Из 16 лет своего обучения в формальных образовательных институциях (девять лет — школа, два года — лицей, пять лет — университет) я вынесла одну непреложную истину: знание должно быть непременно объективным, а к процессу анализа нужно подходить с холодным сердцем и трезвым рассудком. В серьезной науке не место чувствам и эмоциям. Преподаватель – оракул, языком которого говорит с вами воплощенное знание.

Сейчас иронично смеюсь, но в то же время завидую наивной себе того времени. Для сравнения, основной вывод после окончания гендерной магистратуры я бы сформулировала так: когда идешь в библиотеку, важно не забыть салфетки, от слез в книгах расплываются чернила.

После восьми лет в гендерной теме в моей жизни больше нет ни абсолютного знания, которое можно доподлинно передать в массы, ни веры в свободу от субъективности. Мы остаемся собой, даже если погружаемся в научный процесс или воображаем себя экспертами и экспертками. Вместо того чтобы бежать от себя, подавлять эмоции, лучше потратить это время на то, чтобы разобраться в себе и своих реакциях на те или иные процессы.

История первая. Про чувства и личный опыт

Как так получилось, что сессия по гендеру дала мне больше, чем годовой курс терапии?

Из обратной связи.

На данный момент написаны сотни тысяч текстов о гендере, которые вы можете прочесть и даже выучить наизусть, можно пройти, прослушать, просмотреть тренинги, лекции, воркшопы на гендерную тему. Это поможет вам больше узнать о гендерной теории, но понять ее можно только через погружение в нее. Не бывает абстрактного гендера – это всегда про нас, тебя и меня, наших родных. Как выглядит моя гендерная жизнь? Что я по этому поводу чувствую? Почему так происходит? В центре гендерного знания стоит субъект – носитель определенного опыта. И нет здесь иерархии – любой опыт ценен и важен.

Из личного опыта. Однажды во время выставки о дискриминации женщин на рынке труда на меня накинулся посетитель с аргументами «Да вы совсем уже со своим гендером!», «Не верю!» и др. Я начала рассказывать о дискриминации, с которой сталкиваются мужчины, приводить примеры и статистику. А в ответ услышала: «Вы знаете, в 90-х меня никто не хотел брать на низкоквалифицированную работу, т.к. в трудовой значилось высшее образование. А мне нужно было кормить семью». Иногда вопросы вроде «Ок, а каково вам живется в вашем гендере? Что вы по этому поводу чувствуете?» могут оказаться эффективнее сотни примеров.

История вторая. Про власть, личные ценности и выстраивание горизонтальных процессов

У нас курс по квир-теории. Меня ваше мнение вообще не интересует. 

Из опыта травмированных студенто_к.

Гендер – это о том, как в обществе распределяется власть, как функционируют стереотипы и привилегии. Этот факт накладывает множество ограничений на преподавание гендера, а также оказывает влияние на мою жизнь. Например, мне сложно представить, как можно, используя авторитарные методы, преподавать критику патриархатной модели власти. Это чтобы на примере лучше было видно? Или говорить студентам и студенткам о важности борьбы с дискриминацией, а самой молчать в ответ на сальные комментарии и сексистские шутки. Имею ли я право в таком случае учить студенто_к тому, чему самой следовать не получается?

Но не вздумайте сочувствовать моему тяжкому преподавательскому бремени. Сомневаюсь, что, будь я в душе мизогинной сексисткой с диктаторскими замашками, меня бы вообще в это направление потянуло. Подобные «ограничения» — это вызов, который позволяет развиваться и совершенствоваться. Проще говоря, гендер – это еще и о том, как имплементировать в жизнь те или иные ценности и рефлексия нон-стоп, как этот процесс проходит и что ему мешает/помогает.

Выстраивание горизонтальных процессов в преподавательском процессе можно сравнить с деревом: вначале ты его взращиваешь, поощряешь инициативу студенто_к, стимулируешь обратную связь, а потом это же дерево тебя укроет от дождя, когда студент_ки, полноправные участники образовательного процесса, сами помогают выбрать траекторию развития курса, создают собственные проекты и инициативы.

История третья. Про падение авторитета преподавателя, примеры из жизни и трусы

Лена, да ответь ты конкретно хоть на один вопрос!

Из обратной связи.

Раз уж гендер – это про ваш личный опыт, то нет в этом «делании гендера» лучшей эксперт_ки, чем вы сами. Как нет больше и фигуры учителя – непреложного авторитета и носителя правильных ответов. Я задаю вопросы, помогаю ориентироваться в текстах. Анализировать, рефлексировать и находить ответы – остается за студент_ками.

