Бренд обуви Emmelie Delage представлен в больших торговых сетях онлайн и офлайн. Дарья Пижанкова и Яна Ковалева запустили проект в 2014 году. В разгар кризиса, не зная о производстве практически ничего, девушки решились на авантюру — создать бренд обуви.

С Дашей и Яной мы встретились в Киевском шоуруме Emmelie Delage. Девушки рассказали, как выбирали название бренда со словарем, за сутки отшивали необходимые пары обуви и с музыкой на полную и горящими глазами преодолевали трассу Харьков-Киев.

Когда начали заниматься обувью, понятия не имели, как юбки шьются, не то что кроссовки

Даша: С Яной мы познакомились в спортклубе: я была тренером, а она — моей клиенткой.

Яна: Даша меня не любила, я ходила на самые поздние тренировки. После работы.

Даша: Ну кто тренируется в восемь вечера? Но, несмотря на это, мы подружились и начали ближе общаться.

Яна: Я работала в IT, многое не устраивало в компании, казалось, что мне не дают развиваться. А Даша — профессиональная спортсменка, у нее мощный характер, что позже помогло в бизнесе. Думаю, работа тренером ее загоняла в узкие, некомфортные рамки. Все наши разговоры сводились к общему знаменателю — надо начинать что-то свое.

Яна Ковалева

Даша: Мы обменивались бизнес-идеями. У нас сходятся мнения почти во всех вопросах. Это необычно, ведь все люди разные и у всех разный подход и точки зрения. Вначале переживала, что не обойдется без конфликтов. Но Яна убедила – давай договоримся сразу, что будем все говорить прямо.

Яна: Сейчас, когда берем новых сотрудников на работу, сразу говорим, что один из принципов — не замалчивать проблемы, а обсуждать их. У нас философия здорового коллектива, пропагандируем, что люди должны ходить на работу с удовольствием.

Даша: Когда думали, с чего бы начать бизнес, обсуждали разные варианты – и посуду, и детские игрушки, и детскую одежду. Потом пошли на самый большой рынок в Харькове — Барабашово — посмотреть, что люди покупают и продают.

Яна: Мы шутим, что начали заниматься обувью, понятия не имея, как юбки шьются, не то что кроссовки. Смотрели, что предлагают другие. Часто, даже если понравилась модель, качество оставляло желать лучшего. Нам же хотелось создать качественную и стильную обувь.

Дарья Пижанкова

Яна: Для начала мы сделали страницу во «ВКонтакте», тогда популярной сети в Украине, и занимались продажей одежды и обуви других производителей. Но мысль о своем бренде не покидала. Надо было понять, как все устроено, и тут удача — начали сотрудничать с компанией, у которой был цех по изготовлению обуви. Случилось это в разгар кризиса — 2014 год. Как сейчас помню, курс доллара 13, говорю: «Куда же больше!?»

Начинали, когда многие боялись что-то развивать, а нам нечего было терять. Не было ни финансов, ни какой-то перспективной работы, только горящие глаза и по пять тысяч гривен с каждой. На тот момент это казалось немаленькой суммой.

Даша: Нам нравились некоторые модели от небольшого харьковского производителя. Спросили, могут ли они делать то, что мы придумаем. Фабрика согласилась сотрудничать, и мы поехали смотреть цех.

Доносим идею всеми доступными методами — буквально на пальцах показываем, какой должна быть змейка или шов

Даша: Первые модели было проще придумывать. Тогда мы знали, чего хочется нам самим, и делали это. Шутили, что шьем то, что не смогли купить. Дальше стало сложнее.

Яна: Изначально не было груза ответственности. Сделали и модель пошла — круто! Не получилось – ну и ладно! Сейчас есть доверие клиентов, а конкуренция на рынке жестче. Хочется делать еще лучше и максимально выделиться среди других производителей, не потерять уникальность, сохранить ценовую политику и качество. Мы следим за мировыми трендами и, как и раньше, делаем то, что хочется нам самим.

Даша: Мы делаем много обуви на низком ходу — это отражение нас.

