Настя Якименко живет в Дахабе, учит взрослых и детей фридайвингу. Для нас она рассказала об опыте родов в Мексике. 

Я села в такси: «Аэропорт, сильвупле», назвала точку назначения водителю в белой рубашке. Как положено законопослушным швейцарцам, он неспешно повез меня на рейс — я возвращалась в Египет, домой к семье.

Внутри стучало три сердца — плюс два к моему. Впереди ждал нелегкий год. В таком состоянии я отучилась на интенсивном бизнес-курсе, положила начало школе фридайвинга, начала работать с детьми в воде, тренировала, давала частные уроки, окончила еще пару образовательных программ, собрала весь существующий ресурс и поставила его на кон сложившейся ситуации и навалившейся ответственности. В мае мне нужно было точно знать, где и как я буду рожать свою двойню.

Вселенная всегда откликается на внутренние импульсы. Откликается по-разному, и мои «грабли» научили прислушиваться и не горевать, если что-то пошло не так или появились препятствия, а переформатировать свои намерения.

Почему Мексика?

Я хотела рожать в Италии, но дети выбрали Мексику и надежные, любящие руки одной из лучших акушерок мира.

План с Италией провалился за неделю до вылета. Изменились обстоятельства моих друзей, которые помогали осуществить роды в Европе. Живот рос по часам, и за неделю я выработала новый план — ехать рожать на другую сторону планеты.

Египет, где я живу с семьей, для родов я даже не рассматривала — отсутствие нужных специалистов, сложность с последующей документальной волокитой, жаркий климат (при +48 летом я бы не пережила роды, которые ожидались в конце июля — начале августа).

Большинство рожениц с двойней склоняют к кесареву любыми способами, даже без показаний. Я же готовилась к естественным родам и не хотела, чтобы чей-то страх или, не дай бог, некомпетентность изменили ход событий.

Риск идти в госпиталь без показаний и доверять свое тело и жизни детей тем, кому на тебя наплевать, где придется не рожать, а отстаивать свои потребности, права и даже просто вежливое обращение. Где двойня — это показание к кесареву и много рисков для тех, кто не знает, что с этим делать, у кого нет опыта, кто ведом страхом, финансовой заинтересованностью, а не знаниями.

Старшего сына я рожала в госпитале и знаю, о чем говорю. В конце я все равно подписала бумагу, что ответственность, если что, лежит на мне. Так почему же нам нашу ответственность и право на жизнь не взять на себя изначально?

Беременность — это не болезнь, а роды — естественный процесс. Я работала до самого отлета в Мексику, проводила обучающие сессии в море по фридайвингу для детей и взрослых. Начиная с апреля, жара в Дахабе забирала много сил, хотя в обычном состоянии я спокойно проводила лето там. Климат Центральной Мексики вселял больший оптимизм и сулил прохладу: сезон дождей и средняя температура +26.

В Мексику я летела рожать одна, не зная никого, не владея языком, но с фамилией акушерки, ее адресом и телефоном в кармане. А еще я видела ее на фото — у нее добрые глаза.

Она дала согласие на домашние роды с двойней. Потомственная акушерка в четвертом поколении — мексиканка Анхелина Мартинез Миранда. У нее множество учеников по всему миру, Анхелина приезжала и в Украину с обучающими программами для доул и акушерок. Ее контакт дала мне подруга-доула в Дахабе во время короткой встречи за чаем.

Проведя последнюю тренировку в воде, перекатываясь я поплелась по жаре домой паковать чемоданы, готовить последние документы, делать последние брони для всех промежуточных точек на пути в страну, куда я вскоре улетела рожать детей.

Были удачно куплены билеты и достигнута предварительная договоренность с акушеркой:

— Вы мне нужны, у меня двойня.

— Поняла. Жду тебя, мамита.

Люблю, когда без лишних вопросов, страхов и суеты. Для меня это показатель профессионализма и знак, что я двигаюсь в нужном направлении

Адаптация в Мексике

Я отправилась из Дахаба в город Тепоцтлан одна с 32 кг багажа. Тепоцтлан — магический город древних Ацтеков, штат Морелос, Мексика, находится в долине между гор на высоте около 1000-1500 метров над уровнем моря. Там и жила моя акушерка.

Я пробыла в ее семье три месяца. Встретила много красивых людей, почувствовала много тепла, человечности. Не скажу, что всегда было легко, случались моменты сомнений, все попахивало сюром и безумием: я — двойня, живот, Мексика — Египет, новый для меня мексиканский нрав, обычаи, еда. Но все сомнения исчезали так же, как и появлялись, стоило лишь вспомнить цель моего решения — естественные гармоничные безопасные роды для малышей. Я дала себе время.

По приезде адаптация проходила трудно, и это нормально — новый континент, в Мексике я была впервые, новый язык, менталитет, нравы, люди, традиции. Я протаптывала свою дорогу сама, без наставлений и не рассчитывая ни на кого.

Как справилась? Через расслабление к новой глубине открытости и доверию себе, своему знанию о том, куда я двигаюсь. И это уже не о внешнем действии, а о внутренних процессах и усилиях. То, что женщина восприимчива и требует особой заботы в период беременности, обусловлено природой и биофизиологическими процессами организма, но мои обстоятельства шли вразрез всему. Для меня беременность — естественное, мощное женское состояние, которое не является помехой.