Раз уж «авторитетной» быть больше необязательно, это дает мне свободу экспериментировать, не быть идеальной, смеяться над собой и вставлять иногда истории из личного опыта. Упоминание опыта имеет две цели: показать, что все мы люди, которые не застрахованы от казусов и ошибок, и стыд порой можно обратить в смех; стимулировать ответные примеры – если уж преподаватель такое рассказывает, то и мне можно.

Конечно, я не избежала борьбы со своими внутренними демонами, особенно в начале преподавания: воспримут ли меня всерьез? Достаточно ли я убедительно говорю/выгляжу? Можно ли сохранить авторитет и уважение, если студентам принадлежит право решающего голоса? Грызть себя за то, что ты НЕДО (недостаточно знающая, чувствительная, эмпатичная, рефлексивная, понимающая) – любимая забава большинства, особенно начинающих преподаватель_ниц. Однако понимание того, что я просто не могу по-другому, было важной частью принятия своей тренерско-преподавательской идентичности. Пусть и не быть мне как моя классная, которая прямо на уроке стопкой тетрадей разбила нос моему однокласснику, может, оно и к лучшему. «Держать лицо» — безумно трудоемкий процесс, быть собой гораздо полезнее для здоровья.

Из личного опыта. Однажды я рассказывала социальным педагогам, как важно говорить об интимных вопросах с девочками для выстраивания доверия. Связь между месячными и распознаванием насилия была не очевидной, поэтому спонтанно возникла про трусы.

Собственно история. В моей семье секспросвет сводился к тому, что меня научили, как правильно вешать сушиться трусы. Их следовало вешать задней стороной, дабы часть, которая соприкасается с половыми губами была недоступна чужому (такие слова, как «половые губы», всуе приличным девушкам произносить не положено, поэтому дословная цитата звучала как «эта часть»), особенно мужскому взору. Прошло много лет, как-то мой парень возьми да и заяви: «Лена, у моей мамы прокладки остались, может, тебе нужно?» Я была ужасно оскорблена: как смели они помыслить, что у меня вообще есть месячные? И как смели обсуждать такое? Это история о том, как сложно строить доверительные отношения, если важная составляющая жизни должна оставаться непроговоренной. Как можно понимать себя, свои желания, чувства и эмоции, если ими нельзя делится? И как велик риск того, что, если что-то страшное случится или будет происходить, об этом никто не узнает, т.к. говорить всегда более стыдно, чем терпеть и молчать.

Тот тренинг давно забылся бы, если бы через два месяца после него я не встретила одну из участниц, которая знакомила меня с подругой: «Это Лена. Помнишь историю про трусы я тебе рассказывала? Так вот это она».

На подготовку тренинга я потратила два дня, перечитала море книг и статей по секспросвету, магистерская степень, более 10 лет опыта проведения тренингов, но все это меркнет рядом с историей про трусы.

История четвертая. Про уязвимость, поддержку и изменения

Есть ли жизнь после гендерной теории?

Название образовательного упражнения

Гендерный порядок можно сравнить с матрицей – гендерные роли, как правило, исполняются по инерции, пока мы не начинаем задумываться об их существовании. Мы живем в социуме, но разглядеть социальные слои, понять, как работают нормы и влияют на твою жизнь, требует специальной подготовки. В этом и состоит главная задача гендерного обучения: понять, что я в жизни делала от своего имени, а что требовало от меня общество. Увидеть эти слои гендерной матрицы может оказаться очень болезненным экспериментом. Как же так? Везде гендер и везде дискриминация — и как с этим дальше жить?

По-моему мнению, изучение/осознание гендера происходит по классической схеме: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Раз уж я имею непосредственное отношение к «причинению добра и нанесению пользы», мне кажется важным организовать процесс поддержки студенто_к в процессе изучения гендера. Во время курса для каждой группы создается «чат поддержки» онлайн, где можно не только обсудить рабочие вопросы, но и гендерные новости, поделиться реакцией вашего окружения на то, что вы изучаете гендер (а она незамедлительно последует). Как у кого проходят изменения — это еще и традиционный вопрос, который обсуждается на парах. Поддержка единомышленников, которые находятся на том же этапе, что и ты, помогает набраться смелости менять свою жизнь. Пусть даже и на уровне микро-практик.

Зачем на это тратить время? Мало просто понять и осознать собственный опыт с точки зрения гендера и неравенства, важно еще и выработать правила сосуществования с собой и с окружающим миром с учетом этого знания. Нет универсальных ответов – до них нужно добраться самостоятельно.

Вместо заключения

За что нас стыдить обществу, если мы принимаем и гордимся своими несовершенствами?

Я до сих пор не знаю правильных ответов. Не могу с уверенностью сказать, что я делаю все «правильно», так как не верю больше в существование универсального «правильно». Но мне все еще хватает смелости быть честной с собой и со своей аудиторией, пробовать, изобретать и задавать вопросы.