Ане Монастырской — 21 год, она работает над своей музыкальной карьерой под псевдонимом U:LAV. В какой-то мере Аня пошла по стопам матери — оперной певицы Людмилы Монастырской, которая сейчас выступает в Европе.

Главная мечта Ани — чтобы музыкальное творчество стало основным видом деятельности. Первые шаги уже сделаны — недавно U:LAV выпустила первый клип и засела в студии за запись дебютного ЕР.

Детство 

Увлекаюсь музыкой с детства. Когда твои родители поют в опере, иначе и невозможно. Мама и папа работали в Киевском академическом театре оперы и балета для детей и юношества, который находится на Подоле.

В детстве немало времени проводила в гримерках — с открытым от восторга ртом наблюдала, как распеваются артисты, как их гримируют, укладывают волосы. Как сотрудники театра выносят декорации, и уже через полчаса-час темная и пустая сцена превращается в отдельный волшебный мир. Все это закулисье вызывало у меня бурную эйфорию.

В 10 лет сыграла маленькую роль в спектакле «12 месяцев». Я тогда была очень стеснительной, поэтому первый выход на сцену стал для меня невероятно волнительным моментом моей жизни. Никогда не забуду эту бурю эмоций — и страх, и счастье, и волнение, и эйфория. Все в одном флаконе. Зал аплодировал, а я получила свой первый актерский гонорар — тогда это было около 40 гривен.

Помимо музыки занимаюсь танцами, изучаю психологию. В детстве сменила четыре школы, периодически подвергалась буллингу из-за своего лишнего веса. До восьмого класса была очень затравленным ребенком, ведь мой религиозный отец учил смирению и тому подобное. Ни о каком самопознании или принятии себя такой, какой я есть, не могло быть и речи. Когда родители развелись, и я с мамой переехала в другой район города и сменила школу, начала немного раскрываться.

О девушке 

Музыка для меня всегда была излиянием эмоций во время душевных терзаний либо наоборот — сильного эмоционального подъема, умением безболезненно для общества и близких выплеснуть все, что накопилось. Сначала я изливала душу одной существующей для меня вселенной — пустой комнате.

Это был некий ритуал: раскрываться с помощью клавиш, зная, что никого нет рядом. Чуть позже добавилось понимание, что мне интересно не только играть, но еще и петь. Потихоньку появились какие-то амбиции, желание развиваться, знакомиться с другими музыкантами, искать свою команду. Я очень хаотичный творческий человек — осознание «хочу быть певицей» пришло в прошлом году.

Музыкальное вдохновение посещает меня во время переломных событий, когда заканчивается что-то старое, а я открываюсь новому. А в целом вдохновить может что угодно — от красивого дома до яркого попугая.

Первые песни написала благодаря своей девушке Насте. Тогда мы еще не встречались, просто переписывались в социальных сетях. Я узнала, что Настя пишет очень красивые стихи на украинском языке. Рассказала ей, что играю на фортепиано. Мы договорились встретиться у меня дома и поимпровизировать — наложить на ее стихи мою мелодию.

Это был волшебный вечер, горела огромная свеча, пустая квартира, мы вдвоем сидим возле фортепиано, вместе поем прямо на ходу придуманную песню. Тогда зародилась какая-то особенная магия между нами.

После этого мы с Настей создали группу, назвали ее TWOOє — от английского слова «two — двое», а на украинском читается как «твоє». Больше не поем вместе — Настя начала больше заниматься фотографией, а я создала свой личный проект U:LAV — в названии сочетание двух анаграмм — Ю ЛАВ (ты — любовь) и Ю ЛОУ (ты — закон).

Настя очень помогает мне в творчестве. Все мои фотосессии — ее рук дело. Она снималась в моем дебютном видео «Де ж тут жити?» — ее инопланетная внешность органично вписалась в идею клипа.

Вместе мы уже больше двух лет. В открытых отношениях. Очень рады, что все близкие поддерживают нас. Хотя и идиотов хватает. Когда идем по улице за руку, часто слышу в спину крики: «О, смотри, лесбиянки!» Как-то поехали на пляж, специально отплыли подальше, чтобы никого не смущать, и поцеловались. Какой-то мужчина начал нам кричать: «Что вы делаете?! Это же неправильно! Неприродно!» . Настя — моя вдохновительница и поддержка в минуты упадка. Кстати, лесбиянкой я себя не позиционирую. У меня есть любовь к Человеку, который в меня верит и дарит мне счастье.

