Как женщины
спасают женщин

Фонд The Moms

Мамы для одиноких родителей

The Moms появился в 2014 году после событий на Майдане и начала войны на востоке Украины. Фонд оказывает помощь по всей стране одиноким родителям, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах. Волонтерки помогают обустроить быт, общими силами находят необходимые для детей вещи, а иногда и работу для мамы, которая попала в трудную ситуацию.

«Мы говорим о том, что любая семья полная, если в ней счастливы дети. Мы не в силах изменить статистику разводов, не можем повлиять на то, каких партнеров выбирают женщины. Но их дети точно ни в чем не виноваты. Поэтому помогаем одиноким мамам растить их счастливыми. Не теряем надежды на то, что дети из семей, которым мы помогли, будут более успешными и в личном, и в профессиональном плане».

Анна Пригода
менеджер по развитию фонда The Moms

Сейчас фонд переживает ребрендинг, работает над систематизацией внутренних процессов и вскоре планирует помочь большему количеству женщин, привлекая в качестве партнеров крупные компании.

Деятельность The Moms держится на волонтерках, и у каждой — своя история. Вместе с фондом мы хотим рассказать о некоторых из них.

Жанна Савчук

О наборе волонтеров я прочла в фейсбуке. Тогда это еще не переросло в фонд, скорее — частная инициатива. Я была безработной и откликнулась на призыв. Сказала, что денег у меня нет, но есть свободное время. Оказалось, что это тоже нужно и важно.

Истории мам, с которыми мы работаем, вдохновляют и удивляют. Очень мотивирует, когда мама, которой помогал фонд, теперь сама волонтерка и поддерживает других в сложных ситуациях.

Но самая вдохновляющая и мотивирующая меня история – моя. В фонде менялось мое отношение к людям. Я училась и учусь делать многие вещи, которые раньше или не умела, или обесценивала.

Вижу, как остальные волонтеры выкладываются и сколько ресурсов отдают, и хочу научиться любить людей так же. Я чувствую свой рост как человека. Это для меня важно.

Занимаюсь этим, потому что хочу оставить после себя мир лучшим, чем он есть сейчас. У меня нет своих детей, но есть крестный сын, дети друзей. И мне не близка позиция «родила и пусть растит, как хочет».

Прекрасно понимаю, что любой несчастный ребенок вырастает в несчастного и озлобленного взрослого. Потом эти озлобленные взрослые будут жить рядом с нашими «условно благополучными», рядом со мной в старости. Вклад в фонд – это не только вклад в «чужих» детей, это вклад в наше общее благополучное будущее.

Анна Пригода

За моим участием в деятельности фонда нет красивой истории. Есть некоторые личные обстоятельства и детские переживания, которые таким образом транслируются в настоящее.

Материнство сделало мою психику уязвимой. Сначала я просто вовлекалась в чью-то жизненную трагедию, примеряя на себя этот сумрачный наряд из страданий и боли, содрогалась от мысли, что это может случиться с каждой. Потом ласкала себя похвалами, какая я молодец, что помогаю другим. Затем в первый раз получила по морде от общества за свою симпатию к матерям-одиночкам. Оно-то считает их непутевыми дурами. Тогда мне стало казаться, что я сражаюсь за идею и права этих женщин.

После столкнулась, как и абсолютно все волонтерки, с неблагодарностью. В такие моменты люди часто срываются и ставят крест на волонтерстве, я же решила, что буду продолжать трудится во благо детей наших подопечных, даже если мамы неблагодарны и не способны оценить мою помощь.

Я осознала, что никто из подопечных не может сдвинуться с места чужими усилиями. Только своими. Ради детей. Перестала корчить из себя всемогущую и начала учиться делать добро, потому что кто-то должен это делать. Как и многое в моей жизни, это стало моим выбором.

Думаю, мои лучшие истории еще впереди. Долгое время фонд занимался тем, что помогал закрыть базовые потребности: накормить, одеть, обуть. Это сложно завернуть в красивую обертку и выставить на всеобщее обозрение как нечто из ряда вон выходящее.

Чаще всего вспоминаю случаи, когда ради подопечной мне приходилось немного нарушать правила.

В самом начале была Настя из Донецка, которая деньги и вещи, собранные для нее и переданные на оккупированную территорию каким-то чудом через гуманитарный штаб, раздавала другим мамочкам в Донецке, не потому что ей не подошло, а потому что им тоже надо было. Потом ее детки опять оставались без памперсов или питьевой воды. Мы собирали снова, не будучи уверены, что и в этот раз она оставит собранное себе.

