Листаю сториз в инстаграме: «Зачем я увидела этот спойлер! Не хочу знать, кто победил в «Холостяке», пока сама не посмотрю последний эпизод!» — восклицаю так громко, что разговор за столом замолкает. Я — взрослая, сознательная женщина, которая всегда продвигает феминистские идеи, признаюсь в том, что обожаю смотреть одно из самых сексистских шоу на ТВ. Надеюсь, все достаточно пьяны, чтобы не издеваться надо мной за данный факт.

Натягиваю милую смущенную улыбку, рядом раздаются смешки. Никто не тычет в меня пальцем, не шутит по этому поводу, а начинают рассказывать о своих постыдных привычках. Оказалось, что парень из компании смотрит «Сплетницу», а одна из девушек умоляет теперь не спойлить для нее, кого же выбрал холостяк.

Ни троллинга, ни громогласных шуток, ни сарказма. И чего я боялась? У каждого из нас полно привычек, о которых мы молчим. Хотите узнать обо мне? Когда я ем помидор, выплевываю кожуру. Обожаю пересматривать отборочные туры ТВ-шоу The Voice со всего мира и втихаря есть сладкое, несмотря на проблемы с желудком. Танцевать со шваброй, петь в расческу, смотреть дорамы и убивать десятки часов на поиски книг, которые никогда не прочитаю, или пересматривать трейлеры к фильмам и сериалам, которые никогда не увижу.

Guilty pleasures — «постыдные привычки» или «предосудительное удовольствие». О чем неловко говорить в «приличном обществе», то, за что могут высмеять, то, что может сделать вас «неправильным» человеком.

Понятие guilty pleasure существует приблизительно с 1700-х годов. В то время фраза имела более позорный оттенок. Позже коннотация слова приобрела мягкость, но смысл остался прежним: guilty pleasure – это то, что человеку очень нравится делать, но заставляет чувствовать себя плохо/виноватым из-за этого.

Но такие уж эти привычки стыдные и почему мы «съедаем» себя за то, что они у нас есть?

Знакомая театральная актриса рассказала, что обожает есть остатки борща руками и совсем не стесняется. На вопрос, готова ли она рассказать об этом в обществе малознакомых людей, ответила — легко. Другая знакомая, HR в IT-школе, не комплексует из-за того, что слушает Валерия Меладзе, и спокойно может поведать этот маленький постыдный факт любому. Может, они немного лукавят насчет своей откровенности, но я ведь тоже им не близкий человек.

В статье в The New York Times, посвященной guilty pleasure, Робин Наби, профессор коммуникации в Университете Калифорнии сказал следующее: «Умственный перерыв и наслаждение чем-то, что не требует интенсивного интеллектуального внимания, выводят нас из режима решения проблем. Это также может улучшить способность продуктивно справляться со стрессами и помочь более позитивно взаимодействовать с другими людьми».

Но почему тогда каждая из нас периодически корит себя за, казалось бы, такую простую форму отдыха, которая идет только на пользу?

Я пообщалась с несколькими девушками об их постыдных удовольствиях и ощущениях.

Ты как бы не создаешь, а потребляешь. И потребляешь не самое качественное

«Я наливаю в мисочку йогурт, закидываю туда печенье, оно размокает, а я ем руками, — говорит моя экс-коллега Настя. — Есть классический способ приготовления десерта, когда размешивают раздробленное печенье со сгущенкой. Как-то у меня не было сгущенки, я закинула его в йогурт», — продолжает она смущенно.

Впервые Настя попробовала такой способ употребления пищи, когда ей было лень искать ложку. На мой вопрос, что она при этом чувствует, Настя отвечает очень просто: «Мне радостно».

Она знает, что люди могут осудить ее манеры, поэтому ей неловко признаваться, что она подобным образом ест десерт.

«Еще я смотрю телешоу типа «Сердца за любовь» или «Вагітна в 16», и мне стыдно за это. Мне кажется, что это тупо и я деградирую в процессе. И да, мне стыдно об этом говорить, потому что это тебе не книжка Эрика Берна» (Эрик Берн — американский психолог и психиатр. Известен прежде всего как разработчик трансакционного анализа и сценарного анализа — прим. The Devochki).

Настя рассказывает, что раньше она просматривала бьюти-блоги, и ей тоже было стыдно — ведь в это время ты можешь рисовать, читать или пойти в спортзал. Но вместо этого наблюдаешь, как другие люди наносят макияж или тестируют косметику, которую ты все равно никогда не купишь.

«Мне стыдно в первую очередь перед самой собой. Многие люди тратят свое время более эффективно. От ощущения, что ты могла бы сделать что-то хорошее, а лежишь и деградируешь, становится грустно. Будто тратишь свою жизнь зря, а она не бесконечная. Я старалась относится к этому как к отдыху, но он мог бы быть более качественным».

