«Мы не оглядываемся на архаичные представления о роли и положении женщины в обществе, но продолжаем наблюдать и испытывать на себе его последствия: абьюз со стороны партнера, изнасилования, гендерные стереотипы, расстройства пищевого поведения, you name it. Нас не определяет исключительно негативный или травматичный опыт, но мы знаем, что им необходимо делиться во избежание повторения кем-то чужих ошибок, ради повышения уровня осознанности и внимательности друг к другу. Помимо сексизма, дискриминации и прочего системного угнетения в наших жизнях присутствуют творческая и профессиональная самореализация, любовь, жизнерадостность, домашние питомцы, путешествия, достижения и мечты, забота об окружающей среде, сомнения и риски и, самое главное, жажда перемен. Поделиться этими историями и есть наша цель», — так звучит манифест проекта «МЫ», созданного одесситкой Елизавета. 

Авторка рассказывает о своем проекте и делится отрывками из интервью.

Мое близкое знакомство с феминизмом по времени совпало с поступлением на философский факультет: в компании совершенно разных и интересных ребят мне досталась роль носительницы «забавного» стереотипа об annoying feminist. У меня был показательно выбрит висок, на любой предмет я готовила доклады, косвенно или непосредственно связанные с «женской повесткой», очень эмоционально реагировала на выпады со стороны в духе «все феминистки ненавидят мужчин» и всюду, в любом вопросе видела сарказм или предубеждение.

Со временем я «перегорела»: шутки про феминизм не вызывали ничего, кроме усталости, как и сам феминизм, и все, что с ним ассоциировалось. Постепенно выгорание распространилось на остальные сферы жизнедеятельности – я работала на этически сомнительной работе в брачном агентстве и состояла в созависимых отношениях, а сборник стихотворений Сильвии Плат, слегка поеденный тараканами съемной комнаты, иронично выделялся на книжной полке.

Тогда наткнулась на проект Herself, срезонировавший во мне до боли, – у меня уже был небольшой опыт съемок лучшей подруги, поэтому идея запечатлевать других женщин и брать у них честное, откровенное интервью об их опыте показалась мне прекрасным занятием.

Подавленность и постоянные сомнения — насколько подобный проект был бы вторичен, учитывая объективно иные социокультурные исходные данные, нужно ли это кому-то вообще, где взять время и другие ресурсы — отодвинули эту затею на второй план.

Решилась только спустя три года бесконечной рефлексии по этому поводу: в ноябре 2018 года опубликовала пост в инстаграме с вопросом о том, кому было бы интересно принять участие в подобной авантюре.

К моему огромному удивлению, получила невероятное количество откликов – от девочек, желающих дать интервью и всячески помочь в процессе, до мальчиков, выражающих уважение за концепт и готовность этим заняться.

Необходимо было незамедлительно приниматься за работу, но встал ряд вопросов. Как и где фотографировать? Поначалу я думала снимать девушек в привычных домашних условиях, но не у всех семейные обстоятельства или иные трудности позволяли провернуть эту затею. Снимать студию не было возможности, а от любых денежных вложений со стороны героинь мне хотелось воздержаться, ведь это уже создало бы заведомо неравные условия, не у каждой девочки есть возможность потратить 500-1000 гривен на пару часов съемок.

Посоветовалась со своим партнером Андреем, и мы решили, что это будет максимальная DIY-эстетика: снимать буду у нас дома на фоне белой простыни. Первопроходцами для проекта вызвались быть подруги и еще три девочки узнали о моей идее через инстаграм.

Мне важен был акцент на том, что я выступаю за diversity, вот что я написала в посте о поиске героинь: «Больше всего в мире меня пугают и завораживают люди, поэтому быть допущенной к чужому опыту в качестве как минимум сторонней наблюдательницы всегда было для меня волнительным. Мне не важно, будет ли моя героиня поддерживать либфем, опираясь только на татуировку grl pwr, или с ней можно будет обсудить патриархат как иерархическую систему угнетений на базе определенных институтов; может, она и вовсе не знает о деколониальных гендерных эпистемологиях и о феминизме слышала только мельком; мне важно, в какой атмосфере она росла, какие психологические установки она впитала благодаря семье и окружению и отрефлексировала ли она их, кто был\есть ее role model — Прю из «Зачарованных» или Мата Хари, как она воспринимала себя в выпускном классе (и сейчас, если этот образ трансформировался), каковы ее взгляды на образование, работу, творчество, отношения, брак, деторождение, аборты, полигамию, моногамию, религию, духовность etc. Пока что я ищу только женщин (болезненной полемики об идентичностях не будет — если вы считаете, что вы прошли женскую социализацию, u are welcome), готовых поделиться своим опытом».

С первыми пятью героинями мне помогала моя тезка Лиза – мы познакомились в ходе обсуждения моего поста и обнаружили, что у нас много общего. Лиза занималась видеочастью и иногда фотографировала девочек, а я фотографировала и брала интервью.

К сожалению, идея с видеоинтервью не совсем удалась, и дальше я продолжила работать над проектом сама (тем не менее, с теплотой вспоминаю атмосферу girls only party на съемках с Лизой!).

Важно было соблюсти баланс: не дать форме превалировать над содержанием, не стать заложниками эстетики и не пойти на поводу у сексуальной объективации. Захотелось сыграть на привычных цветовых ассоциациях и узнать, кто сможет себя на них поймать: алая гамма снимков обыкновенно транслирует порочность, вызов, провокацию, а спокойные светлые оттенки воспринимаются невинно. Каждая героиня сама решает, фотографироваться ей в одежде, белье или без ничего.