Нина из Новоукраинки кроме своих двух детей, один из которых был новорожденным, подкармливала мальчика-сироту из детского дома. Он прибился к ней случайно. Она со старшей дочерью была в цирке, когда туда привели детей из интерната. Мальчик бросился к ней со словами: «Вы — моя мама». Конечно, позже все прояснилось, но Нина так и продолжала о нем заботиться, иногда забирала к себе на выходные. По правилам сборы на этого ребенка были бы за рамками договора, но правила иногда нарушаются.

Работа в фонде — мой способ развития. Общественный сектор — тот еще плацдарм. Здесь учишься заходить в любые двери, требовать за бесплатно, учишься смиряться, слышать и заставлять слушать себя.

Помните, как у Экзюпери: «Твоя роза так дорога тебе, потому что ты отдавал ей всю душу». Вероятно, иногда мы просто врастаем во что-то и больше не можем от этого отказаться.

Александра Пелиховская

В фонде я с момента его основания. Основная мотивация — раздражение. Узнала, что в лагере беженцев матери с детьми не едят мяса, нет у них даже молока. Это отозвалось болью, которая не утихает до сих пор.

Все женщины, с которыми я общалась, учили меня чему-то. Все не так просто, нет ванильно-сиропного общения. Мы добровольно пересекаем границы чужого человека и позволяем ему зайти за какие-то наши барьеры. Это ответственность.

Бывает, что ты в тупике или что на тебя слишком надеются, или манипулируют и давят на слабые точки. Часто надо демонстрировать уверенность, которой нет.

Например, одной из моих подопечных делали операцию. Было очень страшно до ее наркоза и после, при повторных анализах. Я все время думала о ее ребенке, что я буду делать в худшем случае. Внешне мы обе хорохорились и бодро переписывались, но, мне кажется, каждая чувствовала страх другой.

Еще одну мою подопечную находил и избивал бывший муж. Она сама крошечная, весила в два раза меньше его. Я никогда не решала такие вопросы, понятия не имела, что надо делать и у кого спрашивать, как помогать. Она звонит, опухшая от удара по лицу, и сообщает, что выскочила из дому в тапочках и халате, с ребенком и сумкой с паспортом. Все это в двух часах езды от меня. И ты на самом деле ни черта не готова — вечер, зима, мечешься по дому с телефоном, быстро, очень быстро думаешь, что можно сделать и что вообще говорить.

Такие ситуации делают ум более подвижным и, конечно, наш коллектив — более сплоченным. Мы часто обязаны принимать оперативные и очень точные решения, находить правильный ответ за короткое время.

Я продолжаю эту работу ради настоящих вещей. Такие качества, как неравнодушие и сопереживание, надо поддерживать в себе изо всех сил и стараться передавать дальше. Мир спасает невозможность примириться со слезами ребенка.

Наталия Панченко

Волонтеркой я стала случайно. В фейсбуке увидела, что нужны люди на мероприятие в Ботаническом саду, помогать собирать для детей одиноких родителей канцтовары. Пришла и осталась надолго.

Почему именно в этом фонде? Наверно, потому что понимаю, как можно помочь мамам и папам, что иногда нужно подставить плечо, а дальше все наладится. Но эта временная помощь очень нужна.

Мой вдохновляющий пример — мамочка (так мы называем наших подопечных) из Антрацита Алена Робейко. Она приехала в Киев вместе с мужем и двумя детьми. Мы им помогли, нашли жилье, а муж очень быстро устроился на работу. Спустя год узнала, что Алена разводится, муж в Киеве встретил другую. Мы снова взяли ее под опеку.

С Аленой всегда было легко: люди охотно ей помогали, она много не просила и всегда искренне благодарила. Пошла учиться на парикмахера и сразу начала работать — квартира съемная, двое детей, она одна.

Сейчас, спустя почти три года, Алена — комбинированный мастер-парикмахер, а также освоила маникюр и педикюр. Она в декрете с третьим малышом, счастливая мама и жена. Услуги оказывает на дому и еще успевает посещать мероприятия для развития. Кто знал, что жизнь так круто развернется. Горжусь ею.

Я уже вросла в эту деятельность. Мы, волонтеры, устаем и разочаровываемся, нас многое огорчает и многое радует, часто обсуждаем между собой разные ситуации. Мы все «повернутые» на теме поддержки, по сути, чужих нам людей. Но всегда остается бескорыстная помощь.

