие в домах престарелых, делают из нее коврики.

Заранее продуманной и спланированной структуры изначально не было. Сейчас начинают поступать вопросы по поводу франшизы, и мы понимаем, что очень несистемно работаем и имеем большую привязку к конкретным людям. Теперь думаем над структурой, чтобы расширяться.

N

На 50% меньше пластика, чем в упаковке геля для душа 400 мл

1 КАПЛЯ = 1 ПРИМЕНЕНИЕ

Упаковка имеет специальный дозатор, который позволяет отмерить одну порцию средства - ее достаточно для полноценного применения. Для производства концентрированной формулы средства требуется гораздо меньше воды, но благодаря многослойной текстуре флюида флакона 100 мл хватает на столько же, как и стандартного флакона. 

Эти продукты являются квинтэссенцией экоконцепции бренда растительной косметики Yves Rocher, они бережно относятся к коже и не наносят вреда планете. От продажи каждого продукта I love my planet Фонд Yves Rocher под эгидой Института Франции высаживает дерево. На сегодня в мире уже высажено 82 миллиона деревьев, из них 506 400 - в Украине.

Формула не содержит консервантов, силикона, парабенов и красителей

Биоразлагаемая формула.
Более 97% натуральных ингредиентов.

N

На 39% меньше пластика по сравнению с флаконом стандартного размера 300 мл

Сортировочная станция текстиля

В 2015 году я узнала о Fashion Revolution, начала читать, смотреть видео. Параллельно с этим моя коллега познакомилась с течением, участники которого называют себя минималистами. Они говорят об осознанности в вещах и о том, что на самом деле для счастливой жизни нужно не так уж и много.

Тогда мы начали задумываться об экосознательности, интересоваться, наблюдать, что в мире делается. Осознали, что есть еще один фактор важности таких магазинов, как наш. Какая бы классная и качественная вещь ни была, но если ты поносил ее год-два, то она тебе надоела. Можно продлить ее жизнь благодаря такому проекту. Или купить вещь, которую ты не будешь постоянно носить, например, платье в пол, а после снова сдать и дать ей новый шанс.

В 2015 году мы начали устанавливать публичные контейнеры, чтобы люди сдавали вещи, не выезжая в магазин. Жители «спальных» районов добираются к нам в лучшем случае раз в месяц. Мы поняли, что нужно шире посмотреть на миссию «Ласки» и осознать ее как экологическую. Дать возможность киевлянам быть экологичными и сделать это удобным для них.

Когда стали устанавливать контейнеры в торговых центрах, многие не соглашались в первую очередь из соображений безопасности. Были проблемы и с коммуникацией — необходимо донести людям, что вещи должны быть в нормальном состоянии.

У нас есть цель до весны открыть небольшую сортировочную станцию и проэкспериментировать, сможет ли она себя окупать. Потому что в Украине нет сбора, сортировки и переработки текстиля. Есть какие-то элементы, но они никем не объединены.

После установки контейнера в «Ашане» не могли справиться с потоком вещей — отдавали буквально все, и многое уже было непригодно для носки. Объем контейнера — полтонны, заполняется стандартно два раза в неделю, а в «Ашане» приходилось вывозить его четыре раза в неделю.

Это было лето, я начала хаотически искать, кто в Киеве может принять столько текстиля для переработки. Нужна была сортировка по типам ткани, а для сдачи на переработку необходимо снимать фурнитуру, что-то обрезать. Наши маленькие склады не в состоянии принять такое количество ветоши, и мы задумались о станции переработки.

Моя коллега сейчас живет в Берлине и изучает европейский опыт. У меня была рабочая поездка в Германию, и я узнавала, что у них делается с переработкой вещей. Выяснилось, что там очень развит апсайклинг, то есть, дизайн по сути. Магазинчиков, которые этим занимаются, много, но переработки в масштабах тонн я не нашла. В Америку я ездила по обмену, там есть две большие сети благотворительных магазинов. Я была во Флориде в небольшом, но богатом городке. В Штатах в таких магазинах можно полностью обставить дом и купить одежду для всей семьи, и это будут люкс-бренды. Спросила, что же они делают с тем, что не раскупают. Ответили, что продается 50%, а еще столько же выбрасывают. Подозреваю, что речь идет о сожжении. Есть практика, когда из текстиля делают брикеты, которыми можно топить.

Внутренне мы готовы, и даже сама Украина немного созрела, чтобы открыть сортировочную станцию и попытаться сделать ее окупаемой. Сейчас мы на этапе поиска денег. Первый год будет экспериментальным — есть договоренности, планы, видение, как эту мощность сделать окупаемой, но все нужно протестировать. Это будет грантовая история, потому что мы не готовы брать кредит.

«Мы поняли, что нужно шире посмотреть на миссию «Ласки» и осознать ее как экологическую. Дать возможность киевлянам быть экологичными и сделать это удобным для них»

Изменения в Украине

В 2011 году на нас смотрели странно — не было культуры социального предпринимательства. Механика «Ласки» — сложная для понимания, пока расскажешь — человек уснет. Мы собирали вокруг себя сообщество людей со схожими взглядами, создавали и создаем домашнюю атмосферу. У нас был бар и веломастерская — такая тусовка. Это нас и спозиционировало, и дало возможность на тот момент выжить.

Сейчас аудитория значительно расширилась, но остались и те, кто ходит с самого начала. Заметно, что уже меньше возникает вопросов о том, зачем людям отдавать нам вещи.

К команде присоединилась новая участница, которая хочет поработать с волонтерами. У нее есть подобный опыт в других проектах, а мы готовы попробовать. У нас были попытки в самом начале привлечь волонтеров, но не могли же мы брать их на позицию продавца. Но нам хочется объединить людей, которые неравнодушны к нашим идеям.

Сейчас появляются альтернативные интернет-платформы с похожей концепцией. Мы, скорее всего, являемся неким вдохновением для тех, кто думает, стоит ли начинать. Мы консультировали несколько магазинов в Украине, рассказывали, как все организовать. Мы выросли и поняли, что ценим свое время, потому задумываемся о серьезном консалтинге и, как я уже говорила, о франшизе в дальней перспективе. 

У меня есть мечта, чтобы в других городах Украины charity shops функционировали на уровне муниципалитета. Это уже сейчас происходит точечно: видела примеры в Тернополе и Черкассах. Я знаю, какой это объем работы, потому на одном энтузиазме и волонтерстве ты просто сгоришь через полгода, и все.

Личные привычки

Мы с мужем примерно раз в два месяца перебираем вещи. У нас очень небольшая квартира и просто негде это все хранить, поэтому стараемся уходить от накопительства и правильно распределять.

Раньше в поездках старалась купить всем сувениров, сейчас в лучшем случае привожу какую-то еду. Только для свекрови беру магнитики — она их очень любит. 

Вопрос остальной сортировки все еще болезненный. Последние полгода стараюсь отбирать бумагу. Остальное мне реально сложно, у меня нет машины, а значит, и возможности отвезти на сортировочную станцию.

У меня появилась многоразовая бутылка и чашка, которые ношу с собой. Пока ты чего-то не знаешь, это условно тебя освобождает. Но когда ты уже знакома с последствиями, знаешь, как поступать правильно, то совесть гложет, если не используешь эти знания.