Яна: Модель бизнеса «бабочки, бабочки, деньги». Изначально системности не было, и сейчас активно над этим работаем, расширяя бизнес. Выпускаем одну коллекцию в сезон, но постоянно предлагаем покупателю новинки.

Даша: Все новинки меряем на мою ногу, у меня стандартный размер 36-37. Я «тестирую», удобна ли обувь. Модели придумываем мы, а отрисовываем «дедовским» методом — обувная колодка заклеивается малярным скотчем, и прямо по ней рисуем. Бывает, что изображаем модель на бумаге и приносим дизайнерам, которые создают лекала. Доносим идею всеми доступными методами — буквально на пальцах показываем, какой должна быть змейка или шов.

Яна: Никого не обманывали, когда брали на работу профессионалов. Говорили, знаем, как продать, но ничего не смыслим в производстве — нам надо объяснить. С этим связано много смешных историй. Особенно, когда вначале приходили швеи, сыпали терминами, которые приходилось гуглить.

Даша: Какое-то время поработали на одном производстве. Постепенно увеличивался объем — заказывали модели и в другом цеху. Вопрос со своим производством стал ребром, когда нас начали подводить по срокам и не соблюдать все требования. Третий год работаем со своим цехом.

Яна: Не скажу, что мы как-то разделяем обязанности. Все, что я могу сделать, может и Даша, и наоборот. Мы одинаково вовлечены во все процессы. Есть небольшое разделение по городам — я больше времени провожу в Киеве, а Даша — в Харькове.

Выбирали имя для бренда, как для ребенка

Яна: В начале пути мы хотели придумать красивое название для бренда. Замысловатое и обязательно на иностранный манер.

Даша: Сидят две девочки на кухне съемной квартиры и мечтают о своем торговом доме обуви. О качестве, о нереально крутых моделях. Как это все пойдет из Харькова шире и шире, по Украине и дальше. И вот нам казалось, что доверие у покупателя вызовет сложное название типа «Карло Пазолини» или «Серджио Росси». Решили, что это будет имя с фамилией, и открыли словарь с толкованием французских, итальянских и испанских имен. Выбирали название бренда, как имя для ребенка.

Яна: У Эмили был приятный набор сильных качеств. Например, она конкурирующая. Потом начали подбирать фамилию для нашей «девочки».

Даша: Помню, мы даже знакомым звонили за советом. Потом открыли список известных фамилий.

Яна: Оказалось, что Delage классно сочетается с именем! На самом деле, это довоенный элитный производитель автомобилей. Логика очень сложная — нам с Дашей всегда нравились машины. Думали, что попали в десятку, но сейчас название коверкают, как хотят. У нас уже список смешных оговорок от клиентов.

Даша: Мы не обижаемся, сами виноваты. Думали даже переименовать бренд, но не захотели. Это уже история — искренность и наша непосредственность в нее вложена.

Нам тогда было 23-24 года, а люди в нас почему-то верили и работали сутками

Яна: Когда заказывали первые визитки, не сомневались, что нужно писать: «Emmelie Delage. Торговый дом обуви». Не больше и не меньше. Первый шоурум открыли неожиданно — нам заблокировали страницу «ВКонтакте», где на тот момент было 7000 подписчиков. Ну что делать?

Даша: Выход очевидный — идем и снимаем свой первый шоурум. В офисном помещении в центре города — 22 квадратных метра, без ремонта. Объезжаем половину секонд-хендов Харькова — покупаем декор. У родственников на даче под Харьковом находим старую мебель, где-то отыскиваем столы и лавочки. Знакомый покрывает все белой краской — так винтажненько. Из палетов делаем диванчики. Мы развлекались, как могли.

Яна: Но казалось, что это великое дело. Мы абсолютно искренне верили, что это будет нечто масштабное.

Даша: Многие наши факапы связаны с этой заносчивостью. Как-то начали сотрудничать с большим онлайн-магазином, у них обязательное условие — доставка в течение 24 часов. Заявляли бесконечное количество обуви, а потом нужно было за сутки произвести то, чего не хватает. Все заканчивалось тем, что бедный цех работал всю ночь, а мы бегали вокруг: «Ну, давайте, давайте, быстрей, быстрей!»

