Scary to Say — это социальный фотопроект, призванный помочь найти ответы на сложные вопросы о моральном и физическом насилии.

«В проект вошли реальные истории женщин, переживших этот непростой опыт. Девушек, которые нашли в себе силы поделиться переживаниями и мыслями вопреки принятому в таких случаях информационному и социальному табу, — рассказывает кураторка и фотографка Диана Барышевска. — Важно говорить о насилии вслух, чтобы понимать его масштабы и дать возможность людям не чувствовать себя изолированными в своей беде».

Dismisoginil — творческая группа проекта

Фотопроект — серия монохромных фото. Каждая из историй представлена тремя снимками: первое фото — портрет, второе — часть тела, которая несет в себе наиболее явный отпечаток пережитого насилия, и третье — вещь, напоминающая о тех событиях. Фотографии сделаны в местах, которые также имеют ассоциативный ряд для участниц проекта.

Выставка пройдет в новом пространстве T1 Chuesh? (улица: Дегтяревская, 13/14) с 27 июля по 18 августа. Кроме фото будут представлены картины художниц Анны Мухановой и Вероники Яровенко.

История первая:

В этом году мне будет 34. В 17 лет на меня и мою подругу напали двое парней, украли наши сумки и сломали мне ногу.

Кость срослась своеобразным образом — правая стопа теперь отличается от левой. Любую обувь подбираю по правой ноге и никогда не смогу купить что-то без примерки, кость чувствительна. Но мне она нравится.

Давно не виню тех парней, понимаю, что ногу мне ломать они не собирались, я сопротивлялась их действиям, и каблуки с пересеченной местностью дали такой результат. Эти люди не от большого счастья и гармонии внутри себя вели или ведут такой образ жизни, и на это есть ряд причин, я их не знаю, но могу предположить.

Но совсем недавно стала понимать, что я не виновата. Долгое время считала, что своими действиями спровоцировала ситуацию. Мы с подругой поздним летним вечером шли в гости. Шли пешком, проходили пустырь, на котором сейчас стройка. Я не боялась ничего. Была в джинсах и туфлях на каблуках. Не считала, что выгляжу вызывающее, чувствовала себя красивой.

Подруга, которая притащила меня домой, после того как мы остались одни на пустыре и без сумок — я со сломанной ногой (телефонов не было в те времена), была очень просто и не вызывающе одета.

Без нее я не дошла бы.
Спасибо огромное.

Очень долгое время я считала себя виноватой в том, что: шла, поздно, каблуки, не подумала заранее, не предвидела.
Я не виновата.
И парни тоже. Я не считаю их виноватыми.
Это случилось, и теперь точка.
Я благодарна этому происшествию, спустя годы благодарна. Я люблю свою сломанную и «странно сросшуюся» кость.
Что точно было: отсутствие внимательности и бдительности.
Я не знала, что лучше быть менее беспечной и более бдительной.

Это в прошлом. Будь внимателен/на.

Вторая история: 

Я была ребенком, который нуждался в помощи, но люди вокруг оказались равнодушны. Это случалось со мной трижды: когда я была маленькой, в 17 лет и совсем недавно во взрослом возрасте.

Первый раз произошел, когда мне было лет 10. Зашла в переполненную маршрутку, держалась за поручни и смотрела в окно. Когда в маршрутке много людей, они стоят спиной к спине. Мне показалось, что чья-то рука касается моих ягодиц, будто кто-то достает что-то из заднего кармана. Не могла повернутся и сказать, что мне некомфортно. До последнего думала, что человек ищет что-то в своем кармане, люди никак не реагируют — значит, все нормально. Человек стоял вплотную ко мне, чувствовала, что меня кто-то трогает, и поняла, что это переходит границы нормы.

Застыла и очень испугалась, у меня перехватило дыхание, я не знала, что делать. Когда я попыталась повернуться, то головка его члена уперлась мне в руку. Я остолбенела и быстро протиснулась в переднюю часть маршрутки. Все люди делали вид, что ничего не замечают. Я почти не оглядывалась, было очень страшно.

Я старалась тихо передать за проезд, чтобы он не слышал, на какой остановке выхожу. Родителям ничего не сказала.

Это повторилось спустя годы. Мне было 17. Маршрутка вновь была переполнена, я прижалась лбом к стеклу, ехала в наушниках с закрытыми глазами, изредка смотрела в окно. Внезапно почувствовала, как мужчина рядом начал ко мне прижиматься. Одной рукой он держался за поручень, а вторая была в кармане, и снова что-то шуршало.

Он отошел; маршрутка была уже полупустой, а я этого даже не заметила, потому что боялась повернуться. Я бросила на него угрожающий взгляд, мужчина сел впереди меня и смотрел, не оборачиваясь, всю дорогу. Я была очень зла, мне хотелось его ударить, я не сводила с него глаз, это был как посыл: «Я тебя не боюсь!»


Последняя подобная история с домогательствами произошла со мной недавно — в последней электричке, когда я оказалась в вагоне с двумя выпившими пиво парнями и мужчиной, сидящим рядом.

История третья: 

Эту историю я вспомнила уже будучи взрослой. У меня был шок, и подсознательно я стерла половину детства, а потом не понимала, почему так мало помню о том времени.

Когда мне было девять лет, родители развелись. У мамы появлялись новые мужчины. У соседа был знакомый, который ремонтирует телевизоры, мама с ним сошлась. Он много пил.

Я лежала на диване, отдыхала, он лег рядом и трогал меня везде, где не стоит трогать 11-летних девочек. Дальше прикосновений не зашло, ему что-то помешало.

Я помню запах алкоголя от него, свое состояние шока, страха — это было ужасно.

Этот человек не долго был в нашей жизни, и больше такого не повторялось. Из-за этой ситуации мне сейчас сложно общаться с мужчинами, особенно с пьющими.

Как-то мама сказала мне, что он умер, и я радовалась этому.

Произошедшее повлекло за собой много психологических проблем.

Я работаю над собой и нахожу силы двигаться дальше. Эти воспоминания сделали меня сильнее на фоне последних отношений с мужчиной, который подавлял меня психологически. После разрыва у меня начались депрессии, и я стала работать с терапевтом над воспоминаниями о своем детстве.

Говорить об этом больно. Жалею, что никому не рассказала тогда. Я была не так близка с мамой.