Секс считается одной из базовых потребностей человека и одним из главных источников физического наслаждения. Три женщины рассказали, почему решили исключить секс из своей жизни.

Карина, 42 года, живет без секса 5 лет

Я встретила мужа, когда мне было 16 лет. Влюбилась по уши, это было взаимно. Роман развивался стремительно, как и подобает подростковой любви, с бурей эмоций и чувств. Первый секс был фееричным, мы сошлись, как пазлы. У обоих это произошло впервые, но то ли из-за большой любви, то ли из-за страсти неловкости практически не было. Через два года у нас родилась дочь.

Первое время все было чудесно, муж носил нас на руках, заботился и ухаживал. После того как врачи разрешили вернуться к сексу, мы не вылезали из постели. Всегда удивляли друг друга какими-то новыми фишками, и нам никогда не было скучно.

Я не понимала, когда подруги жаловались на своих мужей, говоря, что те совсем не уделяют им внимания, и гордилась своим мужчиной. Когда ребенку было пять, мужа сократили на работе. Время тяжелое, найти работу сложно.

Муж все накопленные нами деньги вложил в одно, как мне казалось, сомнительное дело, и жизнь круто изменилась. Теперь деньги текли рекой: мы переехали в дом, стали лучше одеваться, путешествовать, хорошо питаться, в семье появились домработница и гувернеры для дочери, которые обучали ее французскому.

Пока муж добивался успехов в бизнесе, я старалась не упустить себя и соответствовать его статусу. Хотя внутри понимала, что такая жизнь не для меня.

Из-за рождения ребенка я не поступала в университет, у меня не было высшего образования, и претендовать на достойную должность в хорошей компании я просто не могла. Окончила несколько курсов, но меня бросало из одного в другое – я не могла найти себя. Сейчас понимаю, что из-за внутренней неудовлетворенности стала вечно недовольной и требовательной, тогда я думала, что поступаю верно.

В 30 лет заметила, что муж ко мне охладел. Все чаще стал избегать секса, задерживаться на работе. Через два года он пришел домой, собрал свои вещи и съехал. Внутренне я знала, что когда-нибудь случится нечто подобное.

После его ухода я замкнулась в себе и вовсе не могла думать о сексе. Моя дочь готовилась к поступлению в вуз, и я сосредоточилась на этом и на том, чтобы найти себя.
Мне не хватало близости в то время. Даже не самого полового акта, а тактильности, чтобы кто-то прикоснулся ко мне, погладил, поцеловал и прижал к себе. Мне хотелось почувствовать тяжесть мужского тела, его запах и ежик волос под руками.

В 35 попыталась встречаться с мужчинами. Первое время было страшно допускать кого-то к своему телу и душе. Потом узнала, что бывший муж нашел себе другую женщину и женился, у них родился ребенок, и я окончательно завязала со свиданиями и какими-либо отношениями.

Не могу сказать, что намеренно отказалась и воздерживаюсь от секса, просто так получилось. Сначала, конечно, было тяжело, но со временем отпустило.

Иногда я мастурбирую, но это, скорее, чтобы снять физическое напряжение и выпустить пар. Я не исключаю, что могу встретить человека, с которым построю отношения, и у нас будет великолепный секс, но сейчас верю в это мало.

Лиза, 25 лет, живет без секса 4 года

До того как мне исполнилось пять, мое детство было безоблачным. Потом внезапно умер отец – оторвался тромб. Я была маленькая, но очень хорошо помню похороны. Тогда ярко светило солнце, и я не могла понять, как в такой день может быть солнечно.

После смерти отца мама перестала быть собой. Из красивой и сильной женщины она превратилась в осунувшуюся тень, стала пить. Уже в семь лет я убирала, готовила, ходила на базар. Несмотря на то, что старалась следить за порядком в доме, он все чаще стал походить на гадюшник. У нас всегда были какие-то сомнительные люди.

Иногда у мамы происходили просветления, она выгоняла всех из квартиры, приводила ее в порядок, и мы жили вдвоем спокойно. В один из таких эпизодов у мамы появился сожитель. Его звали Роман, он отличался от всех, держал маму в ежовых рукавицах, и при нем она не пила. Рома мог починить любую вещь в доме и даже сделал ремонт. Я поверила, что теперь наша жизнь может наладиться. Думала, что Рома – хороший и добрый человек.

Однажды я проснулась ночью, чтобы попить воды. На кухне сидел Рома. Он спрашивал меня об успехах в школе, потом стал хвалить, какая я молодец, что в своем возрасте ухаживала за мамой. Во время разговора он подсаживался ко мне ближе и ближе, и в конце я обнаружила, что он положил одну руку на мою внутреннюю часть бедра, а другую — на поясницу. Он поглаживал меня и говорил ласковым тоном, а я сидела в оцепенении и не могла вымолвить ни слова.

Мне было 11, я смутно понимала, что такое секс, и в тот момент мне казалось, что происходит что-то мерзкое и грязное. В ту ночь я больше не могла уснуть — лежала под одеялом, укрывшись с головой. Какое-то время Рома ко мне не прикасался, и мы казались обычной семьей. Я убедила себя, что все придумала и что в этом не было ничего такого. Несмотря на то, что я была взрослой для своих лет, я все еще оставалась ребенком и мне умела легко забывать.