В Тепоцтлане у меня появилось несколько подруг — молодые мамы из Франции, Аргентины и других стран, которые переехали в Мексику. Многие из них были замужем за мексиканцами. Отзывчивость, открытость и эмпатия этих девушек отзываются во мне теплом и благодарностью.

Как говорит один из моих учителей: «Чудо — это хорошо подготовленная импровизация». Мое чудо было не исключением и требовало тщательной подготовки, начиная от физической и психической, заканчивая многочисленными организационными моментами, учитывая множество деталей и нюансов.

Последние два месяца я жестко контролировала питание — калории, протеин и достаточное количество воды. Ела каждые два часа, с бутылкой воды не расставалась. Месяц перед родами плохо спала, мой желудок не принимал пищу, гормоны «прыгали», живот рос, для еды места не было.

Под конец я была вымотана бессонными ночами и дискомфортом в пищеварительном тракте, начала принимать гомеопатию и препарат для понижения кислотности. Проверяли сердцебиение малышей регулярно, последнее УЗИ и анализ крови сделали в 35 недель.

Мне напророчили роды через две недели, так как двойня была готова и по показателям, и по положению. Я быстро докупала все необходимое, нервничала, что не успею, что я не готова, но перед родами даже сделала маникюр и помыла полы. А за день до времени Х успели осуществить еще одну фотосессию в лесу у подножья гор. Все, как и хотелось.

Роды

В день родов хотела пригласить новых и таких близких по духу подруг в любимую кофейню, посидеть напоследок в уютном дворе, но уже привычные тренировочные схватки усилились ночью. Утром я поняла, что рожаю.

Родили дома за пять часов в воду легко и без страданий, крови, рисков, травм, вмешательств и прочего. Участвовала команда из пяти человек — близких учениц Анхелины. Домашние роды двойни хотели ассистировать многие — для учениц это колоссальный опыт и помощь для Анхелины. Но команду собирали обдуманно, чтобы рядом были не только еще одни руки и забота для меня, но и специалисты.

На роды Анхелина пригласила еще одного ассистента — Джину. Это врач «от бога». Начинала она с классического медицинского образования, сейчас применяет исключительно альтернативные формы лечения и восстановления: гомеопатию, нейротерапию, практикует медитацию и длительную випассану, обучает випассане детей.

Путь домой

Я родила двоих парней — 2700 кг и 2500 кг весом. Праздновали их появление на свет шоколадом, плакали от счастья еще неделю. Рядом были те люди, которые следуют своему предназначению, с высшей квалификацией и опытом, с открытыми сердцами и небезразличные.

Месяц спустя, сделав первичные документы, я улетела с малышами к морю, где встретилась со своей семьей: мамой и старшим сыном.

Я прожила в Мексике полгода и вернулась домой в Дахаб. Обратно летела с двумя новорожденными, сыном восьми лет и мамой. И 160 килограммами нажитого добра за полгода в Мексике.

Поначалу казалось, что схожу с ума от общего недосыпа, троих детей, семичасовой разницы во времени, кучи дел, вещей, сумок, чемоданов и коробок. Только сейчас чувствую, что возвращаюсь к жизни, работе, своим планам, встречаю старых друзей, снова организовываю быт, налаживаю ритмы.

Во время длинного пути из Мексики в Египет было много нюансов, которые нужно учитывать при путешествиях с детьми, особенно трехмесячной двойней, и не всегда это возможно заранее.

Канкун — Брюссель — 11-часовой перелет. Ночь в Брюсселе и ранний вылет в Шарм-эль-Шейх — еще 4,5 часа. Лучше доплатить за места или класс размещения — это тотально меняет впечатление от авиакомпании и поездки в целом. Мы выжили только благодаря бизнес-классу во время первого перелета Канкун — Брюссель, который взяли за дополнительную плату уже в самолете.

В Брюсселе у нас была долгая стыковка. Остановились мы в известном сетевом отеле среднего класса. Выбрала из-за близости, круглосуточного трансфера и наличия двух кроватей в номере для комфортного размещения. В итоге круглосуточного трансфера не было, и пришлось на пять утра заказывать такси. Персонал не удовлетворило количество детей, и нас заставили оплатить два номера. Собранный с собой на скорую руку завтрак состоял из двух лимонадов, какой-то выпечки и двух яблок. Это на двоих взрослых и 8-летнего ребенка при двух оплаченных номерах, включая еду. Меня это быстро вернуло в нашу реальность.

Второй перелет — из Бельгии в Египет — просто пережили, перебрасывая двойню по очереди для регулярных кормлений через ряды пассажиров. Ход с бизнес-классом не прошел, так как его там просто не было, а самолет забит под завязку. Нас посадили на разных рядах, потому что у авиакомпании действует правило безопасности — один младенец на ряд. На двойню правила не рассчитаны. Последствия для рядом сидящих бельгийцев ясны: некоторые затыкали уши от громкого плача и кряхтений малышей, наблюдая мою беспомощность и вместе с ней стойкость и самообладание.

Персонал приветлив, но не всемогущ. Авиакомпании предоставляют люльки для младенцев, их я предварительно бронировала на сайте. В итоге люлек не было даже в наличии. В Шарм-эль-Шейхе коляску отдали только при получении багажа — обычно отдают сразу на выходе из самолета. Это еще один неприятный сюрприз с двойней и 30 кг ручной клади. Мы очнулись уже в такси с любимым водителем, который встречал нас в аэропорту, чтобы отвезти домой в Дахаб.