Мой экс-бойфренд просил меня дома ходить в платье или юбке. Ему нравилось, чтобы платье было покороче, ведь так женственнее. Не важно, что в этот момент я могла готовить ужин, убирать квартиру, и мне было совсем неудобно в такой одежде.

Но тогда я была готова идти на уступки. Постепенно в моем гардеробе появились милые платья до середины бедра, одежда стала более пестрой. Я выбирала цветочные принты в пастельных оттенках, создавая образы современной Лолиты. Парень это поощрял и даже покупал мне новую одежду.

В какой-то степени это были абьюзивные отношения. Ведь это касалось не только платьев, а того, как выглядит мое тело и куда мы идем вечером. Я была влюблена и мирилась с его стремлением быть главным.

Отрезвил меня один случай в автобусе. Сентябрьским утром я ехала на пары. В голове крутились задачи на день – я полностью погрузилась в свои мысли. Рядом стоял высокий, немного хмурый мужчина. Он был одет во все черное, коротко стриженный в шапке бини, которая совсем ему не шла. Лицо слегка перекошено, а взгляд отстраненный, холодно-серый. Я обратила внимание, когда он зашел. Нельзя сказать, что он был неприятен, но меня точно не зацепил – не в моем вкусе.

Автобус двинулся, кондукторка прокричала объявление о покупке билетов, когда я почувствовала щекотку на своем бедре и легкое движение моего платья Лолиты. Сначала не поняла, что произошло. Переминалась с ноги на ногу и продолжила слушать музыку в наушниках. Мужчина оказался настойчивым, уже через минуту я ощутила его руку на внутренней стороне моего бедра. Меня охватил ужас, тело онемело, хотелось закричать. Но я не смогла. Меня как заклинило, я была не в состоянии пошевелиться, хотелось провалиться куда-нибудь под автобус. Мне было стыдно за него. Я дергалась, отодвигалась, зло на него смотрела, но закричать или громко сказать, чтобы он перестал, так и не нашла сил. Выскочила через одну остановку. Оказавшись на улице, я чувствовала себя так, будто на меня вылили ведро грязи, хотя и то было бы приятнее.

Не знаю, было ли связано поведение мужчины с моим внешним видом. Я не выглядела слишком вызывающее. Ну кто в юности не носил милых платьев выше колена?

Этот случай заставил задуматься над восприятием себя и своей женственности. Обществу по-прежнему продолжают скармливать нарочитую сексуальность через мини-юбки, глубокие вырезы и голое тело. Мы живем со стереотипом, что женственная девушка – это такая куколка в забавной юбочке, которая всегда тебе рада, наготовила вкусной еды, улыбается и не имеет проблем. Но ведь женственность – это не то же самое, что и пол и, тем более, не регулируется одним внешним видом.

То, как человек одевается – он проявляет свой внутренний мир. Кому-то нравятся романтичные образы – блузки с объемными рукавами-фонариками, а кому-то – строгие структурированные жакеты и брюки-кюлоты.

Чаще всего выбираю второй вариант. При этом внутренне ощущаю себя ранимой, люблю красивые легкие, скользящие ткани, сладкие ароматы, длинные льняные платья в жару, оверсайз-свитера зимой в сочетании с прямыми джинсами и небрежно собранным пучком волос. Мои движения все так же плавные, хотя немного неуклюжи.

Для мужчины из моих прошлый отношений я давно перестала быть порхающей бабочкой.  А юбки я всегда не любила. Сегодня позволяю себе ходить чаще в брюках, люблю объемные рубашки, из которых выглядывает хрупкая кисть, и платья длины миди.

Стала ли я от этого менее женственной? Элрой Виндзор в Международной энциклопедии социальных и поведенческих наук говорит о том, что феминность нельзя понимать как фиксированный набор характеристик всех женщин. Идея женственности представляет собой гораздо более широкую концепцию, чем просто макияж и высокие каблуки, а сам термин не имеет гендерной принадлежности.