Потом мама с Ромой поженились, и эти эпизоды повторялись все чаще. В такие моменты отчим говорил «моя любимая девочка», называл меня своей «доченькой» и просил не говорить маме, потому что она снова запьет и это будет моя вина. Его действия казались противоестественными и страшными, но я боялась, что его предсказания сбудутся, поэтому молчала.

Когда мне было 12 лет, он вошел в мою комнату, при ночном свете я увидела его взгляд и поняла, что мне конец. Тогда он впервые изнасиловал меня. Мне было настолько плохо, что в тот же день я заболела: у меня был жар, озноб и рвота. Я пыталась сказать маме, но она мне не поверила, думала, что я брежу. Такое повторялось еще множество раз, пока мне не исполнилось 16 лет, и я не сбежала из дома.

Я тогда попала в тусовку интеллигентных творческих ребят, которые мне помогли. Сейчас понимаю, что мне очень повезло, ведь я не пошла по наклонной. Первый секс стал для меня огромной травмой, я не думала, что когда-либо захочу попробовать это вновь.

Но в 19 лет я встретила человека, которого полюбила. Не сразу, но рассказала ему о своем прошлом, и тогда он понял меня. Мы пытались заниматься с ним любовью, но для меня этот процесс был болезненным и страшным, во время полового акта у меня могла начаться истерика. Последний раз мы попробовали, когда мне был 21 год, и после этого мой молодой человек сказал, что так больше не может. Я на него не обижаюсь и благодарна, что он со мной был все это время.

Я живу без секса уже четыре года. Откровенно говоря, вообще не могу думать о сексе, пока он для меня равносилен насилию и унижению. Несколько лет назад я обратилась к психологу, и мы заметно продвинулись с этой проблемой. В течение многих лет я много раз пыталась поговорить с мамой, но она мне не верит, говорит, что я фантазирую. Поэтому я приняла решение больше не общаться с ней. Не знаю, смогу ли наладить свою жизнь. Но мне очень хочется верить, что когда-нибудь буду счастлива, любима и у меня будет прекрасная семья и дети.

Валя, 31 год, живет без секса 6 лет

Я осознала свою сексуальность лет в пять. Примерно тогда испытала первый оргазм от трения об одеяло. По мере взросления меня не покидали мысли о сексе. Впервые он случился со старшеклассником, когда мне было 14. До этого я уже активно занималась самоудовлетворением. Все девочки, которых я знала, сексом не интересовались, и меня это немного беспокоило.

После моего первого секса парень раструбил об этом на всю школу. Меня это очень злило, но, наверное, из-за этого и пустилась во все тяжкие. Я часто меняла партнеров, попробовала, наверное, все виды секса, которые есть. Но чем больше у меня было секса, тем сильнее ощущала свое одиночество.

Лет в 25 я случайно попала к психологу, рассказала о своей жизни. Он оказался хорошим специалистом и помог мне понять, что у меня не просто тяга к сексу, а зависимость от него. Психолог порекомендовал мне пройти обследование организма, сдать анализы на гормоны, чтобы исключить физиологические причины моей патологии.

Тогда я узнала, что у меня ВИЧ. Это был самый страшный период в моей жизни. Казалось, что жизнь кончена. Меня стали преследовать суицидальные мысли, и я совершила попытку покончить с собой. Мне удалось выжить. Я подумала, что это знак — наверное, у меня должна быть какая-то миссия.

После этого я полностью исключила секс из своей жизни. Он и так принес мне слишком много бед. Моя слабость перечеркнула все мое будущее, возможность жить в здоровой и полноценной семье. В тот период я приняла решение больше никогда не вступать ни в какую близость – ни физическую, ни духовную. Но, как говорится, «никогда не говори «никогда».

Артема я встретила на одном из вечеров, организованном обществом психологов. Оказалось, что он холодно относится к сексу, совсем не испытывает в нем потребности. Мне эта ситуация тогда показалась очень забавной: нимфоманка и импотент.

Мы с Артемом стали проводить много времени вместе, я никогда не думала, что с мужчиной можно заниматься чем-то еще, кроме секса. Я ему рассказала о своей жизни и диагнозе, он принял это, и мы решили съехаться. Сейчас живем вместе уже пять лет, и у нас нет секса.

Мы друг для друга партнеры и интересные собеседники, у нас очень сильная духовная связь. Кто-то может назвать наш союз ненормальным. Но ненормальна, на мой взгляд, зацикленность многих людей на сексе и все, что к нему относится. Очень печально, что близость в основном определяется тем, что ты пустил кого-то в свою постель.

Сегодня, несмотря на диагноз, я живу полноценной жизнью: принимаю терапию, помогаю людям с такими же проблемами, как у меня, общаюсь с друзьями и у меня есть любимый человек. Если бы была возможность что-либо изменить в своем прошлом, я бы это сделала, но такой возможности у меня нет, поэтому стараюсь дожить свой век так, чтобы мне больше не было стыдно за себя.