Яна: Нам тогда было 23-24 года, а люди в нас почему-то верили и работали сутками.

Даша: После этого мы брали у Яниного папы машину, включали музыку на полную, забивали заднее сиденье коробками с обувью и мчали на склад в Киев.

Было бы круто, если бы наша обувь продавалась в «Интертопе» на главной площади Харькова

Даша: Сейчас у нас два магазина — в Киеве и Харькове. Здесь продается не только обувь Emmelie Delage, но и одежда от других украинских производителей. Такую модель выбрали, вы не поверите, из-за страха. Боялись, что не сможем самостоятельно окупить площадь больше 22 квадратных метров. Взяли в аренду большое помещение и хотели максимально его наполнить, чтобы обеспечить поток клиентов. В то время мы начали ездить на маркеты и выставки, знакомиться с коллегами — дизайнерами одежды. Хотели, чтобы в магазин девушки могли приходить за любыми образами. Формат понравился и прижился.

Яна: Сейчас обувь Emmelie Delage представлена в 16 городах Украины. Думали ли мы, что так будет? Сложно ответить, но безусловная вера в бренд у нас была.

Даша: Знаете, когда машина в темноте едет, фары освещают, и метр за метром, метр за метром. Так и мы развивались — просто ехали и не останавливались.

Яна: Если ты двигаешься, то создаешь вокруг позитивные вибрации. Очень обрадовались, когда на нас вышел «Интертоп». Это даже не мечта, а было так: «Прикинь, как бы было круто, если бы наша обувь продавалась в «Интертопе» на главной площади Харькова». Сейчас мы уже более осознанно подходим к бизнес-процессам. Думаем над развитием бренда. Наша фишка — низкий ход, но сейчас работаем над каблуками. Вскоре запустим «первую линию» — туфли и босоножки на каблуке, которые будем делать в небольших объемах.

Даша: Часто к нам приходят девушки из отдела продаж и говорят, что многие модели кроссовок просят сделать в мужском варианте — большего размера. И сами клиенты пишут: «Ну что там сложного, сделайте просто на три размера больше». Теоретически, в долгой перспективе, может быть, и возьмемся за мужской ряд, но пока мы не воплотили все желания касательно женской обуви.

Яна: Если в женских моделях наш основной принцип – делай то, что тебе нравится, то в мужской обуви не совсем понятно с моделями. Это отдельное производство, другие колодки. Пока не готовы к мужской обуви. Мы ближе к производству ремней или других аксессуаров.

Даша: Может, возьмемся за создание одежды — платьев или пальто. Единично уже отшивали верхнюю одежду.

Яна: Сейчас активно работаем над сервисом — всю любовь и отношение к клиентам стараемся перенести и в онлайн.

Даша: Что касается офлайна, то с прошлого года медленно, но уверенно движемся к франшизе. Есть запросы от клиентов, которые хотят открыть магазин с нашей обувью в других городах Украины.

Яна: Для этого нам надо наладить многие процессы внутри компании. Один из важных моментов — структура запасов материалов и закупки. Мы работаем и с украинскими подрядчиками (например, у нас делают хорошие подошвы), и с зарубежными — берем кожу в Италии или Турции. Из-за долгой растаможки могут быть задержки заказов.

Благодарные люди дают нам энергию расти дальше

Яна: Нас мотивируют клиентки. И мы с Дашей очень верим, что как мы к людям относимся, то в свою жизнь и притягиваем. Люди приносят позитивную энергию, они наши друзья. Это не маркетинговый ход, не красивые слова.

Даша: Наши клиентки любят путешествовать. Очень часто слышим от девочек, которые приходят в магазин, запрос: еду в новую страну, буду много ходить, нужно подобрать что-то стильное и удобное.

Яна: Нам пишут огромные отзывы, благодарности. Из недавнего, я даже прослезилась, девочка написала стих. Я не такой благодарный покупатель, никому не писала отзывов, хотя много чего ношу с удовольствием. Благодарные люди дают нам энергию расти дальше.