Меня вдохновляет внутренняя сила наших мам, вера в людей, их небезразличие к нашим подопечным и их судьбам. И это вдохновение заразно: все мое окружение, как и окружение каждой из волонтерок, помогает нам регулярно, они уже «заразились» добротой.

Юлия Тукаленко

Моя история с фондом пока не очень долгая, я в нем с октября 2018 года. Но волонтерство плотно вошло в мою жизнь с 2014 года. Начав, уже очень сложно остановиться, это меняет отношение к миру. Ты как будто четче видишь точки, требующие помощи, и понимаешь, что многое тебе по силам. О The Moms узнала от знакомой. С волонтерством в этом направлении раньше не сталкивалась, но в наших реалиях тема очень актуальная и острая.

В фонде каждая волонтерка может сама выбирать себе подопечную маму. Пока у меня всего одна. Ее история мне близка и понятна.

Узнав историю Ани, вспомнилась похожая ситуация в моей жизни. Тот период после развода, когда до официального назначения алиментов все расходы и заботы ложатся на плечи мамы. В эти несколько месяцев, когда оформляются документы, очень важна поддержка и финансовая, и моральная. Не всегда у родных есть возможность поддержать, а у некоторых мам просто нет близких людей, которые могут подставить плечо. В такие моменты The Moms становится волшебной феей.

Безусловно, бывают разные мамы, кто-то ждет, что все их проблемы решат, кто-то думает, что полностью закроют все финансовые вопросы за счет других.

Самое сложное для меня — сохранять дистанцию и не погрузиться полностью эмоционально. Помогая кому-то, важно не тянуть на себя решение всех проблем.

Моя подопечная оказалась очень позитивным человеком. Оставшись практически без денег с долгами и маленькой дочкой, она не впала в уныние. С улыбкой, радостью и верой в светлое будущее Аня активно взялась развивать свои профессиональные навыки, чтобы твердо стоять на ногах.

Часто, сами об этом не догадываясь, мы можем помочь другим. Волонтерство — это когда не все равно, а помогать можно по-разному.

У одиноких мам часто одинаковые потребности — детские вещи, медикаменты, игрушки, предметы быта, и это действительно то, чем может помочь практически каждый. Приятно осознавать, что в твоих силах поддержать человека в сложный период жизни и быть причастной к маленькой истории о преодолении сложностей.

Инна Коваленко

В 2014 году, во время «бума» волонтерской деятельности, увидела публикацию-просьбу о помощи мамы троих детей, которая осталась одна. Я не могла пройти мимо этой истории. Так я стала волонтеркой своей первой подопечной семьи. Одновременно начала искать организации, которые занимаются такими мамами.

В то время многие собирали помощь для армии и переселенцев, а вот фондов, которые занимались бы проблемами одиноких родителей, не было. Появилась идея создать на базе странички «Мама SOS» фонд с аналогичным названием. Я вела юридическое оформление и стала таким образом «родительницей» фонда.

Не все истории заканчиваются хэппи-эндом. Это, честно, очень тяжело и обламывает крылья. Но есть и такие, которые вдохновляют.

Радуюсь, когда наши мамы осваивают новые навыки и профессии, становятся на ноги и начинают постепенно самостоятельно обеспечивать семью. Это так вдохновляюще: читать слова благодарности от наших подопечных. Вот сидела со своими проблема одна, а тут мамы со всей Украины протянули руки помощи. Женщина понимает, что она больше не одна. Вера в людей, которая просыпается у подопечных, — заряд небывалой энергии.

Волонтеры постоянно жертвуют — временем, силами, эмоциями и финансами. Безусловно, не всегда просто отдавать себя. Но волонтерство затягивает как наркотик. Это образ жизни и часть меня.

Анастасия Сергиенко

История моего волонтерства началась осенью 2018 года. Весной не стало моей мамы, я с головой погрузилась в работу, чтобы отвлечься, и перегорела. В какой-то момент задумалась, что делает меня счастливой, какую миссию несу в этом мире и какова моя цель.

Вспомнила, как при поступлении в университет говорила, что хочу помогать людям. Выбрала социологию, хотя изначально собиралась поступить на психологию или социальную работу.  Старалась помогать малообеспеченным людям, отдавала одежду, кормила бездомных животных. Всегда было желание кому-то помочь, и, наверное, просто пришло время, когда мы можем это делать сообща и с одной большой целью.