Решила одним инстаграмом не ограничиваться, Андрей помог мне с сайтом. Мы потратили немало времени, размышляя над его внешним видом: нужно было нечто минималистичное, не отвлекающее от содержания, но и не отдающее аскезой. В конце концов доверилась Андрею и ничуть не разочарована итоговым результатом. Да и плодами своих собственных трудов я тоже довольна: текстовое наполнение проекта, обработка фотографий, название «МЫ» (я готовилась к шквалу шуток про музыкальную группу или Замятина), список вопросов, минимальная редактура – все на мне.

Я оплачиваю обслуживание сайта, хостинг и рекламу в инстаграме (с которой я, по правде сказать, не до конца разобралась). Долго думала, что делать с финансовой стороной проекта, и решила, что от добровольных взносов на развитие отказываться не стану, учитывая, что постоянного источника дохода у меня нет. Любой ценой (осознанно каламбурю) постараюсь уберечь проект от превращения в исключительно коммерческий.  

На данный момент на сайте выложены четыре интервью, в ближайшее время будут добавлены еще два. У проекта нет срока годности – он действует постоянно. При этом мне бы не хотелось попадать в капкан условно «белого феминизма» или представлять исключительно молодых, творческих, прогрессивных девушек. К примеру, один знакомый обещал привести в проект свою мать. В планах сделать фотовыставку, как только наберется достаточное количество героинь. Было бы здорово вновь объединить усилия для расширения границ и посотрудничать с кем-нибудь над зином.

Аня, 18 лет

Как бы ты описала слово «женщина», что это слово значит для тебя?

Для меня это быть собой. «Женщина» — довольно универсальный термин, особенно в данный период, когда каждая «должна» определять для себя сама, какая она есть, вкладывать какие-то смыслы. Для меня это путь к себе.

Чувствовала ли ты себя в опасности на работе?

Люди часто думают, что секс-шоп – это бордель. Однажды мужчина, заходя к нам, провел рукой по моей заднице, я начала кричать, он в ответ обозвал меня дурой и сказал, что не трогал меня. Сейчас с такими случаями я не сталкиваюсь, но готовлюсь к ним каждый день, потому что всякое может произойти. Заходил как-то пьяный мужчина, который хотел просто поговорить, а я не была на это настроена и просто стояла в стороне; он разговаривал с моими коллегами, но в какой-то момент повернулся ко мне и сказал, мол, «ты мне больше нравишься, давай пообщаемся». Я отказала, он продолжил. Я сказала, что замужем, он не отреагировал; потом прямо ему сказала, что я здесь не ради разговоров, а ради работы, дверь – там. Так и стараюсь себя вести, но не всегда меня слушают. Еще как-то зашел мужчина, с порога спросил: «У вас девочки есть?» Я ответила: «Нет». Он поблагодарил, попрощался и ушел. Хотя бы вежливо.

Наталья, 22 года

Как бы ты определила слово «феминизм»?

Феминизм – наждак для общества. Существуют всякие неровности и баги между людьми, отношение к определенным полам и ситуациям, и феминизм все выравнивает, вытачивает под один уровень, полирует все шероховатости и неровности, которые остались закостеневшими выпуклостями с предыдущих времен.

Как ты воспринимаешь свое тело сейчас и как менялось это восприятие?

Сейчас у меня самые здоровые отношения с моим телом, чем когда-либо, но, к несчастью, это не всегда было так (вспомнить тот же опыт eating disorders вследствие навязывания худобы на балете). Все это вылилось в достаточно крупные проблемы: у меня почти год не было месячных из-за того, что я весила около 45 килограмм; потом был разрыв кисты в яичнике, результатом чего стала очень дорогостоящая операция. После этого я максимально уделяю внимание своему здоровью, то есть вкусно кушаю, регулярно занимаюсь спортом, и это делается не из побуждений ненависти к себе, а скорее, с позиции гиперопеки (чуть что — сразу бегу к врачу и не думаю, что это плохо). В подростковом возрасте все было гораздо хуже, но я предпочитаю не вспоминать об этом особенно подробно, потому что это частая ситуация, происходящая с девочками, ничего нового я по этому поводу не скажу, хочется все же концентрироваться на более хороших вещах.

Люба, 26 лет

Какие у тебя были ролевые модели в детстве\подростковом периоде\сейчас?

Мне нравился сериал «Зена – королева воинов», хотя я не очень понимала ее линию любви с подругой, мне казалось это странным. У нас две женщины по соседству вместе жили, поэтому, в принципе, я это видела. Какие-то диснеевские принцессы тоже нравились. Но я бы не сказала, что хотела конкретно равняться на кого-то, скорее на отца.

Какими были ключевые моменты в детстве\подростковом периоде, которые повлияли на твое становление?

Мне кажется, что моменты, повлиявшие на то, как я себя ощущаю сейчас, произошли позже – более осознанной стала с появлением ребенка. Может, еще момент, когда я взяла финансовую ответственность за свою жизнь, но в моральных аспектах сыграли свою роль семья и ребенок. А в детстве… мама и папа на меня больше всего влияли, потому что у меня не было «дворового» детства, не было такого, что меня воспитывали жесткие законы улицы.