Первый альбом 

Сейчас я пишу свой дебютный ЕР. Очень надеюсь успеть его закончить до конца этого года. Формат — электронно-этнический. Настроение — сказочное. ЕР пишу на студии Revet Sound у Сергея Любинского. Мне очень импонирует группа Vivienne Mort, узнала, где они делают свою музыку, посмотрела список других артистов, которые пишутся на этой студии. Интуитивно поняла, что здесь мне все понравится.

Надеюсь, что в определенный момент музыка станет для меня основным родом деятельности. Я неоднократно пыталась работать на «немузыкальных» работах — не складывалось никак. В 17 устроилась работать в колл-центр, но уже на четвертый день вышла из дома и пошла не в офис, а в другую сторону. «Что я тут делаю? Звоню людям и навязываю чьи-то услуги? Это же не мое совсем!» — промелькнуло в голове.

У меня нет цели хайпануть или стать популярной любой ценой. Благодаря музыке хочу открыть в себе самые сильные стороны характера, научиться отвечать за себя и свое творчество как за основную единицу моей личности. Хочу поделиться большим количеством мыслей, которые так давно накапливаются внутри. Большинство из них — в песнях под покровом символов, персонификаций, метафор.

Для меня песни — как таинство. Что-то, казалось бы, сокровенное, но при этом им хочется поделиться со всеми, оставить это как часть важной информации во вселенной.

Но все же я отношусь к музыке как к работе, стараюсь всячески совершенствовать себя и свой вокал. Слушаю популярных исполнителей, изучаю их подачу, их приемы, анализирую их музыку. Очень горжусь своей мамой как артисткой и очень благодарна ей, что она, несмотря на свой состоявшийся успех, дает мне творческую свободу и не указывает, какую музыку мне делать, только советует.

Cоветует не казаться кем-то другим, а выплескивать наружу то, что льется изнутри. Она как никто другой знает, что такое публичность, как важно беречь свою личность, не поддаваться на легкий хайп. Уверена, что трудолюбие и настойчивость помогут мне прийти к своей цели.

Клип

Первый клип «Де ж тут жити?» мне снимала начинающая режиссерка Саша Черзорова. Все получилось достаточно случайно. Я должна была работать с другой режиссеркой, не буду называть ее имени, потому что там получилась не очень красивая история. Если в двух словах, она сама предложила мне снять клип, а потом, когда дошло дело до организационных моментов, — умыла руки. Но я все равно ей благодарна за это предложение, потому что я уже была настроена на клип, злилась и искала ей замену.

Саша нашлась по сарафанному радио через моего знакомого оператора. Мы встретились, и, в отличие от всех остальных, она сразу же четко описала свою идею. У нее непростой характер, но она – человек дела. Меня это зацепило, и я согласилась с ней работать.

 

Снимали на Жуковом острове. Финальную локацию нашли за два дня до начала съемок. Сначала хотели снимать на Позняках, потом где-то возле Лукьяновки. Но там за аренду запросили неподъемную для нас цену. Мне позвонила моя девушка и сказала, что увидела на карте какой-то песчаный карьер. Им и оказался Жуков остров.

На кастинг пришло больше 30 танцоров, что меня очень удивило — ведь я пока что не известная артистка. Отобрали пятерых самых подходящих. Костюмы для них покупали на секонд-хенде возле метро «Лесная».

Самое сложное для меня сейчас — справляться с огромным количеством необходимых мер для того, чтобы достичь своей цели и сделать музыку моим основным занятием.

Сложно понимать, что общение с подписчиками в инстаграме должно быть не просто по вдохновению, но еще и моей ежедневной работой. Сложно принять, что каждый день — это очередное сражение за внимание.

Сложно понимать, что конкурентов много и не всегда бой выигрывают самые талантливые или самые трудолюбивые. Что сейчас эра смены одного хайпа на другой. И, наверное, самое сложное на данный момент — быть целиком уверенной в себе. Упорства мне не отнимать, но мнительность — тоже мой спутник. Пытаюсь прорабатывать это и больше жить моментом «сейчас», а не «что, если…».