Мою подопечную, Наталью Барсук, привела судьба. Были на выбор три свободные семьи, одна не запала мне в душу, вторая неправильно указала номер, и я позвонила третьей — девушке 27 лет, которая потеряла своих родителей еще в 14 лет. После разговора весь вечер рыдала, понимая, какую боль она пережила.

Потом я взяла себя в руки и начала помогать. Люди высылали одежду и деньги, организовали машину дров для отопления. Собрали технику, продукты, игрушки, бытовую химию и привезли Наталье под Макаров. На собранные деньги купили швейную машинку, чтобы она могла зарабатывать, пока ребенок не пошел в детский сад.

За полгода Наталья воспряла духом и планирует пойти на курсы кройки и шитья.

Когда любишь свое дело, сложности отходят на последнее место. Они учат нас не повторять одни и те же ошибки. Преодолевая проблемы и любые другие преграды, мы получаем ценный опыт и знания, которые можем передать другим людям. Именно они делают нас сильнее, учат не сдаваться и жить, ведь мир посылает нам только посильные задачи.

Юлия Горошко

«Сила фейсбука и вера в людей» — с этого началось мое волонтерство. Пять лет назад увидела в своей ленте историю о том, что беременную Светлану Резник муж бросил за три недели до родов, оставив без средств. Нужно было помочь собрать все необходимое для родов. Меня тронула это история, я поделилась ею на своей странице, и откликнулось огромное количество людей. За пару дней мы собрали все необходимое для этой мамы, намного больше вещей, чем нужно было на тот момент.

После живого общения со Светланой поняла, что нужно помогать дальше, не только до родов. И что таких одиноких мам очень много, и они — самая незащищенная государством (выплаты одиноким матерям — это даже не смешно) часть населения.

После появилась страница «Мама SOS». И понеслась — новые истории мам и тех, кто готов помогать. Самые первые волонтерки до сих пор в фонде. Я не лукавлю, когда говорю, что без них не было бы фонда. Ни как организации, ни как сообщества. Они в этой истории главные.

Мамы приходят и уходят, а волонтерки остаются. Хотя всем им знаком синдром выгорания. Время от времени каждая из нас берет отпуск, чтобы потом вернуться с новыми силами.

С первой мамой фонда Светой и ее девочками волонтерки по-прежнему общаются. Светлана — прекрасная швея. Было еще много крутых мам-подопечных. Самые интересные истории трансформаций — наверное, совместная с EY (Ernst & Young) акция, на которой сотрудники собрали средства для развития бизнеса наших подопечных. Мамы писали бизнес-планы с адекватными просчетами. Путем голосования были выбраны победители. Сейчас девочки на разных стадиях развития своего дела.

Результат работы фонда можно прочувствовать. За пять лет существования были такие сильные мамы, которые давали The Moms энергию своими историями успеха. Со многими фонд до сих пор в дружеских отношениях.

Время показало, что многие мамы и их дети становятся на ноги. Конечно, не все. Но ради тех, кто с помощью фонда смог пройти сложный жизненный период и выйти из него с высоко поднятой головой, стоит продолжать. Кстати наши выпускницы теперь помогают нынешним подопечным, некоторые становятся волонтерками и учатся «отдавать».

Лина Бортновская

В фонд пришла, когда увидела пост о поиске новых волонтеров. Новости от The Moms постоянно попадали в избранное, потому что фонд был для меня «правильным» и надежным. Я постучалась на страницу и написала, что могу.

Помощь одиноким родителям стала приоритетной, так как к тому моменту я уже на собственном опыте почувствовала сложности материнства. Быть мамой, даже с поддержкой мужа, — это не только счастье, но и труд.

В какой-то момент поняла, что будучи мамой могу себе позволить оставаться просто собой (хоть временами), а одинокие родители не могут расслабиться ни на минуту – им просто не на кого рассчитывать. С пониманием этой стороны жизни одиноких родителей, мне стало проще находить общий язык, я научилась выслушивать чужое мнение, понимать чувства и принимать решения, советовать, помогать, исходя из потребностей и запросов.

С каждой успешной выпускницей The Moms чувствуешь, что у тебя прибавляется сил и вдохновения. Для меня волонтерство – это во многом о любви и вдохновении.