Настя считает, что само понятие guilty pleasures существует потому, что люди хотят казаться лучшими, чем есть. Когда ты говоришь, что бегаешь в свободное время или играешь на кларнете, на тебя смотрят иначе. Признаваясь, что в свободное время лежишь на диване с чипсами и смотришь реакции на телешоу «Сердца за любовь», то можешь нарваться на осуждающие взгляды. «Ты не создаешь, а потребляешь. И потребляешь не самое качественное», — резюмирует Настя.

Мне бывает неловко за то, что читаю чужие истории

В поисках историй для статьи я закинула вопрос о guilty pleasures в один из общих женских чатов. Женя написала, что читает или смотрит чужие истории и получает некое удовлетворение от нелепости других людей.

Она считает, что постыдные привычки — радость жизни, о которой ты не хочешь распространяться, которая только твоя. Это то, что ты вряд ли разделишь с кем-то другим.

«Я смотрю шоу «Давай поженимся» и «Половинки». Мне нравится наблюдать, как люди неловко себя ведут в отношениях, как они считают себя классными. В жизни мне тоже кажется, что я классная в каких-то моментах, и это, наверное, смотрится так же неловко, как в передачах».

Женя не распространяется о том, что смотрит эти шоу, так как считает их пустой тратой времени: «Отдохнуть можно и во время просмотра арт-хауса вместо «Давай поженимся». Но сама передача — это некий извращенный кайф, о котором ты не можешь рассказать. При посторонних я это точно смотреть не буду. Стараюсь, чтобы никто не увидел ленту рекомендаций в моем Youtube».

Мне было неловко, что я потратила выходной на поиски сумки

«Есть вещи, которые я хотела бы посмотреть на Youtube, но не смотрю. Цензурирую себя в этом плане. Но иногда разрешаю себе вольность. Например, смотрю бьюти-блогеров, и это не то, что я готова обсуждать с любым человеком. Если мне зададут конкретный вопрос, то не буду стесняться и скажу об этом, но просто так признаться — нет», — рассказывает моя подруга Аня.

Она объясняет, что имеет в голове выстроенный образ для себя — прогрессивная девушка с феминистическими взглядами. В него никак не ложится просмотр видео об опыте накачивания губ и обсуждение результата.

«Многое запрещаю себе в этом плане. Хотя и никто не узнает. Я думаю, как это повлияет на меня, на мое информационное поле, на то, как я потом буду смотреть на мир. Потому что информация, которую мы потребляем, оказывает на нас влияние. Но иногда хочется расслабиться и посмотреть что-нибудь тупенькое», — говорит девушка.

Недавно Аня потратила день на поиски сумки, а когда позвонил родственник и спросил, как дела, поняла, что не может сказать правду: «Было неловко, что я свой редкий выходной провела так. При этом мне не стыдно сказать, что смотрела сериалы целый день или книжку читала, или спала. А вот о сумке было сложно».

Аня говорит, что для нее guilty pleasures — это о том, что мы хотим выглядеть лучше, чем являемся на самом деле, в глазах окружающих. О том, что боимся осуждения или того, что тщательно выстроенный образ будет разрушен.

Не вижу ничего плохого в том, что guilty pleasures существуют

«Для меня guilty pleasures — это то, что приносит удовольствие, но мне стыдно признаться другим из-за осуждения в обществе или потому что оно не соответствует образу, который я себе создала. Guilty pleasures — это когда я делаю то, от чего получаю удовольствие, но при этом знаю, что оно мне не приносит пользы», — рассказывает Марина, с которой мы познакомились на театральных курсах.

Например, чтение женских романов находится вне образа Марины как серьезного человека. Также в числе ее guilty pleasures — поедание целого ведра мороженого. Она объясняет, что это удовольствие, но с долей вины, потому что телу такое количество мороженого точно не на пользу.

«Если у человека есть закрепленный имидж, то постыдные удовольствия ставят его под сомнение. Может ли профессионал развлекаться и смотреть шоу «Топ-модель по-американски»? Или читать вместо «умной» литературы бульварные романы? Делиться своими постыдными удовольствиями или нет — выбор человека».

Кристин Нефф, доцентка кафедры психологии образования в Техасском университете в Остине, в той же статье в The New York Times говорит следующее: «…Когда мы отдыхаем, мы думаем, что должны продуктивно использовать это время для решения проблем. Но для нас действительно полезно заниматься чем-то еще, кроме этого». По ее словам, потребление медиа — самое постыдное из всех постыдных удовольствий — может помочь нашему мозгу отдохнуть и восстановиться, предоставляя отсрочку в решении проблем.

Guilty pleasures могут быть достаточно странными с разных точек зрения или морали, но покуда они не нарушают закон, благополучие, физическое или психическое здоровье окружающих людей, не наносят прямого вреда организму или психике самого человека, они имеют полное право на существование, могут уменьшить стресс и помочь эмоциональной разрядке. И это нормально — не распространяться о своих маленьких привычках, чтобы чувствовать себя комфортно.

Да — профессионал может смотреть шоу «Топ-модель по-американски» или читать бульварную литературу и остаться профессионалом. Вы можете быть феминисткой и смотреть телешоу о холостяках — феминизма от этого в вас только прибавится.