Женя Кужавская — молодая писательница и молодая мама, которая после победы на совместном конкурсе The Devochki и школы коммуникаций Bazilik прошла три образовательные программы.

Несмотря на сложный график, Женя справилась с большей частью обучения и делится историей своей книги, а также рассказывает, что ей дал Bazilik.

Я подписана на The Devochki и Bazilik. И тут увидела конкурс. Давно хотела пойти на несколько курсов, но постоянно откладывала — у меня маленький ребенок, сложно найти время. В начале даже засомневалась — участвовать в конкурсе или нет.

Но я люблю рассказывать истории и пишу книгу. Было важно узнать, интересно ли это, загорится ли еще кто-то моими идеями. В ответ на свое мотивационное письмо для участия в конкурсе максимум ждала фидбека. А ответили, что я выиграла. Тогда я поняла, что моя книга реально стоит того, чтобы за нее дальше бороться.

Книга дописана, осталось ее вычитать. Мне не хватает времени, чтобы дать ее бета-ридерам, сбросила несколько частей тем, кому я более-менее доверяю. Не просила даже редакторскую правку, а просто хочу узнать отзывы читателей: интересно — не интересно, захватывает — не захватывает, хочется ли продолжать читать следующую часть или нет. У книги очень «жизнеутверждающее» название — «Поховальний промовець», она о Николае Зерове. Он был литературным критиком, поэтом, литературоведом, одним из тех, кого расстреляли в урочище Сандармох.

Зеров был талантливым оратором и выступал на многих похоронах известных людей. Он держал речь на похоронах Бориса Гринченко, писал о смерти Леси Украинки, предположительно, это именно он сравнил подвиг героев Крут с Фермопильским сражением. 

Как-то я работала в издательстве «Фолио» редактором-координатором: надо было коммуницировать с авторами, помогать им какими-то архивными документами, фотографиями, контролировать прием рукописей, чтобы они их сдали в срок, по структурным частям. В архивах накопала кучу интересных материалов для одной из книг о писателях «расстрелянного возрождения». Были люди, которые пытались вывести на европейский уровень украинскую литературу. Одним из них был Николай Зеров.

Я пишу не совсем исторический роман, не пытаюсь воссоздать все события. Это художественная литература, не документалистика. В книге есть фантазийные элементы.

Выиграв конкурс, вместе с Мариной Батуринец выбрала курсы, подходящие мне. Я и раньше присматривала направления обучения в школе. Единственное, я не знала, что в Bazilik такой график — с 11 утра до 7 вечера. С маленьким ребенком это сложно.

Выбрали то, что было интересно по пиару, личному бренду и стратегии. В идеале хотелось бы еще пройти интенсив по таргетингу, разобраться, как работать с Instagram. Нельзя объять необъятное, поэтому я пошла на те, которые дают ответы на мои вопросы.

Мне больше всего понравились интенсивы Алены Тараненко. Я была на двух — по стратегии коммуникации бренда и личному бренду. Они во многом пересекаются. Алена говорила о том, как надо продвигать бренд, зачем надо очеловечивать все, что только можно очеловечить, почему нужно говорить от своего лица.

Много говорили о контент-маркетинге. Мне эта тема интересна, я с ней соприкасалась во время копирайтерской работы. Хороший контент-маркетинг — это когда бренд не хочет тебе впарить и продать что-то сразу, крича: «Купи, купи, купи». Сначала строятся отношения, и потом ты принимаешь решение, хочешь ли ты дальше иметь что-то общее с этим брендом, покупать его продукцию и т. д.

Например, я сейчас покупаю книги тех авторов, которых интересно читать в социальных сетях. Или покупаю книги тех издательств, которые мне импонируют. Если у нас нет какой-то истории до покупки, то не знаю, сделаю ли я выбор в пользу той или иной книги или бренда.

Интересно было послушать о распределении ролей в коммуникациях, как и через какие платформы лучше коммуницировать с разными аудиториями. Как вообще выбрать главную идею своей деятельности и своего бренда. Понравился такой вариант — задайте себе вопрос: что вы хотели бы услышать, когда ваш бренд/проект обсуждают, например, в кафе?

К условиям этого упражнения я бы еще добавила — в каком кафе, какие люди, как эти люди одеты, что они говорят, какую лексику используют? Тогда можно сформировать хотя бы какие-то наброски общей стратегии, как дальше строить отношения со своими клиентами, читателями.

На лекции по личному бренду Андрей Буренок рассказывал, как работать с аудиторией. Для меня это тяжело, я даже позирую как робот. Вроде и люблю болтать, но выступать на публике, зажигать слушателей мне сложно. Хотя я понимаю, что для писателя это важно — взаимодействовать с аудиторией.

Здесь для меня пример — герой книги. Николай Зеров преподавал в Киевском университете и очень ответственно относился к своим студентам. О нем ходило столько легенд, вплоть до того, что в него влюблялись студентки, на лекции сбегали от других преподавателей, за что его якобы люто ненавидели.

Если размышлять о том, нужен ли писателю личный бренд, то мне кажется, что у каждого это работает по-разному. Есть авторы, с которыми знакомишься исключительно через тексты. С Джоан Роулинг, например, произошло именно так. Вплоть до того, что писательница даже скрывала, кто она такая. С другой стороны, читаю книги журналиста Виталия Портникова. Сначала я узнала его в социальных сетях, в журналистских текстах. Это уже работа над брендом.

Сейчас мне бы хотелось пройти курс по Instagram, потому что все знания, которые получила в Bazilik, хочу воплотить в новой идее. Хочу создать литературную платформу, сначала в Instagram, а там посмотрим, как пойдет.

По специальности я учитель украинской литературы, даже преподавала в школе. Мне моя профессия нравится, я хочу показать, что украинская литература — это не только «мрачно и про село». Хочется рассказать, почему она напитана грустью, и открывать произведения, которые широкий круг читателей, возможно, еще не знает.