Социальная миссия в данном вопросе не определяющая. Конечно же, я о ней помню и, чего греха таить, эгоистично надеюсь, что помогая каждой семье, каждому человеку делаю мир лучше. В том числе и для себя, для своего окружения, для ребенка. Ведь мы все живем в социуме, и чем более развиты, успешны, довольны жизнью люди, которые тебя окружают, тем легче жить.

Ольга Звенигородская

У волонтерстві я давно. Потреба допомагати іншим у мене була з дитинства. Вже тоді тягнула додому всяких безпомічних тваринок. Пізніше, працюючи у компанії, яка дбала про свою репутацію і про людей, я займалася цільовою допомогою дитячим будинкам, а з власної ініціативи – безхатькам. Тоді ж прийшло усвідомлення, що необдумана допомога, закидання безоплатними дарунками — це не лише благо, а й може неабияк зашкодити людям. Тож для себе вирішила, що на майбутнє допомагатиму тим, хто цього дійсно потребує, не зловживає цим, і що допомога дійсно буде на благо, а не фактором, який розслабляє.

Від 2013 року я перебувала у декретній відпустці, яка припала на нелегкі для України роки: тисячі переселенців зі Сходу, вдови загиблих бійців, їхні діти опинилися в скрутному становищі. Я переїхала жити з Рівного до Луцька, і, хоч у мене була підтримка люблячого чоловіка, було важко у незнайомому місті, серед незнайомих людей. Тому я добре розуміла тих мам, які опинилися з дітьми далеко від рідного дому і без засобів до існування та без підтримки. Чимало моїх земляків допомагали цим людям, причому з різних мотивів: хтось із людських спонукань, хтось зокрема для того, щоби продемонструвати, що Схід і Захід – це теж люди. Я не хотіла бути осторонь.

Випадково у фейсбуці натрапила на сторінку «Мама SOS». Почала долучатися до допомоги людям, не будучи волонтеркою. Пізніше, коли декілька сімей з Волині залишилися без куратора, я попросила передати цих людей під мою опіку. Так стала волонтером фонду.

Волонтерство зміцнило мене в думці про те, що допомога повинна надаватися саме тим людям, які потребують підтримки, аби самотужки стати на ноги. А не тим, які потребують лише подачок і не готові самостійно щось зробити для себе. Можливо, це звучить цинічно, але, на жаль, так і є.

Проте за час волонтерства я познайомилася з кількома мамами, стійкість і прагнення до життя яких здатні надихати.

Історія Олени – це нелегка доля жінки, яка опинилася сам на сам із хворобливою лежачою дитиною та відсутністю будь-якої підтримки. Вона казала: «Доля мені дає рівно стільки випробувань, скільки я здатна витримати». Мізерної державної допомоги було недостатньо для прожиття матері й дитини, а працювати Олена не могла, тому що дитина потребує постійного догляду.

Тож мама заробляла на життя тим, що ліпила вареники знайомим, пекла торти. З часом вона істотно вдосконалила свої кулінарні здібності, та все ж не мала змоги заробляти достатньо: стримувальними факторами були старезна і примхлива газова духовка та такий само старий холодильник з невеличкою морозилкою, де можливо було тримати лише невелику кількість готової продукції.

Олена просила у фонду передусім недороге медичне обладнання для підтримки лежачої доньки та надійний блендер, щоби збивати їжу для дитини, яка потребує лише рідкого. Духовка – це вже було з розряду мрій.

Я пригадую, як я була приголомшена тією підтримкою, яка надходила від наших благодійників. У результаті Олена отримала хороший медичний відсмоктувач із автономним живленням, блендер, блендер-пароварку, електродуховку, холодильник і міксер для замішування тіста та безліч інших подарунків. Я купувала продукцію в Олени, бачила, як вона експериментує, і впевнена, що допомога фонду стала тією підтримкою, завдяки якій вона зможе почуватися впевнено і завтра.

Вірю в закон бумеранга і закон збереження енергії та кругообіг добра, який говорить, що добро не виникає з нічого і не зникає в нікуди, а може лише перетворюватись з однієї форми на іншу.

Знаю, що ніхто з нас не може змінити світ, але кожен може щось змінити в ньому. Тішусь, коли до волонтерства долучається вся сім’я. Чоловік бере участь у масових закупах, розвозить важкі пакунки, допомагає з відправленнями. Дитина переборює егоїзм та все ж кладе цукерочки в пакунки для інших діток. Сподіваюся, це привчить доньку до правильних цінностей.

Фото: Nontitled Production